aif.ru counter
58

Животные в городе: враги или жертвы?Решить проблему безнадзорности можно, начав с себя…

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ-Алтай 27/04/2011

Но если домашние животные все же находятся под контролем их владельцев, то бездомные, давно ставшие неотъемлемой частью городской среды, абсолютно бесконтрольны и непредсказуемы. Насколько реальна исходящая от них опасность, что нужно, чтобы совместное существование людей и животных было максимально комфортным, каким вообще должно быть отношение людей к тем, кого мы много тысячелетий назад приручили – эти вопросы мы обсуждали с нашими экспертами в ходе «круглого стола» на тему: «Животные в городе».

Покусанных тысячи?

Сергей Мезенцев:

– На территории Барнаула, в многоквартирных и частных домах, «на руках» у граждан, содержится порядка 60 тыс. голов непродуктивных (не сельскохозяйственных) животных. Согласно нашим совместным с аграрным университетом исследованиям, на территории города ежегодно находится от 5 до 8 тыс. бродячих животных. Их концентрация – 75-100 бродячих животных на 1 кв. км (при социальных нормах не более 8-10, хотя есть мнение, что должно быть не более 5 голов).

В Новосибирске она в 4 раза меньше. Хотя они говорят, что и это большая численность, чтобы обеспечивать благополучие на урбанизированных территориях. Причем численность бродячих животных у нас с каждым годом увеличивается.

Что из себя представляют собаки? Будучи видом социально направленным, они образуют группы, стаи, которые насчитывают от нескольких голов до 15-20 особей. Стаи занимают определенную территорию, которую они считают своей, активно защищают ее, изгоняя за ее пределы чужаков. Инстинкт охраны территории – генетически закрепленный, повинуясь ему, собаки атакуют прохожих. По данным Роспотребнадзора, за прошлый год в травмпункты города по поводу укусов обратились 1242 человека, в том числе 333 ребенка до 14 лет. В 2009 году обратились в травмпункты 1575 человек, детей – 430. Почему обращений стало меньше? Потому что сейчас стало крайне сложно попасть в травмпункты, чтобы пройти освидетельствование – нужно отсидеть такую очередь! Многие этого просто не делают. А если вам порвали одежду, вы же из-за этого не пойдете в травмпункт. Поэтому нападений больше, чем регистрируется.

Софья Куликова:

– Но нападают преимущественно домашние животные…

Сергей Мезенцев:

– Согласно нашему анализу, 53% – бродячих и 47% – домашних. Грубо говоря, 50х50.

Что касается опасности, по нашим данным 27 инфекционных заболеваний могут передаваться от животных к человеку, 6 вирусных заболеваний (самое опасное из которых – бешенство); 12 бактериозов общего характера (от кишечной палочки до сальмонеллеза, особенно при контакте с детьми), 3 рекит- сикоза и 9 микозов. Кроме того, большую группу включают в себя 22 инвазионных заболевания. Самую большую опасность для человека представляют кровепаразитарные заболевания, такие, как токсоплазмоз, токсокороз и серьезное заболевание, которое для Барнаула никогда не являлось специфическим, но на протяжении последних 2,5 года регулярно регистрируется – дирофиляриоз. Передается как от домашних, так от бродячих животных через укус комара. А комаров у нас вы знаете сколько… Поражает заболевание жизненно-важные органы: глаза, подкожную клетчатку, когда у вас под кожей что-то шевелится и имеет возможность перемещаться по всему телу, не очень приятно. Причем чтобы вывести его, иных способов, кроме хирургического вмешательства, нет. Мы два года наблюдаем за этим заболеванием, поражение животных им составляет от 10 до 25%. У людей пока регистрируются единичные.

Кроме прочего опасны для населения не только укусы, но и инкременты, которые попадают в окружающую среду от такого огромного количества и бродячих, и домашних животных. Все мы знаем, что по весне оттаивает, вы по этому ходите, потом идете домой, где котята, щенки, маленькие дети, «дезковриков», естественно, ни у кого нет...

Бродяг убивают

Модератор:

– За счет чего в Новосибирске концентрация бездомных животных меньше?

Софья Куликова:

– В Новосибирске существуют два муниципальных приюта, содержащихся на средства государства, и семь приютов частных, общественных. Там работает программа стерилизации животных, которая поддерживается властями города. Животных собирают с мест скопления, стерилизуют и возвращают на место. Где стаи бывают чаще всего, где идет бесконтрольное размножение животных? Чаще всего у каких-то баз, стоянок, заправок, в промзонах и т.д. Владельцы и сторожа этих заведений их как бы «держат», подкармливают, потому что они им нужны как сторожа. А вопросы содержания (которые утверждены городом и, например, предполагают держать собак на привязи), стерилизации их не волнуют. Поэтому собаки бесконтрольно плодятся, создают стаи, что приводит к неприятным, а порой и очень печальным последствиям.

Вопрос стерилизации у нас в городе никак не регулируется. Есть лишь добровольная стерилизация: заплати 1,5 тысячи, получи укол…

Модератор:

– А что сегодня делают с безнадзорными животными власти нашего города?

Ксения Куликова:

– Все безнадзорные животные подлежат отлову с последующей эвтаназией. На эти работы бюджетом города предусматривается очень небольшая сумма – порядка 600 тыс. руб. на год.

Софья Куликова:

– Насколько я знаю, у нас сегодня производится не отлов с последующей эвтаназией, а эвтаназия во время отлова.

Сергей Мезенцев:

– Предложите любой другой приемлемый способ. Давайте мы будем привлекать ваших активистов к отлову.

Ксения Куликова:

– Процесс идет таким образом: в наш комитет, в другие органы поступают звонки жителей. С начала года на мой телефон поступило порядка 300 обращений от жителей, половина из них были укушены. Сегодня был звонок от жительницы города, которая не смогла попасть на работу, потому что ей преградили дорогу бродячие собаки. Она буквально плакала. Таких звонков поступает 2-3 в день.

Эти обращения мы передаем в соответствующую службу, каждый звонок регистрируется, записывается фамилия, имя, отчество, телефон человека и ориентир – где произошел инцидент. Служба выезжает на место и производит работы – в отсутствии людей, тем более детей, в ранние или поздние часы.

У нас в городе нет муниципального приюта, и на бюджет города эта функция не возложена. Естественно, бродячих животных необходимо куда-то девать, в настоящее время принято решение об их эвтаназии. Вопрос этот у нас вызывает такой резонанс, город буквально поделился на два лагеря: тех, кого кусали и кого не кусали, поверьте, ситуация настолько напряжена…

Людмила Князева:

– Так что вы делаете? Ситуация напряжена, вы регистрируете покусанных людей, сообщаете место, утром или поздно вечером что-то делаете с животными…

Софья Куликова:

– Их отстреливают.

Ксения Куликова:

– Это не отстрел…

Софья Куликова:

– Это медикаментозный отстрел.

Ксения Куликова:

– С применением ветеринарных препаратов. Все разрешено, все зарегистрировано…

Борьба с последствиями…

Модератор:

– Какой, на ваш взгляд, самый разумный, рациональный, гуманный способ решения этой проблемы? Что делать с бездомными животными?

Ксения Куликова:

– Надо начать с того, что мы боремся со следствием. Причина в том, что у нас несознательные жители. Когда собачка не нужна, поступают самым простым способом: выкидывают ее на улицу. Если человек сознательно подойдет к тому, что животное ему не нужно, он не в силах его содержать, он должен приехать в ветеринарную клинику и принять решение умертвить собаку в ветслужбе. Большинство людей так не делает.

Сергей Мезенцев:

– Много есть способов, как решать этот вопрос. Но все упирается в финансирование. Если бы мы были благополучной страной, и у нас, как в Европе, выделялось достаточно средств на экологию, строили бы муниципальные приюты. Но приюты для тех животных, от которых отказываются владельцы, которые содержались в приличных условиях, за которыми был уход, и какая-то элементарная диспансеризация. Для бездомных животных этот вариант неприемлем, потому что взять на себя диспансеризацию ни одна из общественных организаций, ни муниципалитет, не возьмутся. На что мы их будем исследовать, и как мы их будем изымать из ареала? Это один момент.

Второй момент – стерилизация, о которой так много говорят. Во-первых, для того, чтобы стерилизовать, нам нужно животных как-то метить и регистрировать. Соответственно, для регистрации необходим какой-то номер или чип. Потому что потом, если мы будем собак повторно ловить, как мы определим, стерилизовано животное или нет – визуально не определить, потому что животное к себе не подпустит, показать документ – не покажет. И вообще, просто ловить, стерилизовать и обратно выпускать – это серьезные затраты.

Людмила Князева:

– А нельзя ли возложить ответственность, хотя бы частично, на хозяев за животных, которых они решили бросить? Штрафовать и эту оплату пустить на решение вопросов, о которых вы говорили?

Сергей Мезенцев:

– Пока мы не наведем порядок с регистрацией животных на территории города, мы никогда не сможем проконтролировать, чье это было животное, как оно попало на улицу, в связи с чем. Когда у нас все животные будут зарегистрированы, будут и обязанности: завести ветеринарный паспорт, проводить элементарные вакцинно-профилактические мероприятия и т. д. У нас сегодня порядка 60 тыс. непродуктивных животных, которые должны быть зарегистрированы.

Софья Куликова:

– А механизма работающего нет.

Сергей Мезенцев:

– Законодательство есть, просто оно не позволяет полностью проблему охватить, требует доработки. Если мы прописали порядок выгула, но за нарушение этого порядка нет никакой административной ответственности…

Софья Куликова:

– Вопрос регистрации вообще непонятен: в правилах прописано, что заведенное животное подлежит регистрации, но не определен ее механизм – где регистрировать, в ЖЭУ, ветслужбе?

Сергей Мезенцев:

– Сейчас в Госдуме в первом чтении прошел закон об ответственном обращении с животными. В каком содержании он проходит, я не готов сказать. Идут разговоры о бойцовых собаках, сторожевых, особо крупных, в каком контексте это будет звучать – пока сказать сложно. В отдельных регионах, Москве, Санкт-Петербурге, есть свои региональные законы о правилах содержания животных. И у нас эти попытки были. Мы рабочую группу еще год назад собирали по вопросу и отлова животных, и внесения изменений в порядок регистрации и правил содержания. Поскольку те правила, которые существуют сегодня, заставить работать крайне тяжело.

Я даже не говорю о том, что необходимо заставлять людей регистрировать животных или взывать к их совести. Об этом речи нет. Но мы должны четко знать популяцию животных на территории Барнаула – обязательно. Чтобы проводить противоэпизоотические мероприятия, деньги на них выделяет федерация и Алтайский край. Поэтому мы обработки против особо опасных заболеваний проводим в обязательном порядке. Если вы к нам на сайт зайдете, увидите график приема животных для бесплатной вакцинации от бешенства. Привить все население невозможно, а привить все поголовье плотоядных животных вполне допустимо, но для этого необходимо знать их количество.

Если касаться чипирования, оно у нас осуществляется, мы работаем с общероссийской международной базой, но к нему люди прибегают лишь тогда, когда едут за границу – это обязательное требование при вывозе животных за пределы РФ. Без чипа вас ни одна страна Европейская и развитые страны Юго-Восточной Азии не примут. Все остальное, что касается регистрации, находится у нас в такой подвешенной стадии.

Подкармливая собачку, усугубляем проблему

Модератор:

– Итак: животные не регистрируются, из-за безответственности владельцев оказываются на улице, приютов нет, стерилизация – дорого… Тем не менее во многих странах, да и в других регионах нашей страны эти проблемы решаются…

Софья Куликова:

– Если мы берем опыт успешных европейских стран, то он там десятилетиями выстраивался. Нельзя всех животных отловить или всех отстрелять. Должна вестись поэтапная многоуровневая работа. А основная борьба должна вестись с причинами появления бездомных животных. Их две: бывшие хозяйские животные, которые разными путями поступают на улицы, и дальнейшая репродукция этих бездомных животных.

Важный момент – работа с владельцами и сотрудниками баз, автостоянок, промышленных территорий, где, чаще всего, и образуются стаи, которые представляют угрозу для жителей. Они отказываются отдавать животных, при этом нести за него ответственность не собираются. Сторожу удобно: он сидит в сторожке, а собаки по территории бегают – ему лишний раз выходить не надо. Мы призываем их хотя бы соответствовать принятым правилам содержания. Собака должна быть на привязи либо в вольере, она не должна бегать по улице и кого-то пугать или кусать. Во-вторых, мы ведем пропаганду стерилизации – есть договоренность с несколькими клиниками провести эту процедуру со скидкой, если руководство предприятия (стоянки и др.) соглашается, мы забираем животное, стерилизуем, выхаживаем и возвращаем им.

И еще важно людям понимать – подкармливая собачку, вы усугубляете проблему. Она остается жить на улице, продолжает плодиться, и ее потомство также размножается и бегает по улицам в стаях. Вы свою доброту можете проявить, только взяв ее домой и став для нее ответственным хозяином.

Сергей Мезенцев:

– Чтобы нам навести порядок на территории города, не нужно поголовное уничтожение животных. Достаточно выполнять тот план, который доводится муниципалитетом, – 25% животных нужно из популяции убирать (отлавливать, проводить эвтаназию). Уничтожить всех животных невозможно, бродяжничество все равно будет. Другой вопрос, насколько мы можем его регулировать, держать под контролем. Сейчас мы ситуацию под контролем не держим.

Поэтому вопрос регистрации обязателен. Важно, чтобы армия бездомных собак перестала пополняться за счет домашних, оказавшихся на улице. Потому что у уличных животных выживаемость слабая. Собака родит 5-6 щенков, выживет один. Если изымать из популяции, как я уже говорил, по 25% в год и перекрыть поток домашних животных на улицы, мы если не до конца решим проблему, то хотя бы возьмем ее под контроль.

Совести нет!

Людмила Князева:

– Если честно, первое, что я хотела сказать, придя сюда (сейчас я почти отказываюсь от этого) – тема эта по сравнению со всеми проблемами, какие есть, находится в омуте либеральных профанаций. Почему? Потому что столько проблем, таких важных, которые мы не решаем!

Что я хочу сказать. Да, есть люди, которые любят животных, есть безалаберные люди: взяли, не могут кормить, не могут следить за вновь появившимся потомством, выбрасывают, есть любители дорогих животных, за которых они сами готовы кого угодно сожрать: и соседей, и детей. Все это говорит о том, что в наших людях – и сегодня я это практически во всех выступлениях услышала – нет совести или что-то с ней стало. Я думаю, это главное. Потому что словами, уговорами, законами ничего не сделать в нашем государстве. Нужна совесть. Чтобы совесть (у кого она есть от природы) работала на 100%, нужна добрая весть, которая вела бы общество, общество доверяло бы власти своей, куда-то бы двигалось. Люди во многое действительно не верят. Не верят, что законы исполнятся, не верят вообще в жизнь, не ценятжизнь, не умеют радоваться жизни,даже заведение собачек для маленьких детей (это я знаю как мама четырех детей, общающаяся с другими родителями), чтобы ребенка порадовать, а когда наиграется - выбросить - это потребительствр, кторое я грубо называю "потреблятельством".

Оно приводит к тому, что все новые и новые животные оказываются никому не нужными, как в общем-то многие люди никому не нужны. Но из животных  и людей, я все же ставлю людей выше. Только тогда будут решаться с собаками, кошками и прочими животными, когда порядок будет в душе, порядок будет в обществе, с людьми - и это само собой пройдет. Совесть будет говорить: ага, как бы мне ни было тяжело, я обязан нести этот крест, взял животное - доведи его до конца и каким-то образом умно решай этот вопрос.

Знаете, одно время я заболела "этикой жизни" Альберта Швейцера и для себя и своих детей ввела в его формулу благоговения перед жизнью: я есть жизнь, которая хочет жить среди других жизней, которые тоже хотят жить.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество