aif.ru counter
59

Мария ЧАДОВА. Ленька Казаков

- Галюш, на свидании не давай Сашке руки распускать, будь неприступной. Кто-то из умных людей сказал: чем упорнее преследуем любовь, тем дальше она убегает. Но стоит только побежать от любви, она погонится за тобой. Так что, если хочешь привязать возлюбленного покрепче, не позволяй ему ничего.

- Не суй свой длинный носик в чужие дела, ты мне не мама. К тому же: если абсолютно ничего парню не позволять, его можно потерять, и всю жизнь просидеть за книгами. Как ты,- взъерошилась Галка, не допуская ни малейшего посягательства на свою независимость.

- Галина, как ты разговариваешь со старшими! Тебе желают только добра. И Анна права: мужчины любят строгих девушек, серьезных. С доступными девицами они развлекаются, а потом бросают, - вмешалась мать.

- Мам, я это давно знаю, не надо повторять одно и то же. И, пожалуйста, не портьте мне настроение, я ведь на рандеву собираюсь, - огрызнулась непокорная дочка.

- Галенька, милая, не спорь.

- Да я и не спорю. Просто не нравится, когда учит жизни человек, ничего в ней не смыслящий. Анка ведь только по романам знает о нежных чувствах, вот и пусть спокойно готовится к первой сессии, не мешает другим строить свою судьбу. Я с семи лет от поклонников отбиваюсь, имею опыт,- засмеялась Галка, вспомнив, как Рыжий Борька бросал ей в почтовый ящик записки, нацарапанные печатными буквами.

- А в Анну первый раз влюбились, когда она еще только-только в школу пошла. Ты сама мне об этом рассказала.

- Ой-ой, заступница усердная! Да Анюта даже не заметила, что в нее влюбились. И до сих пор не видит ничего вокруг. Знаешь, какая она? Слепая, рассеянная, страшненькая, не практичная - чудо-юдо, одним словом. Но я ее, болезную, очень люблю. И тебя тоже. И вообще, прекратим разговор: я опаздываю, - крутнулась перед зеркалом девушка.

- Стой-стой, это в кого же я влюбилась еще в дошкольном возрасте? - вспыхнула сестра.

- Не ты влюбилась, а в тебя - это вещи разные. Помнишь, я с ангиной в больницу попала, когда в третий класс перешла? Ведет меня нянечка в палату, а с дивана в коридоре мальчишка вскакивает, меня за руку хватает и кричит: "Аня, Анечка, наконец-то я тебя нашел! Почему не писала?" И я спрашиваю: "А почему на диване лежишь?"

А он: "Не помнишь? Мне в палатах всегда места не хватает. Здорово, что мы встретились. Ты теперь умеешь писать, и мы больше не потеряем друг друга". "Да я не Аня, я Галя, ее младшая сестра". Мы же с тобой до сих пор как близняшки, вот и перепутал нас парнишка, - уже в дверях выпалила Галка.

Солнце светило во всю, но это не радовало, как и непривычные приятные ощущения от купания в ванне. Каждого, кто поступал в стационар, мыли, даже если только вчера был в бане. Санобработка, так принято. Анюту уложили в больничку из-за лишая, который, наверно, кошка принесла от деревенских котов.

Конечно, нет худа без добра: целых две недели Колька Быков не сможет дергать ее за косички, тыкать на уроках под выпирающие лопатки острой ручкой, толкать и щипать на переменах.

- Он влюбился и не умеет сказать об этом, - засмеялся отец и, посерьезнев, добавил - ни кто не сможет защитить тебя лучше, кроме себя самой. А тех, кто жалуется, обижают еще больше. И я тоже всыплю за ябедничество.

- Не нужна мне такая любовь! Он не любит, а ненавидит меня. Он злой! Я не могу ходить в школу из-за него!

К учительнице сходила мать. Анюту и Кольку поставили у доски рядышком, и Анна Ивановна спросила у класса:

- Посмотрите, какие они разные. Аня чуть не умерла в детстве, до сих пор не выздоровела окончательно. А Николай - наш спортсмен, будущая гордость школы. Видите, насколько они различаются по силе?

- Да-а!

- А как называется тот, кто обижает слабого человека?

- Тру-ус!

С этого дня Колька просто озверел, но действовал так, чтобы взрослые не видели его проделок. Просто замечательно, что полмесяца они не будут встречаться. А занятий жалко. Анн Ванн рассказывает много нового и интересного, учит читать и писать, петь и рисовать. Да и без мамы, папы, всех сестер, особенно без шустрой Галинки будет скучно, больничные соки и ватрушки не притупят тоску по дому.

В теплую воду булькнула слезинка. И тут снизу раздался стук! Вода заколыхалась, и из-под ванны вылез… мальчишка лет десяти-одиннадцати.

- Что, напугалась? - спросил он, наслаждаясь ужасом на лице девочки, та кивнула.

- Ни кому не говори обо мне, а то…- ловко долез по двери до окошка под потолком незнакомец. Вот тебе и второй Колька, только больше и сильнее! Через полчаса пожилая медсестра представила их друг другу:

- Тебе можно общаться только с этим мальчиком. В чужие палаты не входи, так как лишай - очень заразное заболевание. И где ты его подхватила на своем глухом разъезде? Ну, Леня с овчарками бегает, а девочки-то в куклы играют.

- Я с кошкой своей дружу.

- Вот твой диван. Ни кому не давай садится на постель. Все понятно? О-хо-хо-хо, плохо, когда нет инфекционных палат.

Мальчишка смотрел в щелки в перегородке для столовой и комментировал увиденное:

- Суп разливают. Ты любишь гороховый? Теперь гуляш накладывают. Первый стол - мужской, женщин не пускают. Если проголодалась, пойдем вместе. Со мной хоть куда пропустят.

Пышноусый старик ухмыльнулся, увидев юную парочку в полосатых пижамах:

- Однако, в наших рядах лазутчик.

- Не, дедуль, это в нашем полку пополнение, - возразил веселый солдат - грузин (районный стационар обслуживал иногда и военную часть) - мне она очень нравится: похожа на сестренку. Такие же черные брови и огромные очи. У тебя есть старший брат? Нет? Ну, теперь можешь считать, что есть. Приходи в гости, я тебя виноградом угощу.

- Ей нельзя по палатам ходить, она тоже лишаем болеет.

- Молчи, гяур презренный. Я не верю, что такая милая сестренка может навредить старшему брату, - засмеялся парень.

После обеда во всех лечебницах мира начинается тихий час. Ленька уселся в ногах.

- Ты же не спишь, открывай глаза, поболтаем.

- Если надо спать, а не хочется, я всегда делаю вид, что сплю. Чтобы взрослые не ругали.

- Вот еще! А я никогда ничего не делаю в угоду взрослым. Хочу спать - сплю, не хочу - не сплю. Давай посмеемся, пока ни кого нет на посту. Анюта задумалась.

- Давай я тебе сказку расскажу, смешную. Бабуля наша их знаешь, сколько помнит? Кучу.

Весь сонный час дети веселились и хихикали. Оказывается, Ленька не собирался ее мучить и обижать. Он подробно расспросил о бабушке, о родителях, даже о корове Зорьке и коне Воронке внимательно выслушал. Вечером к нему пришел отец, принес консервированные персики и шоколад. Перед сном мальчик опять уселся на соседский диван с угощением.

- Давай вместе слопаем, надоело одному объедаться. Хочешь?

- У меня малокровие, я всегда голодная. По утрам от боли в животе просыпаюсь, что-нибудь сжую и сразу легче.

- Хорошо тебе. За мной мама по пятам ходит и с утра до вечера: "Ешь, ешь, ешь". Устаешь от нее даже.

- А моя мама - героиня: семерых родила. Еды всегда не хватает, хоть не пьем и не курим. Ни кто не огорчится, если от обеда откажешься. А в школе еще хуже, негде и крошки не найти, а тут еще Колька с кулаками лезет, - и Аня рассказала о своих злоключениях.

Глаза у Леньки сузились:

- Знаю я таких уродов, убил бы. Жалко, я не в твоей школе учусь, он бы у меня попрыгал. Да ты ешь, не стесняйся, я еще завтра закажу чего- нибудь вкусного, родителей порадую.

Бывают же такие добрые мальчики, не то что одноклассники! Леньку навещали ежедневно, еще и по нескольку раз: то папа полковник, то бабушка, директор детсада, то мама - сказочно прекрасная и ароматная. Аннушке поэтому казалось, что она ангел. Конечно, можно красиво одеться, напудриться, подкрасить газа, но как можно так чудесно пахнуть?

Ленька громко смеялся над Анютиными рассуждениями, но был доволен ее восхищением и не спешил раскрывать мамины секреты. Он оказался внимательным и щедрым соседом, полюбил слушать сказки, а Ане нравилось их рассказывать.

- Ты хорошая девчонка, - задумчиво сказал он однажды - но уж очень запуганная. Чуть что - сразу трепещешь. Я бы ни кому не позволил себя побить, даже отцу. А пацанам на улице - тем более. Если хочешь чего-либо добиться в жизни, надо быть дерзким. Давай я тебя с папкой познакомлю, он у меня классный.

Анюта пролежала три недели, и к выписке заметно поправилась: щечки округлились, появился румянец. Отец приехал за ней прямо с работы - в фуфайке, подпоясанный широким страховочным ремнем с цепями. Вынул из вещмешка кирзовые сапожки, штаны с начесом, сшитые бабушкой Фисой, коричневую клетчатую шаль. Ленька маялся рядом, прятал то шерстяной носок, то рукавичку. И все твердил как попугай:

- Ты пиши, ты только пиши, не потеряй адрес, ладно? Если забудешь, то хоть на номер военной части пиши, папка мне отдаст.

- Ты что? Она в школу и двух месяцев не ходила, писать еще не умеет. Надо же соображать, жених.

- Федор Никифорович, дядя Федя, пожалуйста, подписывайте ей конверты. А письмо можно и нарисовать, она же художница. Понимаете? - умолял мальчишка. Было непривычно видеть, как независимый и гордый Ленька униженно упрашивает малознакомого человека.

- Ну да, конечно. Но лучше ты пиши на разъезд. Мать прочитает ей твои каракули. Анюта глубоко вдыхала морозный воздух, хрустела льдом на лужах. Все-таки здорово возвращаться домой из больницы!

Отец медленно шагал впереди. Сзади раздался крик:

- Стойте, я забыл подарить книгу! Стойте, возьмите книгу и конфеты!

Аня оглянулась. Полная нянечка несла в отделение отбивающегося Леньку в охапке и бранилась на всю улицу, шлепанцы плавали в луже между льдинок.

- Анюта, не забудь написать, я буду ждать! Я буду ждать! Не забудь!

Мать смотрела удивленно и встревожено.

- Что с тобой, Аннушка? У тебя опять такие глазищи… заболело что-нибудь?

- Почему мне не отдавали письма?

- Дочка, ты не знаешь, как он снова попал в больницу. Украл у отца порох, сделал бомбу и взрывал с мальчишками в поле. Оторвало пару пальцев, пробило череп, несколько шрамов на лице. Зачем такой буйный жених? Посмотри на отца: на балалайке играет, частушки поет и пляшет, люди его уважают за веселый нрав, а как начнет драться, так пятый угол ищем. А что от того бандита ожидать?

Вот мы и решили: ты у нас слабенькая, нервная, еще хуже будет от этой дружбы. Все письма на почту относили, чтобы печать поставили "Адресат выбыл". Да и не было в них ни чего взрослого или серьезного.

- Так вы еще и читали их!?

- Одно, первое прочитали. Знаешь, он про сказки писал, про то, что помнит все, что о семье рассказала. Просил не молчать в отместку за то, что с древа из-за него упала. Ты, правда, падала с дерева? Плакала?

- Плакала. Немного. От страха. А как увидела, что Ленька тоже плачет, слезы сразу пропали. Меня старший брат Вано поймал. (Анна улыбнулась) Он громче нас кричал: "Вах! Вах! Нехорошим растешь человеком, Леонид, хоть имя важное и родителей достойных имеешь". Что еще в письме было?

- Хвастался, что ты обязательно генеральшей будешь. И другие детские глупости какие-то. Да ты ведь и не вспоминала о Леньке своем ни разу. Анечка, тебе десять-одиннадцать лет тогда было, совсем крошка. Это была просто детская дружба. А у него что было - не знаю, да и зачем знать? Не нужен такой хулиган в зятья. Иди, доня, лучше уроки учи, к сессии готовься.

Ане показалось, что на миг солнце спряталось за тучи. Нет, небо за окном было безоблачно.

 

Об авторе

Мария Чадова. Родилась в 1953г на разъезде между станциями Топчиха и Алейск, образование высшее, учитель рисования, имею троих детей и двух внуков, публикуюсь с двенадцатилетнего возраста, в 2008г. вышел маленький сборничек стихов "Почеркушки", подрабатывающий пенсионер

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых