aif.ru counter
172

Школа будущего: физкультуры больше, русского языка меньше?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. "АиФ-Алтай" 31/08/2011

Главные опасения противников этих нововведений были связаны с тем, что набор бесплатных образовательных услуг сократится, полноценные знания в школе смогут получить только те, за кого заплатят родители.

А возможность индивидуального выбора изучаемых предметов приведет к тому, что не готовое к такой ответственности и часто не мотивированное к учебе большинство современных детей вырастет в армию люмпенов – деклассированную безынициативную массу без социальных корней, нравственного кодекса, готовых безрассудно повиноваться существующему режиму.

В чем-то сгущение красок очевидно, но и справедливые критические замечания есть. Где опасения оправданы, а где раздуты – в этом накануне 1 сентября мы разбирались с нашими гостями в ходе «круглого стола».

 Начальную школу продлили?

 Модератор:

– В чем суть новых образовательных стандартов, кого они коснутся?

Юрий Абдуллаев, заместитель начальника краевого Управления по образованию и делам молодежи:

– 1 сентября прозвенит звонок и почти 25 тысяч первоклассников пойдут обучаться в школы по новым стандартам. Стандарты начальной школы уже приняты, утверждены как государственный документ. Их обсуждение прошло достаточно спокойно.

Было высказано очень много поправок, но ажиотажного обсуждения стандартов начальной ступени и ступени основного образования ни в РФ, ни в Алтайском крае не было. В первую очередь, потому что в основу этих стандартов легли многие идеи наших педагогов-новаторов, которые зародились еще в конце 80-х-90-х гг., нашими практиками-учителями уже реализовывались. Наверное, поэтому многие увидели в стандартах начальной школы то, к чему мы очень долго шли. В основе стандарта нового поколения лежит принцип развивающего обучения.

Администрацией края сделано все, чтобы новые стандарты действительно реализовывались по-новому. Так, все первоклассники у нас сядут за новые парты, которые отвечают требованиям нового СанПина и во многом повторяют те парты, за которыми сидели наши бабушки и дедушки – с той плоскостью наклона, которая наиболее эргономична, с регулировкой по высоте.

Так, в соответствии с новыми правилами СанПина, в каждый первый класс будут поставлены конторки, чтобы ребята, которые устали, могли заниматься стоя.

Также будут оснащены рабочие места учителя, полностью переоснащены более 500 библиотек, в них появятся компьютеры, чтобы учитель мог выйти в Интернет, получить доступ к копировальной технике, сканированию, делать необходимые распечатать и идти с этим материалом на урок.

То есть технические условия стандарта будут обеспечены. Кроме того, мы повысили квалификацию всем учителям, которые набирают первоклассников, плюс до конца года еще 2000 человек (руководители школ, в том числе заведующие учебной частью, заместители директоров по воспитательной работе) пройдут повышение квалификации. Так, кадровые условия тоже будут подготовлены.

С 1 сентября объем внеурочной деятельности составит до 5 часов (первый вариант стандарта предполагал до 10 часов). Мы очень бы не хотели, чтобы эта внеурочная деятельность превращалась в дополнительные занятия по предмету – это совсем не то, что лежит в основе стандарта.

Внеурочная деятельность – это межпредметные связи, проекты, которые помогают объединять учеников разных классов, разных параллелей. Это то, что изменяет уклад школы. Понятие это, может, забытое, но его нужно вспоминать. Без дополнительного образования, без наших спортивных, музыкальных школ это очень сложно реализовать. Поэтому уже сегодня 89 школ заключили договоры с этими учреждениями.

Кроме того, с 1 сентября произойдет повышение заработной платы учителей, она будет равняться средней заработной плате по экономике региона с дальнейшим повышением еще в 2012 году. Также учителя начальных классов будут получать такую же ставку за новую продолжительность рабочего времени, как и остальные учителя.

То есть бывшая ставка 20 часов у них отменяется. Это дополнительное финансирование – несколько сот миллионов рублей, деньги в краевом бюджете уже найдены и это будет обеспечено.

Таким образом, новые стандарты начальной школы обеспечиваются и сегодня главное, чтобы управленец, директор, учитель обеспечивали получение нового качества образования, чтобы новые стандарты при старых подходах и методах не стали для ученика дополнительной нагрузкой.

Галина Кузовкина, завуч по начальной школе МБОУ «Лицей №130»:

– По внеурочной деятельности больше вопросов, чем ответов. Теоретически я представляю это, а как это получится на практике, не знаю.

Допустим, у нас 4 урока в первом классе. После этого ребенок должен обязательно, чтобы заняться внеурочной деятельностью второй раз покушать, погулять, пройти (у нас внеурочная деятельность будет проходить не в школе) в центр детского творчества. Там он будет заниматься два часа. Допустим, мы его покормим, допустим, учитель с ним погуляет, допустим, уведет его.

А кто будет через два часа забирать ребенка? Для меня это большой вопрос. Заставлять это делать учителя? И пусть он два часа сидит совершенно бесплатно ждет окончания этих занятий? Вряд ли он захочет это делать.

Отдавать это на откуп родителям? Но мы несем ответственность за ребенка. А вдруг какая-то нештатная ситуация? Вот я звоню маме, чтобы она забрала ребенка, а телефон недоступен. Звоню папе, а он говорит, что мама этим занимается и ему не до этого. А вдруг мама что-то забыла, заработалась или… запила – и такое бывает! И все. И кто будет следить за этим ребенком? Это мне не понятно. А это реалии, с которыми мы столкнемся уже 1 сентября.

 Еще не точка…

 Модератор:

– И все же гораздо больше вопросов вызывают стандарты старшей школы. Что принципиально нового они предлагают?

Юрий Абдуллаев:

– Стандарт предполагает три уровня выбора индивидуальной образовательной траектории. Это базовый уровень изучения предметов, который необходим ученику для реализации его ближайших задач развития – для тех выпускников, которые либо не планируют поступать в вуз, либо им достаточно набрать минимальные баллы ЕГЭ, либо выпускники планируют связать свою деятельность с технической, практической работой.

Это интегрированный уровень – средний между углубленным и базовым уровнями. И углубленный уровень, который предполагает изучение в большем количестве часов с большей интенсивностью ряда предметов. Фактически это продолжение профильного обучения.

Если я поступаю в медицинский институт и мне нужна химия, биология, математика, то я в праве выбирать углубленно эти предметы, а на базовом уровне, например, получать русский язык, литературу, историю, обществознание и другие предметы.

Сегодня мы должны признать, что профильное обучение почти для 80% наших школ, сельских школ, очень сложно осуществимо. В малокомплектной школе, где один класс в параллели, конечно, никакого профильного класса быть не может.

А так называемый «универсальный профиль» – это не профиль. Возможность выстроить свою индивидуальную образовательную траекторию, выбрав то или иное количество часов на те или иные предметы, очень важно. Ошибочно думать, что какие-то предметы вообще исключаются из школьной программы. Потому что стандарт – есть стандарт. Какие-то из них будут изучены на основной ступени.

Андрей Александрович Фурсенко (министр образования и науки, – прим. ред.), недавно высказал идею сдачи ЕГЭ после 9 класса по русскому языку, когда фактически программа по нему завершается (в 10-11 классах идет повторение и закрепление) и географии после 10 класса, когда она тоже заканчивается.

Де-факто мы это все и раньше делали. Теперь планируется это разрешить и для сдачи ЕГЭ. При этом министр говорит, что ученикам будет дана возможность пересдать предмет в 11 классе (например, выберет вуз, в котором понадобится этот предмет и будет нужно улучшить по нему результат).

Главное изменение нового стандарта заключается в том, что у нас появляется не только право выбора, но и ответственность за этот выбор. Потому что мы должны будем выбрать в 10-11 классах ту образовательную траекторию, которая позволит нам поступать в вуз, выбирать нужную профессию.

Новый стандарт вступает в силу по одному классу в год, работа эта постепенная, продлится десятилетие. Поэтому я рад этому обсуждению и надеюсь, что мы выработаем общие позиции, направим их разработчикам стандарта, ведь возможность доработать его с учетом ваших мнений у нас есть.

 Дьявол в деталях?

 Модератор:

– С чем связаны опасения по поводу нового образовательного стандарта, применительно к старшей школе?

Евгения Морозова, председатель краевого союза «За здоровое развитие детей», член общественной палаты Алтайского края:

– Реакция на стандарт действительно была очень бурная. Этот проект выстрелил громче, чем закон «О полиции» или проект закона «Об образовании». Кое-какие победы удалось одержать в ходе предварительных обсуждений.

Например, что многих волновало, изменилась обойма обязательных предметов. Теперь их три: русский язык, математика, история в мире, а ОБЖ и физкультура в число обязательных уже не входят, хотя разговор по этим предметам пока открыт…

Какие сомнения остаются лично у меня и коллег, с которыми я беседовала. Опасным остается момент готовности наших детей к выбору.

Недостаточны зрелость (в силу и угасания определенных духовно-нравственных начал) и мотивация на учебу. Я не говорю обо всех детях, есть разные категории, но педагоги практикующие со мной согласятся: большая часть детей не мотивирована ни на что: ни на социализацию, ни на получение образования, ни на дальнейшую работу.

К этой категории учеников в стандарте, конечно, предлагается самый низкий – базовый уровень – и их выбор, я не знаю, кто будет осуществлять, наверное, их педагоги или руководители школ.

Стандарт предусматривает, что в 10 классе по прошествии первого полугодия ребенок может поменять профильность – мы все люди, и устремления, и возможности у нас разные, а за пределами 10 класса изменить уже ничего нельзя.

И если говорить о платности-бесплатности, то этот вопрос до сих пор открыт. Вступают в противоречие два утверждения: то, что образование школьное останется бесплатным, будет четко обеспечивать то, что прописано в государственном стандарте: 9-10 предметов плюс предметы, которые на основной ступени изучены – в принципе, все то же самое, что было, гарантируется.

Противоречие в том, какой же тогда был смысл принимать ФЗ №83, который стимулирует школы на оказание платных образовательных услуг? Опасность платности сохраняется в предметной области. Например, «естественные науки» – это 5 предметов.

А из этого блока ученик может выбрать максимум два. Поступая на направление, связанное с биологией, выпускник, условно, выбирает биологию и экологию. Третий предмет он выбрать не может, а при поступлении ему может понадобиться, например, химия. То есть она, вероятнее всего, в какой-то платный или «факультативный» курс войдет. По крайней мере, иного механизма, как получить знания еще по этому третьему предмету из области естественных наук, нет. Это опасения по деталям.

 Иезуитская реформа

 Ирина Каланчина, сопредседатель регионального отделения ООД «Всероссийское родительское собрание», член экспертного совета Общественной палаты Алтайского края:

– В конце 70-х-начале 80-х гг. я начала работать в школе учителем русского языка и литературы. Стаж у меня 7 лет. Столкнулась потом с реформой как родитель, как преподаватель вуза, и диссертацию я кандидатскую писала по проблемам образования (как максимально развить личность ребенка). И поэтому говорить буду очень критически.

Следуя принципу «зри в корень», давайте посмотрим, с какой целью осуществляются эти реформы и, в частности, стандарты. Основная проблема, которая интересует их разработчиков – перегруженность детей знаниями, в связи с этим отклонения в здоровье.

А, во-вторых, то, что многие знания, которые мы даем, не пригодятся: зачем химию учить и физику, если ты будешь преподавателем литературы в школе? Нужна ранняя специализация и профилизация.

В советской школе наставления были такие: максимальное всестороннее развитие личности ребенка и развитие – обращу внимание – системного мышления с усвоением фундаментальных открытий современной науки. Почему сегодня, в XXI веке об этом нет речи? Не случайно 20 лет назад наша образовательная система в докладах комиссии по исследованию развития человеческого потенциала ООН входила в тройку лучших.

А сегодня занимает 52 место. Какие-то идут рокировки в новых стандартах, реформах, но результаты налицо. Выпускники сегодняшние не имеют базовых знаний. На вопрос, какое течение отвечает за климат на планете, дети в вузе на первом курсе (естественнонаучную специальность выбрали) отвечают: глинтвейн. Таких казусов масса. Нам приходится возвращаться в школу, какие-то хронологические, исторические вехи восстанавливать. А потом едва-едва мы успеваем дать то, что по программе положено.

И не потому, что дети слабые или учителя разучились или не хотят работать. А потому что такая изощренная, иезуитская реформа образования проведена с 80-х годов. Вот она «избыточность знаний».

Перегрузки возникают, если неправильно система дидактическая работает, если хаос. А мы с вами знаем: программа принята одна, а учебники по другой.

Почему в 20 веке мы высшую математику, физику, химию учили, базовые знания имели и с радостью учились? Никаких трудностей это не составляло. Я, будучи гуманитарием, знаю больше чем нынешние дети, обучающиеся по естественнонаучному профилю.

По философским дисциплинам мне иногда приходится ссылаться на физику, и фундаментальные открытия других наук, а дети не знают, кто такой Ньютон. В школе мы должны заложить базу – для дальнейшего выбора. Какая тут ранняя специализация? Нужно дать фундамент. Есть понятие филогенез – все достижения, которые человечество получило за весь период своего развития.

Здесь надо знать и атомарное строение, открытое Демокритом, и ньютоновскую механику, и эволюционное учение Дарвина, и какие-то основы языкознания – все эти ключевые моменты давались в советской школе. Как можно сейчас квантовую механику или физику объяснять студентам, если они не знают предысторию развития наук?

Если грамотно это все давать не будет перегрузок, будут прекрасно образованные дети – то, что до стих пор демонстрируют выпускники наших школ и вузов во всем мире – самые лучшие специалисты. У меня масса знакомых за рубежом – физики-ядерщики, хирурги, инженеры и так далее. Не такая уж была плохая система!

Поэтому мое мнение: всем специалистам, журналистам, родителям нужно и в детали вникать, но и смотреть в суть, на концепцию, а какой образ человека лежит в той или иной реформе.

Если платное образование, если мы как попало составляем учебники, если учителя у нас нищие, и что бы сейчас ни обещали, это такие жалкие крохи, что просто стыдно о них говорить. Учителя не могут себе позволить ничего, у них одна мысль: чем они завтра накормят детей. Учитель у нас в загоне.

Какой образ человека у нас в основе лежит, какое поколение мы выращиваем? Если мы имеем бесплатное образование, кружки, факультативы, учитель высокий статус в обществе имеет, культ знаний в обществе, тогда ясно, что личность человека – любого, на зависимо от кошелька родителя или социального статуса – ценна.

Понятно, в какой мы сейчас концептуальной модели находимся. Другая страна давно бы в таких условиях уже разрушилась, были бы такие девиации у детей, такая преступность среди них… Но мы на энтузиазме наших учителей держимся. Искренне говорю. Только благодаря усилиям конкретных людей.

А эти реформы вышибают последнюю базу из под ног. Новые стандарты и новые учителя, которые не знают, кто такой Ян Амос Коменский, Константин Ушинский и что они педагогике дали – они бедненькие не справятся. И не потому, что они бездарны, а потому что им просто свернули ценности, перевернули все вверх ногами…

 Лишаем целеустремленности?

 Марина Минина, учитель математики школы-гимназии №123:

– Меня настораживает вот что. Когда ребенок неоднократно слышит: вот это – базовый уровень, это нужно всем, а вот это можно не брать. Это лишает наших детей возможности воспитываться целеустремленной личностью.

Целеустремленность ребенка дает нам целеустремленного взрослого, человека, который старается жить, находится в деятельности. А мы сейчас начинаем ребенку говорить: может тебе не надо русского языка. Как же не надо? Как можно учить ребенка на базовом уровне?

Вы посмотрите, какая идет агрессия на язык наших детей отовсюду: с телевидения, с Интернета. Как разговаривают наши дети? Их надо учить русскому языку и очень серьезно. Как можно математику давать на базовом уровне, как же не развивать ребенка? Мы должны его научить исследовать, считать, читать математическую литературу. Мы все должны дать ребенку.

К вопросу о перегрузке. Очень много дети проводят у компьютера, у телевизора, в «болтании». Понятно, что если ребенок проболтался целый день на улице, пришел домой поздно и начал вдруг резко заниматься, он перегрузился, заболела голова и так далее. А может надо наших детей воспитать так, чтобы они организовывались правильно, чтобы у них делу было время, а потехе – час?

Людмила Золоторева, учитель русского языка и литературы лицея «Сузуки»:

– Обсуждение стандартов в Интернете шло очень бурное. Больше всего, конечно, бунтовали филологи. Потому что резко сокращаются часы на русский язык и литературу. Фурсенко предложил сдавать после 9 класса ЕГЭ.

Действительно, мы заканчиваем весь курс русского языка до 10 класса, а потом только повторяем. Хотя повторяем уже на более высоком уровне с расширением знаний о предмете. К чему мы придем, если в 9 классе подросток прекратит изучать русский язык? Я всегда задаю вопрос детям: какой предмет самый сложный?

Что только не называют: и математику, и физику, и китайский язык. И я им говорю, что во всем мире самый трудный предмет – родной язык. У нас почему-то считается: ну говорит он на русском языке, этого достаточно, причем говорит плохо.

Меня знаете, что поразило, когда были события в Беслане, три дня мы этот ужас смотрели по телевизору, выступали дети, родители, учителя Беслана. Какая у них потрясающе чистая русская речь! Это не родной их язык, но там не было ни «как бы», ни «на самом деле» - того, чем так засорена наша речь.

Что касается кадров... Я недавно прочитала статью, которая меня очень поразила, проводилось социологическое исследование, согласно которому треть самых слабых выпускников школ идет в педагогические вузы, треть самых слабых выпускников педагогических вузов идут в школы.

И что будет, когда мы уйдем из школы? А нам надо уже уходить! Я давным-давно на пенсии и почему-то за мной нет очереди из молодых учителей, я никому не перехожу дорогу и меня почему-то в школе еще держат и ценят. И мне некому передать свое дело, потому что молодежи нет в школе.

Нашим «молодым» лет 40. А самые молодые знают столько же, сколько и наши выпускники. На открытом уроке в начальной школе учительница разбирает стихотворение Лермонтова, где бегут и пытаются обогнать друг друга Арагва и Терек, она объясняет, что это две собачки бегут!... А таких примеров тьма! Учительница начальных классов в Барнауле говорит «чажка» пишется через «ж» потому что проверочное слово «чажечка». Много можно на эту тему говорить. Проблем очень много в школе.

Что касается выбора перед подростком – он очень трудный. Сколько у меня было учеников, которые из гуманитарного класса шли в политех, они просто переориентировались в конце одиннадцатого класса. Но и все давать тоже, я согласна, ни к чему – дети действительно перегружены, а когда нагрузка такая, что ее невозможно выдержать, ребенок просто отпускает руки и говорит: а я вообще не буду учиться, я ничего не хочу.

Кстати, так же и учитель, когда у него огромная нагрузка. – чтобы получать более-менее нормальную зарплату, надо 27 часов (1,5 ставки) в гуманитарных классах, старших, где по 30 человек  - и за все это 8 тысяч. В гимназии. Это ненормально. И учитель говорит: а почему я должен напрягаться? Действительно, на энтузиазме еще работаем.

Евгения Морозова:

- Хочется порадоваться за наше учительство и образование, но не могу. Я послушала выступление губернатора Александра Карлина на недавней образовательной конференции – очень много воодушевляющего прозвучало. Но я вышла на улицу и это все осталось там, а жизнь – вот она, и она другая…

Юрий Абдуллаев:

– процессы модернизации, обновления системы образования очень неоднозначные и сложные и я не скажу, что мы сами все принимаем на ура без критической оценки. Сегодняшние первоклассники не скоро окажутся в старшей школе и время для обсуждений и внесения коррективов есть. Я пометил себе главные ваши опасения и мы будем над ними работать. 

КОММЕНТАРИЙ

Директор Департамента общего образования Министерства образования и науки РФ Елена Низиенко:

– Один из мифов, который сложился вокруг нового стандарта – сокращение количества «бесплатных часов» и все, что кроме – за деньги. Это не так, часов в новом стандарте больше, чем в прежнем. В начальной школе это связано с тем, что введен третий час физкультуры и внеурочная деятельность (это все бесплатно).

И в стандарте старшей школы общего количества часов стало больше (добавился «индивидульный проект» и внеурочная деятельность). Платным будет только то, чего в стандарте нет. А в этом стандарте есть все. Огромное количество мифов возникло из-за невнимательного прочтения текста, в том числе и профессионалами, а также виной тому недостаточная разъяснительная работа со СМИ и с родителями.

Смотрите также:

Оставить комментарий (5)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество