aif.ru counter
55

Виталий РАССЫПНОВ. Философия и проза жизни

Аня родилась в интеллигентной семье, но с задатками пролетарского лидера. Жили они в благодатной столице одной из южных республик страны советов. Родители Ани работали в университете и постоянно мотались с экспедициями по просторным степям и пустыням.

В детстве Аня любила играть в казаков-разбойников, ничего и никого не боялась и носила в дом от ежей до ужей. Она верховодила всей ребятней в своей махалле, а когда пошла в школу, то учеба ей давалась легко и она училась с удовольствием.

С такой же легкостью, как и в школе, Аня училась в университете на биофаке. Специальность она выбрала сама, а потом была аспирантура и защита диссертации. И все время Аня активно участвовала в общественной жизни. Ее суждения о политике и происходящих событиях в стране и мире были самыми авторитетными в кругу друзей и коллег. Если Анна сказала, то так оно и есть на самом деле.

Она в самый разгар перестройки уговорила свою семью уехать в Россию, правильность чего потом и подтвердилось распадом великой страны. Постоянным местом жительства они выбрали один из университетских городов на юге Сибири. Работать Анна Павловна стала на биофаке недавно образованного классического университета. В этот университет, несколько лет назад преобразованный из захудалого пединститута, собралось много непризнанных молодых и довольно нахальных гениев со всей Сибири и даже европейской части Союза. Это было большое осиное гнездо.

Как молодому ассистенту ей дали сразу несколько курсов, которые она с легкостью освоила и с большим удовольствием вела занятия со студентами.

Но этого ей было мало, и она с головой ухнула в новую для нее науку – философию. И как-то между биологией и философией она неожиданно вышла замуж, а потом и родила сына, которого полностью отдала на попечение своей мамы. Но как только сынок подрос и стал говорить предложениями, она его привела на биофак и там оставила. С малышом играли, кормили его и обучали азам генетики и орнитологии преподаватели и студенты. Уже с пяти лет его брали с собой на биостанцию и в экспедиции.

А в это время Анна Павловна читала классиков философии и писала новый, уже пятый том теории материи, где раскрывала происхождение и смысл жизни. Классического университета ей уже было мало, и она планомерно начала осваивать вузы города. Там везде с радостью принимали активного доцента, поручали ей вести самые сложные курсы.

Но как только она собирала вокруг себя великое множество единомышленников, так она сразу же меняла место работы. Она уходила не потому, что ей не нравилось или она не подходила коллективу кафедры, а потому, что у нее появлялись новые интересы. В одном из вузов напечатали ее труды в пяти томах, а в другом без всяких разговоров выделили трехкомнатную квартиру в центре города, в третьем дали кафедру.

Вместе с философскими трудами она произвела на свет второго сына, а чтобы ей никто не мешал заниматься любимым делом, то она выпроводила из дома мужа и купила подержанный "Запорожец". При этом наделала кучу долгов, покорила гаишное начальство, которое очень быстро ее научило ездить на авто и выдало удостоверение водителя.

Говорят, что кто-то из классиков сказал, что не приведи Господи жить во время реформ. Анна это прочувствовала на своей шкуре, так как решилась на стыке экономических формаций в России защищать докторскую диссертацию. Она поехала в старейший университет Сибири и там, на кафедре философии, вывалила из рюкзака все пять томов своих трудов и докторскую диссертацию.

Секретарь диссертационного совета, благообразная старушка, увидев молодую цветущую женщину, не поверила, что та привезла докторскую диссертацию.

- Милая моя! Да в нашем совете я самая молодая. Тебя же никто не поймет и никто не поверит, что ты сама написала докторскую диссертацию. У нас председателю только, что отметили 85 лет.

- Да и тема-то у тебя такая, что переворачивает все классические представления о теории материи. Давай договоримся – я сама прочитаю твою работу, а потом уж ты доложишь ее на предзащите.

На том и порешили. Диссертацию и труды Анна оставила секретарю, а сама вернулась домой, где ее ждали новые подвиги.

Первое, что она сделала, так это уволилась из своего университета и вернулась вновь в классический. Но уже на философский факультет, где тут же организовала новую кафедру. Работы на кафедре ей было мало, и она зарегистрировала общественный Институт философии жизни, куда собрала коллег и своих единомышленников из всех вузов города.

К ней на новую кафедру и в институт потянулись доморощенные гегели, самодеятельные кулибины, непризнанные марксы. И что самое поразительное, Анна Павловна и ее ученики находили аргументы и факты, которыми убеждали всех этих фанатиков признать ошибки в своих теориях и со словами благодарности за помощь те уходить с заседаний довольными и умиротворенными.

Защита докторской диссертации провалилась с треском. Почти все члены совета старейшин марксистско-ленинской философии ничего не поняли в Анниных теориях и проголосовали против.

Анна Павловна ничуть не расстроилась и с головой погрузилась в новую работу и выдала такую картинку научного мира, что к ней за наукой стали приезжать даже именитые столичные штучки из разных академий. В эти общественные академии Анна вступила почти сразу во все и даже в какую-то совсем экзотическую - Академию безопасности Президента России. Это нисколько ей не мешало заниматься любимым делом и готовиться к новой защите диссертации.

На этот раз, вместе с диссертацией она привезла набор косметики и седой парик. Все это приготовить ей посоветовала подруга Тамара, которая уже испытала все тяготы защиты на своей шкуре. Все оказалось очень просто – молоденькие лаборанты на кафедре философии перед предзащитой наложили грим на Аннино молодое лицо и превратили ее в седую даму неопределенного возраста.

Анна пошла на хитрость и в анкете год рождения увеличила на десять лет. Ученый секретарь ее не узнала и даже не вспомнила, что два года назад она уже знакомилась с молодой претенденткой на докторскую степень.

Предзащита прошла хорошо, а защита даже блестяще. Никто и не обратил внимания на год рождения, который Аня в новой анкете восстановила на истинный. Вместо пяти прежних томов была представлена объемная монография, а новая диссертация была не такой задиристой как прежняя. В Москве степень быстро утвердили, и Анна Павловна наконец-то вздохнула свободно.

Но вдох пришлось быстренько выдохнуть и смириться с потерей любимого "Запорожца", который украли прямо из-под окон университета. А ведь только-только были отданы последние долги за авто, да еще за газонокосилку, которая была единственной достопримечательностью на недавно построенной даче.

Эта дача была ее гордостью, потому что большую ее часть она построила своими руками вместе с двумя сыновьями. Но выращивать фрукты-овощи не было времени, и она всю свободную землю засеяла газонной травой.

С потерей травокоски она смирилась, а вот автомобиль она купила себе новый. Это была уже знаменитая "Ока" на покупку, которой она взяла кабальный кредит в "Русском стандарте". Для нее авто было теперь самой незаменимой вещью. Ведь надо было успевать читать за копейки лекции в пяти университетах, да еще в двух коммерческих академиях! Вот и моталась Анна Павловна от корпуса к корпусу на своей красной "Оке".

Отъезжая в один из осенних вечеров от одного из университетов, Анна заметила на обочине голосовавшую женщину. Она притормозила и с удивлением и радостью узнала свою приятельницу и соседку по дому Тамару, которая также бегала с лекциями по вузам города.

- Тебе куда?

- Ой, Анька! Да я же домой. Подвези, нам вроде бы по пути.

- Садись и рассказывай, о своей жизни, - предложила Анна.

- Мы хоть и живем с тобой в одном доме и даже работаем в одном университете, но видимся только на ученых советах.

Не успели они отъехать, как на остановке трамвая увидели еще одну свою подругу, тоже философа – Татьяну. Правда, она жила в другом районе.

Как только последняя оказалась в салоне крошечной машинки, разговор пошел обо всем и ни о чем. Решили, что завезут торопящуюся домой Татьяну и поедут сразу по домам. Но за разговорами нужный поворот проехали, а следующий был аж за три остановки трамвая.

- Слушайте, девки, а давайте купим бутылочку винца, закуски и заедем ко мне отметить встречу, - вдруг предложила Татьяна.

Все неожиданно быстро согласились, хотя только что канючили о быстрейшем возвращении домой к некормленым детям. Решили заскочить в ближайший супермаркет, но за разговорами они проехали их уже с полдюжины, пока не оказались на главном проспекте города.

- Давайте тогда уж доедем до гипермаркета, все равно пошел дождь, а там крытая стоянка для машин.

Все согласились с Анниным предложением, и поехал на окраину города в гипермаркет. В ныне огромнейшем магазине когда-то были цеха текстильного комбината, а теперь торгуют всем, что смогло изобрести, изготовить или вырастить человечество на Земле.

Три дамы, прихватив тележку, стали прохаживаться вдоль километровых прилавков и стеллажей. Брали все, что им нравилось, и в основном, в тройных количествах – три батона, три упаковки сыра и т.д. Когда тележка наполнилась до верху, дамы вдруг опомнились и отвлеклись от разговоров. Они стояли уже у кассы и на вопрос кассира "Кто будет платить?" медленно соображали, что они тут делают и что требует от них девушка в фирменном костюмчике.

- О, Господи! У кого кошелек близко?

Ближе всех он оказался у Анны, которая вообще не собиралась делать покупок и тратила деньги в последние дни перед получкой только на бензин. Она заплатила полторы тысячи и все втроем они весело покатили тележку на автостоянку. - И куда же мы все это добро положим? Багажника-то в моей "Оке" не предусмотрено.

Но пакеты они все же растолкали друг другу на колени, и теперь решили сразу же ехать к Татьяне, которая жила ближе всех от магазина.

Возле Татьяниного дома Анна притормозила и помогла подруге выбраться из-под пакетов. Татьяна быстренько скидала пакеты обратно на сиденье, захлопнула дверцу и на бегу кинула,

- Девочки, пока. Здесь я добегу одна. Меня провожать не надо. И скрылась в темноте.

Оставшиеся подруги переглянулись, но сказать ничего не смогли. Так молча, они подъехали к дому и остановились у подъезда Тамары. Тут Анна взяла инициативу в свои руки и нагрузила подругу пакетами, часть понесла сама и довела ее до лифта. Здесь она наскоро попрощалась, ткнула в кнопку Тамариного этажа и выскочила из подъезда.

Тамара, уставшая за день, долго соображала, что делать с этой горой продуктов, тем более, что – ни сына, ни матери сейчас не было дома и она была одна. Она перетаскала все покупки до дверей своей квартиры, и, не занося внутрь, решила позвонить Анне. Трубку никто не брал. Тогда она снова оделась, отобрала большую часть продуктов и спустилась вниз к подъезду. Во дворе было светло от фонарей, но окна Аниной квартиры были темными.

Тамара долго держала кнопку домофона, но обратного сигнала не было.

- Может, она еще не вернулась из гаража? Да, вроде бы гараж рядом.

- Тамара Васильевна! А Вы, что делаете возле нашего подъезда и так поздно?

Это был старший сын Анны, который служил в милиции и возвращался поздно домой.

- Ой, Саша! Забирай продукты – это мама твоя оставила. С этими словами Тамара быстренько удалилась домой.

Утром Анна зашла к Тамаре.

- Займи мне денег на бензин до получки. Я полностью на мели.

20 октября 2006 г.

Об авторе

Рассыпнов Виталий Александрович. Родился в селе Сорочий Лог Первомайского района Алтайского края в 1945 году. Доктор биологических наук, профессор Алтайского государственного аграрного университета.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых