aif.ru counter
97

«Там, где медведь не ходил»: о жизни арктического морехода

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. "АиФ-Алтай" 24/02/2016

– Мне 74 года. Из всех братьев-сестёр в живых осталась одна. Теперь даже спросить о том, что и как было с нашим родом, не у кого, – с горечью признаётся Людмила ЦАПКО.

Женщина по крупицам, по обрывкам детских воспоминаний о давних рассказах родителей и старшего брата пытается восстановить историю своей семьи, семьи Масленниковых. В их фамильной истории переплелись судьбы пришлых на Алтай и коренных барнаульцев, которых потом жизнь разбросала по всему белу свету.

Семья на корабле

– Папины предки были донскими казаками, – рассказывает Людмила Павловна. – В Барнаул переехали, видимо, в конце позапрошлого века. Потому что отец родился в 1902 году уже здесь. Жили они на горе, дом был в Коневом переулке. Семья деда Александра Артамоновича была зажиточная. Об этом можно было судить даже по большому и красивому памятнику на его могиле на нагорном кладбище. Цела ли сейчас его могила, не знаю – давно там не была.

Известие о том, что сын собрался взять в жёны «голь перекатную» – батрачку, дочку солдатской вдовы, богатым Масленниковым пришлось явно не по нраву. Только Павел оказался упорным: обвенчался с избранницей в Знаменском храме, да увёз её на Север. Там у парня началась новая жизнь – жизнь арктического морехода. По воспоминаниям брата Людмилы Павловны Александра, отец ходил в том числе и на ледоколе «Ермак». Это был первый русский ледокол, построенный ещё в конце XIX века в Англии.

– Мама, Анна Николаевна, рассказывала, что первые годы замужества была коком на корабле, – вспоминает Людмила Цапко. – Даже когда родился Саша, она с маленьким ребёнком ходила по морям-океанам. Ну, а уж когда пришло время появиться на свет сестре Тамаре, то мама сошла на берег.

«Портом приписки» семьи Масленниковых стал Тикси. Это сейчас он большой и обустроенный город-порт. А в тридцатых годах прошлого века жили, как описывала дочери Анна Николаевна, в низеньких избушках. Вдоль них в зимнюю метель передвигались, держась за верёвки-»перила», чтобы не унесло ветром в снежную пустыню. Здесь, в заполярной мерзлоте, схоронили Масленниковы своего маленького сына Валентина…

В материальном плане жилось семье вполне хорошо. Как рассказывал своей сестре Александр Павлович, когда отец приходил домой с зарплатой, то деньги, даже не считая, складывали в набитый купюрами ящик комода. Из дальних странствий (а бывал отец, по словам Людмилы Павловны, не только там, где медведи не ходили, но и в богатых зарубежных портах) привозил он невиданные для советских людей подарки и для жены с детьми, и для барнаульской родни, у которой они часто гостили.

– Брат Саша рассказывал, что когда он пришёл в Барнауле в школу в кожаном пальто и с портфелем из крокодиловой кожи, то ребята прозвали его буржуем, – смеётся Людмила Павловна.

«Конфета» из жмыха

Летом сорок первого собрались отдыхать в Крым. Заехали на родину. И тут известие – война. В Тикси семья больше так и не вернулась, бросив там всё нажитое добро.

– Мама долго ключи от того дома не выбрасывала, – рассказывает собеседница. – Больше всего горевала о машинке «Зингер». «Ничего бы не брала, а её взяла бы», – жаловалась нам. Она же рукодельница была. Всю одежду нам шила. Помню, когда я в школу пошла, она мне из папиной шинели пальто сшила. И всё – на руках.

Фото: Из личного архива

Павел Александрович ушёл на фронт, воевал в артиллерии. Анна Николаевна уехала в Быстроистокский район, где в то время жила её мать. Сюда, к жене, и вернулся в 1942 году комиссованный после тяжёлого ранения и контузии Павел Александрович. А через год родилась дочь – Люда.

– Рана на ноге отца не зажила до конца его дней, сильно его мучила. Мама пыталась лечить её травами разными – не помогало, – говорит Людмила Павловна.

Оправившись от контузии, Павел Александрович некоторое время водил по Оби катера, перевозившие раненных солдат из Барнаула в Бийск. Затем Масленниковы переехали в Солонешенский район. Там глава семьи строил дома из брёвен. Их же семья ютилась практически в шалаше. На некоторое время маленькую Люду родители вынуждены были временно отдать в детдом в Топольное, чтобы она не умерла с голоду.

– Помню, как нам давали по комочку жмыха, и мы его сосали как конфету. Так сладко нам казалось! – на глаза Людмилы Павловны наворачиваются слёзы.

Вскоре переехали в село Елиново, где отец построил маленький насыпной домик. Ему становилось всё хуже и хуже. Когда Люде исполнилось 8 лет, отец умер.

– На память о нём осталась только вот эта маленькая фотография, где он бритый после госпиталя, – показывает женщина снимок в семейном альбоме.

Не забывается любовь

Самостоятельная жизнь у неё самой началась в 14 лет. Тогда она устроилась кашеварить для геологоразведочной партии. До сих пор помнит людей, которые так потрясли воображение девочки-подростка. Особенно привязалась она к Наде Котеленец, красавице и моднице из Киева. Геологи называли маленькую повариху Кнопочкой. Говорили: «Не оставайся здесь. Учись и убегай в город!».

Её отъезд в Барнаул действительно был похож на бегство. В деревянный чемоданчик мама положила пару парусиновых трусиков и штапельных платьиц. Люда упросила шофёра, возившего зерно, подбросить её до Бийска. Чтобы не попасться дорожным патрулям, зарылась в зерно, а на голову натянула ведро. Сейчас это кажется смешным, а тогда было совсем не лишней предосторожностью.

В Барнауле устроилась в институт садоводства. Работать в коллективе под руководством будущего академика Михаила Лисавенко девочке, привыкшей к сельскому труду, нравилось.

Получив паспорт в 17 лет, она устроилась на обувную фабрику. Начинала с черновой работы – клей варила, а дошла до бракёра. Вышла замуж. В 18 лет стала мамой. И хлебнула женского горя сполна: ребёнок родился глухонемой и с ДЦП. Врачи в роддоме уговаривали отказаться от малыша. Сказала, как отрезала: «Я его вам не оставлю!».

Но с мужем начались раздоры. Разошлись, когда ей было всего 23 года, а сыну Олегу исполнилось 5 лет. В садик ребёнка, который даже голову не мог держать, не принимали. Денег не хватало. Пошла в литейный цех, где платили больше. Гоняла тяжеленные вагонетки, пока не заболели руки. Работала на электрокаре, контролёром, на фототелеграфе.

Желавших поухаживать за весёлой и энергичной красавицей было немало. Но никому из них не нужно было её дитя. Полковник Владимир Цапко оказался совсем другим. Бывший десантник отнёсся к её сыну как к родному: приучил заниматься физкультурой, объяснял военные премудрости, водил на праздники.

– Такой, как мой второй муж, – из ста один! – признаётся Людмила Павловна. – Прожили вместе 36 лет. А когда в прошлом году его не стало, словно полсердца у меня из груди вынули… Держит меня только то, что надо заботиться о сыне, который сейчас в барнаульском доме-интернате для инвалидов находится.

Она часто рассматривает старые фотографии. Вглядываясь в лица любимого мужа и любимого отца, убеждается: они были очень похожи. И бесконечно ей дороги.

Кстати

Когда кажутся зыбкими многие ценности мира, семья остаётся «якорем», на котором держится сама жизнь. Может, потому сегодня так интересны семейные легенды и истории. Если в вашей семье есть своя потрясающая легенда, если есть история, о которой имеет смысл рассказать людям, напишите об этом в нашу редакцию с пометкой «Семейный альбом». Электронная почта: aif-altai@mail.ru. Почтовый адрес: 656056, Барнаул, ул. Короленко, 51.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах