aif.ru counter
625

Стресс на пятёрку. Стоит ли отменять ЕГЭ ради спокойствия школьников?

Какая радость, что сейчас при поступлении в вузы почти не нужно сдавать экзамены. Бедные дети и так натерпелись ужаса, сдавая ЕГЭ, и лишние переживания были бы вредны для их здоровья. Примерно так можно охарактеризовать позицию некоторых учителей и родителей в разгар приёмной кампании в вузах края.

На минувшей неделе о стрессах, связанных с учёбой, и, в частности, со сдачей экзаменов, говорили и эксперты края. Поводом стал случай трагической гибели 16-летнего школьника в одном из сёл Республики Алтай после сдачи Государственной итоговой аттестации. Это сто лет назад 16-летние могли командовать полком, а в 18 лет ловить банды в Хакасии. Нынешние выпускники школ зачастую не обременены не только ответственностью за других людей, но и за себя. Для них может оказаться очень значимым любой жизненный стресс.

Повод – не причина

Четверть века назад школьники и учителя о ЕГЭ не слышали. Выпускные экзамены в школе сдавались в ходе двухнедельного марафона. Форма испытаний была различной – так, на экзамене по английскому языку в комиссии со школьным учителем сидели преподаватели педагогического вуза, а сочинение писалось в спортзале, куда со всей школы перетаскивали парты.

После школы всё повторялось в вузах. В отличие от школы, здесь не было знакомых преподавателей, а об особенностях экзаменов можно было узнать на подготовительных курсах. Главное, что внушали абитуриентам, – «не важно, что вы знаете, важно произвести на экзаменаторов хорошее впечатление». И действительно, нерешительные знайки получали порой баллы ниже, чем весёлые болтуны, компенсирующие нехватку знаний общим кругозором и словесной изворотливостью.

Фото пресс-службы Министерства образования

Сегодня вместо этого есть ЕГЭ. По мнению Дмитрия Труевцева, заведующего кафедрой клинической психологии АлтГУ, единый государственный экзамен – это огромное благо. По той простой причине, что поступление в вузы теперь абсолютно прозрачно и понятно. Дети лишены двойного стресса, который был при школьных и вступительных вузовских экзаменах.

Детей психологически начинают готовить к сложной процедуре ЕГЭ с шестого класса. Никто не отрицает психологической значимости для школьника результатов, которые он может показать. Но экзамен – это способность человека в сложной ситуации продемонстрировать устойчивые остаточные знания. Именно в стрессовой ситуации человек может показать то, что он знает чётко. А чтобы показать знания – нужна предварительная подготовка, которая и ведётся. Сейчас в рамках проекта формирования жизнестойкости обучающихся в большинстве школ края ведётся психологическая подготовка к ЕГЭ – работают психологи, которые выявляют и снижают уровень тревожности у школьников.

Может – не обязан

Поэтому говорить, что стресс от экзаменов может стать причиной гибели ребёнка – это путать причины и поводы. Психология различает факторы риска и внешние проявления. Не стоит случайные события, которые происходят в жизни ребёнка, бездумно соотносить с принятыми им решениями. К примеру, многие школьники сталкивались с несчастной любовью или неудачной сдачей экзаменов, многих оскорбляли и унижали одноклассники или учителя. Но большинство выходит из этих ситуаций без потерь, принимает по итогу взвешенные и верные решения. Поэтому психологи не согласны с декларируемой в обществе связью ЕГЭ с детской депрессией. По статистике, куда больше волнуют детей не экзамены, а конфликты с родителями.

Фото: АиФ/ Фото Александра Фирсова

Другое дело – завышенные ожидания родителей от ребёнка. Очевидно, что далеко не всем выпускникам школ нужно идти учиться в университет. Важно, чтобы не было двоек, чтобы все осваивали учебную программу – базовый уровень знаний должен быть у всех, но отличников не должно быть много. Сейчас и так слишком много высшего образования и взрослые создают у детей неверную мотивацию, что все они должны сдавать экзамены на «отлично» и куда-то поступать.

С такой точкой зрения согласна и Ирина Дроздова, начальник отдела общего образования Главного управления образования Алтайского края. В прошлом учителям приходилось не по одному разу переписывать выпускные сочинения учеников, претендующих на «золотую» медаль, и это было профанацией. ЕГЭ более объективный способ оценить знания, хотя и у такой формы аттестации есть свои особенности. Вопреки страхам родителей, видеоконтроль и применение металлоискателей на экзамене не являются фактором большого стресса для детей – в любом магазине они проходят через это и не пугаются.

Поддержка родных

Но Сергей ПИСАРЕВ, депутат АКЗС и бывший учитель географии, считает психологические нагрузки на детей во время ЕГЭ чрезмерными. Никому не нравится, когда за ним наблюдают, особенно в такой ответственный момент, когда его считают заведомым злоумышленником, желающим пронести на экзамен мобильный телефон или шпаргалки.

Фото: АиФ/ Фото Александра Фирсова

Лучше было бы, если бы у ребёнка был выбор – сдавать ЕГЭ, которое нужно для поступления в престижные вузы Москвы и Петербурга, или обычные экзамены, достаточные для обучения в домашнем регионе. «У нас не все дети формируются психологически к 18 годам. Насколько мне известно, полностью жизненные установки формируется только в 25 лет. А мы ребёнка уже в 15-16 лет сталкиваем с огромным стрессом в виде сдачи ЕГЭ!», – возмутился депутат.

По мнению Александра Микушина, иерея, священника Иверского семинарского храма, чтобы ребёнок не воспринимал события в жизни такие как экзамен, как большой стресс, нужно чтобы к нему в семье относились с любовью, пониманием, чтобы родители всегда были готовы поговорить с ним и при этом молились за него. Любое испытание, из которых состоит жизнь, можно пройти достойно, когда есть вера и надёжные руки родных, готовые поддержать в любой ситуации.

Мнения

Ольга Плешкова, начальник отдела воспитания и дополнительного образования Главного управления образования Алтайского края:

– Образовательные организации законодательно обязаны оказывать психологическую помощь учащимся. За последние три года число педагогов-психологов в школе возросло в три раза. Предпринимаются все меры, чтобы их стало больше, повышалась их квалификация. Сейчас меняются программы в педагогических вузах, чтобы любой психолог, пришедший работать в школу, умел выявлять, диагностировать тревожных детей, передавать их специалистам.

Даже если работники школы не замечают озабоченности ребёнка предстоящими экзаменами, его депрессию или стрессовое состояние – право родителей обратить внимание педагогов-психологов и классных руководителей на проблемы школьника. Родители сегодня являются полноправными участниками отношений в школе – через родительские комитеты. Другое дело, что завышенные ожидания родителей от своих детей являются причиной многих бед. Поэтому сейчас работа с родителями выходит на первый план.

Марина Афанасьева, председатель общественной организации «Краевой союз за здоровое развитие детей»:

– Не стоит путать причины и поводы. Поводом может быть какой-то случай в жизни, но он не является причиной. По исследованию Главного управления по здравоохранению края, только 65% обследованных подростков имеют психологическое состояние, близкое к норме. У 25% школьников были выявлены различные расстройства, у 8% – клинические проявления депрессии, а 2% нуждались в назначении терапии. Это говорит о том, что детская психиатрическая и психологическая служба в крае представлена очень слабо. Не во всех районных больницах есть даже взрослые психиатры, не говоря уже о психологах. Чаще всего детские психологи есть только в образовательных учреждениях, но их мало и они, как любой специалист в образовании, просто завалены отчётностью – на работу с детьми у них остаётся очень мало времени. В итоге, если и родители заняты, что не успевают вникнуть в проблемы ребёнка, у школьника возникает ощущение, что он никому не нужен. Поэтому важно налаживать работу и с родителями, и со школой.

Евгений Андриенко, совладелец сети тренажёрных залов:

– По-моему, само значение экзаменов слишком преувеличено. Экзамен – это срез знаний по конкретному предмету в конкретное время дня. Если проводить экзамен на три часа раньше или позже – результат может быть другим. Баллы ЕГЭ – очень условные цифры. И не нужно придавать им большое значение, тем более устраивать из экзаменов особое мероприятие с досмотром детей. Или с шестого класса нагружать мыслью, что в жизни случится такое эпохальное событие как экзамен.

В существующем виде ЕГЭ ограничивает детей. Обычный экзамен позволял раньше человеку показать себя. Он мог ответить неправильно, но при этом показать ход мысли преподавателю, получив в итоге хорошую оценку. А на ЕГЭ человек, который знает, думает, старается, но выбирает неправильный ответ, может показать худшие результаты, чем тот, кто не знает, не думает и выбирает ответ наугад. Но кто лучше – думающий или удачно играющий в рулетку?

Что касается стресса, который испытывают на экзамене, – важны не только знания, но и то, как человек справляется со стрессом, как решает проблемы. Система тестирования ограничивает человека тремя вариантами, но в жизни вариантов гораздо больше. И в большинстве случаев приходится искать верные решения не в тестовых заданиях, а в живом общении с другими людьми.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах