aif.ru counter
97

Валерия КУЗНЕЦОВА. «Так он обрел любовь…» (рассказ)

Молодые сюда приходят показать новые наряды, а люди постарше обсудить последние новости и в очередной раз сказать, что в их времена жили лучше, что молодежь совсем совесть потеряла и т.д. Это первый выход в свет, когда я так откровенно скучаю. Здесь нет моих товарищей: у всех появилась куча дел, и нет ни одной симпатичной дамы, ну кроме хозяйки, конечно. С ней можно было бы пофлиртовать, будь она лет на тридцать моложе.

- Андрей, а почему Вы не танцуете? – подошла к нему хозяйка, достопочтенная дама лет пятидесяти пяти в темно-синем пышном платье и длинных по локоть перчатках, - Дайте угадаю: уже перетанцевали все танцы и просто отдыхаете?

- О, нет, только не в этот вечер, уважаемая Анна Георгиевна. Как бы я к Вам хорошо не относился, но танцевать, откровенно не с кем. Увы, - ответил Андрей.

- Подождите, мой дорогой, скоро приедет моя подруга…

- И тогда с ней потанцуем! – перебил ее он.

- Нет! – сказала она кокетливо, отмахнув веером, - И привезет с собой внучку сестры – Екатерину. Говорят – прелестнейшее создание. Отличное воспитание, хорошие манеры. Просто распустившийся нежный цветок, который боишься тронуть, - произнесла Анна Георгиевна и изобразила пальцами распускающиеся лепестки, - Кстати, это ее первый выход в свет. Ну Вы уж как-нибудь поддержите крошку. Обещайте!

- Обещаю! – отрапортовал Андрей и … зазвонил будильник.

- Уже пора вставать, - сказал Андрей, вскочив с кровати, зазвонил телефон.

- Доброе утро, солнышко! – сказал ласково голос в трубке.

- Привет, мам!

- Ты уже проснулся?

- Да, - ответил Андрей сонным голосом.

- Не забудь позавтракать, оденься потеплее, так как на улице похолодало, еще заболеешь и не забудь зонт, - наставляла Маргарита Александровна – мама Андрея.

- Хорошо, хорошо, я все сделаю, - отчитывался Андрей монотонным голосом, готовя завтрак.

- Да что тебе говорить! Все равно ничего не сделаешь. Господи! – причитала мама, - Живешь тридцать лет и все тебе нужно напоминать.

- Мам! Ну ты чего с утра начинаешь? Я только проснулся, еще не позавтракал, а ты уже…

- Да я все про тебя думаю. Вот заболеешь, и кто тебя лечить будет? Хоть бы с девушкой начал встречаться, а лучше бы женился! – не унималась мама.

- Мам! Кому я такой непутевый нужен? – сказал Андрей и в это время обжегся о турку, - Ой!

- Что случилось? – встревожено спросила мама.

- Да вот, о турку обжегся.

- Скорее намажь гусиным жиром. Я тебе привозила, надеюсь ожог не серьезный. Нужно быть внимательнее.

- Просто я не могу как Юлий Цезарь, делать два дела одновременно. Мам, давай я тебе вечером перезвоню, а лучше заеду к вам, так что ждите.

- Хорошо, мы с папой будем ждать.

- Все пока, мамуль! – сказал Андрей, садясь за завтрак. Как сладок запах свежезаваренного ароматного кофе для только что проснувшегося человека. Андрей наслаждался этим моментом каждое утро, затем он шел умываться и бриться.

- Да уж, Андрей, время тебя не щадит, да и последние вечеринки не идут тебе на пользу, - разговаривал он со своим отражением в зеркале, - Почему я один? А ведь мама права, пора уже окольцеваться, но где та единственная, моя любовь, моя судьба? Может со мной что-то не так? – спрашивал он себя, разглядывая отражение в зеркале.

На него смотрел высокий, стройный блондин с серыми, немного грустными глазами. Андрей был очень хорошо сложен, волосы его были немного длинны, но после нескольких минут укладывания лаком, они складывались в хорошую прическу, - Ну все, пора на работу, - сказал он, закончив все процедуры, - Пойду одеваться.

Одевался он всегда стильно, со вкусом, но строго, т.к. ему долг не позволял, а был он банкиром, глядя на его одежду, можно было понять, что он эстет: всегда чистая, ухоженная обувь, отличные костюмы, идеально выглаженные, подобранные в цвет рубашки и галстуки, а также стильные аксессуары, будь то запонки, часы или какое-нибудь кольцо. Его можно было назвать эдаким пижоном.

На самом деле Андрей слукавил, говоря об одиночестве, т.к. противоположный пол, так сказать, не давал ему прохода. Да, у него было много женщин, но не в этом дело, просто Андрей устал от этого и хотел семейного счастья. Как говорят в таких случаях: «Нагулялся». И когда он это осознал, стал вопрос о выборе избранницы, но это, как известно, дело сложное. Итак, собравшись, Андрей вышел из дома.

- Да, мама была права, - сказал он и несколько секунд колебался при выходе на улицу, так как начинался сильный дождь, - нужно было брать зонт, зазвонил мобильник.

- Алло! Здорово, Андрюх, - сказал радостно голос в трубке.

- Привет, Ром! Ты чего такой веселый?

- Да вот сижу тут в машине и вижу, как ты не решаешься выйти из подъезда, - говорил радостным голосом Роман – брат Андрея, он же его коллега по работе.

- Издеваешься, да?

- Нет, ну как можно! Давай, садись ко мне, подвезу.

- А ты где?

- Я стою на противоположной стороне вправо на две машины от рекламного щита. Увидел?

- Да, уже бегу.

Через минуту быстрого бега под дождем, Андрей сидел в машине Романа.

- Ну, здорово, старик, - произнес Роман, протягивая руку.

- Привет, - ответил пожатием Андрей, - А чего это ты меня встречаешь?

- Ты же сказал, что твоя машина на неделю в ремонте, ну вот я и решил, так сказать по старой дружбе, тебя подвезти.

- Спасибо, брат, - поблагодарил Андрей.

- Ты чего такой грустный в последнее время? – спросил Роман.

- Да так, ничего особенного.

- Что, не удалось в прошедший вечер затащить в постель очередную красотку? – съязвил Роман.

- Да нет, не в этом дело. Просто понимаешь, в последнее время я переосмыслил свою жизнь: да, у меня было много женщин, но сейчас мне этого не нужно, я бы хотел встретить одну. Теперь я не хочу после работы заходить в какой-нибудь бар, знакомиться с женщиной, чтобы затащить ее в постель. Теперь хочется тратить и отдавать себя одной и получать тоже от нее взамен. Вот и все.

- Что я слышу? – удивился Роман, - Не верю своим ушам! Я, наверное, сплю, ущипните меня. Это все говорит человек, который со школы не пропустил ни одной юбки! Фантастика!

- Ладно, хватит ерничать. Тебе этого не понять.

- Ну конечно, куда нам до Вас. Мы такие разные.

А они ведь действительно были настолько разные, насколько это было возможно, начиная от простых банальных мелочей, заканчивая жизненными принципами. Роман был на пять лет моложе Андрея. Внешне они немного схожи: оба высокие, сильные, но Роман был шатеном с голубыми глазами, а Андрей русый блондин с серыми.

Роман с детства был полной противоположностью брату: Андрей всегда где-то гулял с друзьями с утра до вечера, постоянно дрался и попадал в разные истории, в то время как Роман рос спокойным мальчиком, можно сказать домоседом. В школе у Андрея была слава ловеласа, а Роман дружил только с одной девочкой, которую в итоге отбил Андрей.

В институте продолжилась та же история: Андрей был душой компании, заводилой, любимцем публики и девушек, а Роман все жил в своем «мирке», куда кроме близких никого не впускал. Что-то было схожее в их характере, наверное, это настойчивость, целеустремленность. Если они ставили цель, то в любом случае добивались ее.

Вопрос в том, какими средствами они это делали. Роман при достижении цели полагался только на себя и своими силами, своим упорством пробирался к заветной мечте, а у Андрея главным был принцип: «На войне все средства хороши». У Романа эта целеустремленность сочеталась с благородством, честью и романтизмом, а у Андрея с дерзостью, наглостью и беспринципностью.

- Слушай, Ром, давай сегодня соберемся вместе у родителей. Ты как, за? – спросил Андрей.

- Нет, ну ты правда меня удивляешь. Моего брата кто-то подменил, наверное, инопланетяне похитили. Ты случайно не заболел? – встревожился Роман.

- Да вроде нет. Просто я живу в ожидании любви и у меня сейчас такое романтическое настроение. Так, ты не уходи от ответа.

- Я конечно «за». Мы в последний раз когда вместе собирались? На мой день рождения, то есть десятого августа, а сейчас конец октября.

- Вот и отлично. Сядем все вместе, поговорим, отдохнем, - произнес Андрей, представляя их семью вместе. - Здорово! Они подъехали к работе…

Рабочий день полетел незаметно. Андрей предвкушал их встречу, как обрадуются родители. Мама приготовит вкусный ужин, они вспомнят прошлое и все будет как раньше.

- Ну что, поехали? – радостно спросил Рома.

- Конечно! Для родителей это будет сюрпризом, так как они не знают о том, что мы будем вместе.

- Отлично!

- Вот и день прошел, - сказал Андрей, выходя из кабинета и закрывая дверь на ключ. Они направились к лифту.

- Что с тобой происходит? У тебя какие-то проблемы? - озабоченно спросил Роман, видя задумчивость брата.

- Да вроде нет, - ответил Андрей, входя в лифт, - Просто понимаешь, я стал уставать от работы. Нет, не в физическом плане, а моральном. С утра до вечера: цифры, счета, кредиты, деньги и снова цифры… Я стал замечать, что теряю интерес к работе. Не знаю, какая-то меланхолия внутри, наверное, осенняя депрессия.

- Да, брат, - задумчиво произнес Роман, выходя из лифта, - Даже не представляю, что тебя могло сподвигнуть на такие мысли.

- А с чего ты решил, что это произошло вследствие чего-то? Может, я просто повзрослел? – сказал Андрей, садясь в машину.

- Может, ты и повзрослел, просто понимаешь, эти твои размышления не могли взяться ниоткуда, - говорил Роман, когда они выезжали со стоянки.

- Что ты имеешь в виду?

- Я говорю про то, что в твоей жизни что-то произошло такое, что тебя сильно впечатлило где-то на подсознании и поэтому ты делаешь такие выводы.

- На самом деле, ты прав, - сказал Андрей, - Недавно ко мне пришло два человека, муж и жена. Довольно пожилая пара: ей лет пятьдесят пять, ему около шестидесяти, им нужно было проделать какую-то операцию со счетом, я уже и не помню, не в этом дело, меня до глубины души поразило их отношение друг к другу.

Понимаешь, у них было столько уважения друг к другу, столько доброты, от них будто даже свет исходил. Они были счастливы, улыбались и делились своим светом и добротой с окружающими. Они немного рассказали о себе: тридцать пять лет женаты, трое детей, пять внуков. Я спросил секрет их счастья, так вот, они сказали, ну кроме любви, конечно, нужно жить и в доброте. Самое плохое чувство – злость, она пожирает человека изнутри, а чтобы не быть злым, нужно любить. Так вот: я не хочу быть злым!

Еще я понял, что хочу тоже, вот так, в старости быть со своей любимой рядом, а не быть одиночкой. Вот, наверное, откуда у меня такие мысли, - его речь прервал звонок,

- Алло, мам, привет. Скоро буду, минут через пятнадцать. Скажи, а Ромы не будет? Нет. А почему? А, ты ему звонила, и он сказал, что не может. Ясно. Все, до встречи.

- Ждут уже нас.

- А как же. - Тебе осталось дело за малым: найти жену, - сказал Роман.

- Ничего себе, за малым. Скажешь тоже. Это тебе не кофту купить: померил, подходит, купил. Здесь нужно с выбором поосторожнее, - говорил Андрей, глядя на вечерние огни города. Да, город всегда манил его своими магазинами, ресторанами, своей городской свободной жизнью и своими бесконечными яркими огнями…

- Привет, мама, папа! – говорил радостно Андрей, входя в квартиру и обнимая родителей.

- Здравствуй, дорогой, - приветствовала его мама.

- А я не один. Сюрприз! Мы вместе с братом, - в этот момент зашел Роман.

- Здравствуйте, мама и папа, - сказал он и пошел обниматься. Через пятнадцать минут, когда все страсти улеглись, и был накрыт стол, все сели ужинать. Сегодня стол из кухни был перенесен в гостиную, как в случае какого-то праздника, когда все гости собирались за столом в гостиной, и воцарялась атмосфера торжества.

- Ну что, дорогие гости, - начал разговор Алексей Викторович – отец Ромы и Андрея, - Очень рад вас приветствовать сегодня у нас. Так сказать, добро пожаловать!

- Пап, ну зачем так официально, - сказал Рома. - Просто мы давно не виделись, - ответил отец.

- Да уж, давно мы не собирались вместе. В последний раз это было на день рождения Ромы – десятого августа, - вступила Маргарита Александровна.

- Я так рад, я так счастлив, что мы вместе, что мы семья, что мы есть друг у друга. Давайте выпьем за нашу семью, за семью Гордеевых, - произнес вдохновенно Андрей, взяв бокал вина. Все с радостью подхватили его тост, и выпили, но кроме Романа, так как он был за рулем.

- Андрей, с тобой что-то происходит? – озабоченно спросила мама.

- С чего ты это взяла? – сказал Андрей, уплетая вкусное блюдо.

- Просто это твое поведение в последнее время… Ты сильно изменился, тебя не узнать и эти твои слова сейчас, и сегодняшняя встреча. Вспомни, тебя силой не возможно было затащить на какое-нибудь семейное торжество, а сейчас…

- Мам, просто понимаешь, я повзрослел, пересмотрел свои жизненные принципы и думаю, что скоро женюсь, так что, готовьтесь, - гордо произнес Андрей.

- Вот и славно! – воскликнул отец.

- Мам, пап, у вас же в ноябре будет тридцать три года со дня свадьбы, - вдруг сказал Андрей.

- Это точно, а мы уже и забыли, - произнесла Маргарита Александровна.

- Да уж, тридцать три года. Будто вчера все это было! - вздохнул Алексей Викторович.

- А расскажите нам, как вы встретились, как поженились, мы знаем, а вот как увидели друг друга, мы не знаем, - попросил Роман.

- Ну хорошо, расскажем, - согласилась мама. - Это был тысяча девятьсот семьдесят пятый год, кстати, десятое августа, - начал отец, - Стояло сухое жаркое лето. Иду я по улице, ну по каким-то своим делам, и тут вижу вдалеке потрясающую девушку. Я прямо остолбенел, меня будто током пронзило. Вроде девушка совершенно обыкновенная: средний рост, русые волосы, собранные в хвостик, серые глаза, но что-то было в ней необыкновенное, какая-то загадка, тайна в сочетании с нежностью, мягкостью. Ну вот значит, пока я стоял, она прошла мимо, лишь коснувшись взглядом и еще я запомнил необыкновенный аромат ее духов…

- А что дольше? Ты так и остался стоять там? – перебил его Андрей.

- Нет! Я пошел вслед за ней. Все шел, шел, думал как подойти, что спросить, о чем заговорить, перебрал в голове тысячу вариантов, но так ничего не смог придумать. Тем временем, она подошла к своему дому и успела скрыться в подъезде. Все, что я запомнил – это номер подъезда. И с этого дня, я каждый вечер с семи до десяти сидел на этой лавке возле ее подъезда и просто ждал чего-то. Порой мне везло, и она подходила к окну и я, как одержимый, пытался поймать ее взгляд. А иногда вообще фартило: она выходила из подъезда куда-нибудь и проходила мимо меня.

- И долго так продолжалось? – поинтересовался Роман.

- Ну, наверное, месяц, - ответил отец.

- Месяц! – воскликнул Андрей, - Целый месяц, каждый день по несколько часов сидеть и ждать, когда она пару раз в неделю выйдет из подъезда и через две секунды пройдет мимо!

- Да, это называется одним словом, сынок – любовь! – сказал отец.

- Мам, а ты как увидела папу? – спросил Роман. - О, как уже сказал отец, это было десятого августа тысяча девятьсот семьдесят пятого года. Иду я такая вся беззаботная по улице и вижу, вдалеке, стоит парень и нагло так на меня таращится, ну я и показала ему взглядом, типа: «Ты чего?», - отвечала Маргарита Александровна.

- А тебе папа сразу понравился? – не унимался Роман.

- Практически да. Как это молодежь сейчас говорит: «Меня цапануло». Что-то было в нем такое: высокий брюнет с голубыми глазами. На первый взгляд, он производил впечатление хулигана: стоял такой весь уверенный, плечи расправлены, голова вверх, руки сжаты в кулаки, - и мама изобразила Алексея Викторовича,

- Но мне показалось, что он очень добрый, благородный. Так вот, иду я к себе домой и спиной чувствую, что идет за мной мой «кавалер». Ну я не придала этому значения. Потом стала замечать, что каждый вечер сидит он на лавке возле моего подъезда. Я снова не придала этому значения, так как подумала, что это он соседку мою ждет – Катю, так как она была первой красавицей округи и к ней часто парни приходили.

Но потом я как-то начала замечать, что как не выгляну в окно, он смотрит на меня, как не выйду во двор, глядит на меня таким взглядом, будто он что-то важное потерял, а сейчас нашел и очень рад этому. И все было так до того момента, пока…

- Пока я не написал письмо, - перебил ее Алексей Викторович, - Да, я должен был все прекратить. Я очень устал. В ту ночь я не спал, все думал, думал. Наконец, решился, встал и написал письмо. Думал: либо Пан, либо пропал. На следующий день я вычислил квартиру и подбросил ей письмо.

- Интересно, а что же такого ты там написал? – заинтересовался Андрей.

- Я сохранила письмо. Можем сейчас прочитать, - сказала Маргарита Александровна и пошла за письмом.

- Да, пап, даже не мог себе представить, что у вас с мамой такое могло быть. Да вы романтики, - воодушевленно сказал Андрей. Пришла Маргарита Александровна.

- Слушайте, давайте я уберу все со стола и поставлю чай. Хорошо? – предложила она, и все согласились. Через несколько минут все было готово к чаепитию.

- Ну что, пап, начинай! – сказал Роман. - Сейчас, - произнес отец, надевая очки и разворачивая письмо,

- Итак, начинаю. «Здравствуйте, уважаемая незнакомка! К сожалению, не знаю Вашего имени. Даже не знаю с чего начать. Наверное, это письмо покажется Вам совершенной наглостью, но я не могу по-другому. Понимаете, я тот самый человек, который каждый вечер сидит на лавке у Вашего подъезда и мозолит Вам глаза. Не хочу писать длинных трогательных писем, поэтому сразу о главном, пусть это прозвучит слишком громко: Вы мне очень понравились с того самого момента, как я увидел Вас. С тех пор я ни о ком другом думать не могу, кроме как о Вас.

Я не знаю, что со мной происходит, но знаю одно: со мной никогда такого не было. Как бы мне хотелось сейчас оказаться рядом, поговорить с Вами. Боже, я завидую этому листку, который Вы сейчас держите в своих руках. Не понимаю, почему не решаюсь подойти к Вам и познакомиться. Наверное, у Вас есть парень, а тут я со своим признанием. Я не вправе что-то требовать от Вас, но мне бы хотелось хотя бы минуту поговорить с Вами, посмотреть Вам в глаза.

Моя судьба в Ваших руках: скажите, чтобы я отстал от Вас – завтра же меня не будет на этой лавке и в Вашей жизни, а если сделаете шаг навстречу – я подарю Вам свою судьбу. Решайте… Я ни в коем случае не пытаюсь разжалобить Вас, вызвать чувство сострадания. Нет. Просто я открыл Вам свою душу. Можете посмеяться, порвать и выбросить это письмо, я не обижусь. Но мне кажется, что Вы не такая. Вы замечательная и просто не можете быть другой. Ну все, пора заканчивать писать. Теперь Вы знаете, что на планете есть человек, которому Вы не безразличны, а если захотите что-то сказать мне, то Вы знаете, где меня искать каждый вечер. С уважением, Алексей».

Тишина длилась около десяти секунд.

- Потрясающе! – воскликнул Андрей.

- Вот здорово! – поддержал его Роман, - А дальше, что было?

- В тот же день, - сказала Маргарита Александровна, - После прочтения письма, я подошла к нему, он как всегда сидел на лаке возле моего подъезда, села рядом, взяла его за руку, - она взяла Алексея Викторовича за руку, - И с тех пор мы вместе.

- В октябре я сделал ей предложение, а в ноябре мы поженились, - произнес Алексей Викторович.

- А не рано, так сразу? – спросил Роман.

- А чего было ждать? Ей было двадцать лет, мне двадцать пять, - ответил отец.

- Слушайте, как замечательно, - вдохновенно сказал Андрей, - Я даже и не предполагал, что у вас так было!

- А интересно: если бы папа не написал письмо, то вы бы не были сейчас вместе? – спросил Роман.

- Даже не знаю, - ответила Маргарита Александровна, - Я первой никогда бы не подошла, как бы мне парень не понравился.

- Да не, в любом случае, мы были бы вместе, - сказал Алексей Викторович, - Если не письмо, то я бы сам когда-нибудь решился подойти. Это судьба и ничего с этим не поделаешь.

- Да уж, - вздохнул Андрей.

После чаепития все стали рассматривать старые семейные альбомы. Наверное, у всех они есть и когда их просматриваешь, эти старые, черно-белые фотографии, то, с одной стороны, очень приятно вспомнить детство или молодость, но с другой, грустно оттого, что все то, что там изображено – прошло и этого нам с вами уже не вернуть, никогда…

Андрея одолевали также два этих чувства: он смотрел на фотографии и видел на них веселого пацана с мячом в руках или милого мальчишку, сорвавшего прекрасный цветок и протягивающего его маме, но, глядя на эти фотографии, все равно было грустно, отчего-то. Андрей разглядывал их, а душа плакала и ныла, просила закрыть альбом, но он продолжал.

- Мам, ты чего? – спросил Роман, обнимая маму и видя, как она плачет.

- Все нормально, просто вспомнила молодость, ваше детство, - ответила Маргарита Александровна, вытирая слезы платком, - Вот, смотрите, вот ты Рома, тебе здесь лет шесть, - сказала она, указывая на фотографию, где на стуле сидел маленький мальчик, который вот-вот заплачет.

- Да, да, я помню, - начал Роман, - В этот день наш сосед, дядя Витя, впервые привез фотоаппарат из командировки и разрешил нам сделать несколько кадров, меня посадили на стул…

- Вместе с твоей игрушкой – медведем, - перебил его Андрей, - Которую я у тебя отобрал, потому что у всех мальчишек были нормальные игрушки, машинки там разные, а тебя медведь. - Да, но это была моя любимая игрушка, его звали Лондон, - вступил Роман.

- Имя еще дурацкое – Лондон, - передразнил его Андрей, - Да к тому же – это девчачья игрушка.

- Неправда!

- Нет, правда! – не унимался Андрей, - Я до сих пор так считаю!

- Но он был моим лучшим другом. - Ха! Другом! Ой, не смешите меня, а то я сейчас лопну! Братья начали спорить, как двое маленьких детей из-за того, что не поделили игрушку.

- Дети, дети, - пытался усмирить их Алексей Викторович, - Ну нельзя же так ругаться, - прервал он их дискуссию. Все начали смеяться. После минутного веселья, продолжили просмотр альбома. Какая-то необъяснимая сила притягивала к этим фотографиям. Непонятно почему, но на душе становилось тепло и тревожно. Где-то в глубине души рождалось некое волнение и легкий трепет.

- Это потрясающе! – воскликнул Андрей, - Я лет восемь не смотрел эти фотографии. «Тепло, грустно, - думал про себя Андрей, - Господи! Как жаль, что этого не вернуть, никогда. Так здорово было в детстве… Да, беззаботное детство, яркая юность и вот теперь, сейчас, взрослая, самостоятельная жизнь.

Вроде, все у меня хорошо, но отчего-то тяжко на душе. Жизнь у меня сложилась неплохо: прекрасные родители и в семье никакого разлада, всего в жизни сам добился и вроде была моя жизнь мне интересна, но в последнее время как-то все стало неуютным, пустым и моя работа, и друзья, и холодная квартира…

Надо все менять, нужно начать жить заново, попробовать найти какое-нибудь хобби, например заняться фотографией, съездить куда-нибудь отдохнуть, ну можно в Норвегию, а лучше в Исландию, завести новых, настоящих друзей, сделать в квартире ремонт, ну и, наконец, жениться – по-моему, это лучший вариант изменить свою жизнь!» - так настраивал себя Андрей на предстоящие перемены в своей жизни.

- Ой! Что-то мы засиделись, - сказал Роман, глядя на часы,

- Наверное, пора уже ехать. Ты как, Андрей?

- Да, мы поедем, - согласился Андрей.

- Ну, спасибо, что навестили нас, - говорил Алексей Викторович, провожая братьев к выходу.

- Приезжайте к нам еще, а то давно мы так здорово не собирались, - сказала Маргарита Александровна.

- Спасибо мам за вкусный ужин! – произнес Андрей, обнимая маму.

- Да, большое всем вам спасибо! – поддержал его Роман.

- Вы не представляете, как много мне дал сегодняшний вечер, я пережил столько эмоций и еще немного окунулся в детство, - вдохновенно говорил Андрей,

- Я думаю, что теперь мы будем встречаться намного чаще. Блин, прям сейчас заплачу, - сказал он и обнял всех сразу: маму, папу и брата. Спасибо за все! - Андрей, ты нас сейчас задушишь! – тихо произнес Роман, так как Андрей действительно крепко всех обнял. - Ладно, ладно, хватит трогательных прощаний, - сказал отец и очень по-доброму улыбнулся. - Все, Андрей, поехали, я тебя довезу до дома, - предложил брат. - А что с твоей машиной, Андрей? – спросил отец.

- Да там мелочь какая-то, отдал в ремонт, времени отремонтировать самому совсем нет. - А раньше, я помню, ты всегда любил возиться с машинами и сам чинил, - говорил Алексей Викторович, - Да у вас, у молодежи, вообще ни на что времени нет, все спешите, торопитесь куда-то, а чего торопиться? Жизнь и так быстро проходит, а вы ее еще подгоняете!

- Ладно, все всем пока! – попрощался Андрей.

- Пока, до встречи! – произнес Роман, и они оба вышли из квартиры. Когда братья уехали, родители долго не могли понять, что происходит с их сыном Андреем: вроде бы он все тот же жизнерадостный, беспечный парень, но все же появилось в нем, в его характере что-то серьезное и тяжелое.

- Просто, наш мальчик повзрослел, - говорила Маргарита Александровна, - и теперь он готов к настоящей семейной жизни. Тем временем, Роман довез Андрея до его дома.

- Эти твои разговоры, насчет женитьбы, это правда? - поинтересовался Роман.

- Естественно, - сказал с ухмылкой Андрей, - Я слов на ветер не бросаю, но для того, чтобы жениться, для начала нужно найти ту единственную и неповторимую.

- Что-то я во всем этом сомневаюсь, - недоверчиво произнес Роман, - Чтобы человек больше всего ценящий свободу и независимость женился. Не верю, меня ты не проведешь!

- Ну не верь. Знаешь, а я предлагаю спор: если до Нового года я не встречу свою любовь – я отдаю тебе самую дорогую, большую и вкусную коробку конфет.

Идет! - воодушевленно предложил Андрей. - Согласен!

- Вот и отлично!

- Утром заехать за тобой? – спросил Роман.

- Уж пожалуйста, если вам не будет трудно, - иронично ответил Андрей.

- Ну все, спокойной ночи Андрей, - сказал Роман и протянул ему руку.

- Спокойной ночи, младший брат, - попрощался Андрей, пожав ему руку, он всегда любил подчеркивать свое старшинство.

«Да, отличный был сегодня вечер, - размышлял Андрей, ложась в кровать, - Здорово я все придумал, как начать жизнь заново: для начала съезжу отдохну сразу после праздников, а то я уже года три не был в отпуске, затем, ближе к весне сделаю ремонт хороший такой, современный и останется найти до Нового года девушку.

Сначала как-то необходимо составить образ в голове, какая бы лучше мне подошла. И так, по внешности: во-первых, она должна быть высокой и стройной, хотя есть отличные люди и невысокие, и нестройные, ладно, во-вторых, блондинкой или брюнеткой, нет, не знаю, с голубыми, нет карими глазами, какая разница, волосы длинные или короткие, - пытался представить образ своей избранницы Андрей, в конце-концов запутавшись окончательно, - Внешность – пустяк.

Лучше подумаю о характере. Она должна быть доброй, милой, отзывчивой, жизнерадостной, умной, страстной, с внутренним стержнем, но в то же время немножко слабой, чтобы давала мне себя чувствовать сильным мужчиной, или нет? Я совсем запутался. Не легкое это дело – найти любовь.

Какой она должна быть, как выглядит – не знаю, но думаю, что если встречу ее, я все пойму и она поймет - думал Андрей сквозь подступавший сон,

- Опять эта музыка!» - Анна Георгиевна, ну где же Ваша подруга и внучка ее сестры, - говорил нетерпеливо Андрей, - Так хочется увидеть новое лицо, среди всех этих однообразных рож.

- Потерпите немного, мой дорогой, они скоро будут, - оправдывалась хозяйка вечера. Андрею становилось совсем скучно, но он не показывал вида, просто опускался до простых формальностей в общении, говорил какие-то общие фразы. «Сколько можно этого постоянного трепа! – злился он, - Нужно ходить, всем улыбаться, говорить приятные вещи. Все к черту. Неужели вон те, например, две дамы у окна, - и Андрей посмотрел в сторону двух женщин, стоявших у окна с бокалами шампанского и о чем-то оживленно беседовавших, - думают друг о друге хорошо или обо всех их окружающих? Никогда не поверю.

Это сейчас все такие милые и добрые, а за глаза выливают столько гадостей. Ну нельзя же быть такими. Если тебе человек не нравится, то зачем водить с ним дружбу, а за спиной порочить его «добрым» словом? Не могу больше! – говорил себе Андрей все больше злясь, - Еще немного и я уйду!».

Андрей совсем забыл о хозяйке ее подруге с внучкой сестры, о гостях и вообще, обо всех нормах приличия. Он изрядно выпил, сел в самом дальнем углу большой залы, смотрел искоса на всех и тихо злился. Вечер тянулся медленно. Вдруг вся масса людей оживленно заговорила. «Наверное, кто-нибудь рассказал очередную громкую сплетню или какой-нибудь молодчик выполнил удивительную фигуру в танце», - подумал иронично Андрей и попытался лицом изобразить танцующего паренька. Но толпа не умолкала.

Это заинтересовало Андрея, и он решил сходить в разведку. Встал с дивана, поправил свой наряд, выпрямил спину и бодрым шагом, будто и не было никакой выпивки, направился к праздной толпе… Он проталкивался сквозь нарядные платья, красивые сюртуки и камзолы. Когда Андрей подобрался ближе, то он увидел даму лет шестидесяти, полноватую и немного сильно напудренную, она была одета в темно-зеленое платье, корсет был явно перетянут, и бедняжке приходилось дышать через раз.

- Ах, Андрей, мой голубчик, - заговорила Анна Георгиевна, - позволь представить тебе мою подругу – Елена Владимировна.

- Очень приятно, - сказал Андрей, поцеловав протянутую руку. - Она только что вернулась из Парижа, - неумолкала хозяйка, - Где была на отдыхе. А где же Катенька?

- Да была где-то здесь, - сказала Елена Владимировна, - Катя, Катерина! – звала она внучку сестры. В это мгновение откуда-то подул легкий теплый ветерок, толпа расступилась и в ее центре появилась…

Снова будильник.

- Уже утро, - сказал Андрей, протирая глаза. После сорока минут собираний, он уже выходил из подъезда, возле которого его ждал Роман.

- Доброе утро! – радостно поприветствовал Андрей брата.

- Доброе! А ты чего такой радостный?

- Представляешь, мне приснился замечательный сон.

- И о чем же он, если не секрет, - поинтересовался Роман.

- Будто я, не знаю, наверное, в веке восемнадцатом, ну когда балы эти все были, такой весь красивый, при параде, в какой-то форме на званом ужине. Представляешь! И это все так реалистично и правдоподобно. Вокруг все ходя, дамы в красивых платьях, мужчины в костюмах того времени. Судя по обращению там ко мне, я уважаемый человек, - воодушевленно рассказывал Андрей, - Но в этот раз все было как-то скучно. Я напился!

- Ну это так в твоем стиле, что ты даже во сне успеваешь выпить, - подколол его Роман. - Ну да. Так вот. Хозяйка вечера сказала, что скоро приедет ее подруга с внучкой сестры, ну, в общем, она приезжает, спрашивают, где Катя – это ее внучка. Зовет ее. Тут что-то странное, знаешь как в кино, вся толпа медленно расступается, какое-то легкое дуновение появляется незримый силуэт, и… я просыпаюсь.

- Интересный сон. А ты девушку хоть успел увидеть? - спрашивал Роман, когда они подъезжали к работе.

- В том то вся и беда: нет! Но так еще интереснее. Я попробую досмотреть сон.

- Слушай, у тебя сон, как кино – вечерний сеанс, первые места, костюмированная комедия в двух частях. - А может это не комедия? Может это драма или мюзикл?

- Ага! Триллер еще скажи, - сказал Роман и засмеялся вместе с братом. Рабочий день пролетел незаметно, Андрей немного устал. - Ну что, поехали, довезу тебя до дома, - сказал Роман, входя в кабинет Андрея. - Поехали, - произнес он, надевая пальто. Андрея немного злило то, что он стал зависим от брата в плане езды на транспорте. Конечно, он поехать на автобусе или такси, но Андрей не привык добираться, так сказать, общественным транспортом.

Вечер вступал в свои права. Город зажигал огни. Как заманчив он бывает по вечерам. В воздухе веет дух молодости и свободы. Хочется ни о чем не думать, а просто отдыхать…

- Здорово, Андрюх, - приветствовал Андрея голос в трубке.

- А, Димка, здорово, - ответил Андрей.

- Ты чего такой грустный?

- Да так, устал немного.

- У тебя все в порядке?

- Все отлично!

- Ты куда пропал в последнее время? – не унимался Дима – друг Андрея по университету, они вдвоем были главными хулиганами и ловеласами. - Работы много навалилось, - отвечал Андрей общими фразами. - Давай сегодня сходим в какой-нибудь бар и познакомимся с девушками, а то мы давно с тобой не гуляли.

- Нет, я пас.

- Ты чего? Я тебя не узнаю! – удивился Дима, - Раньше помню, ты меня везде таскал, каждый день, а сейчас… Тебя точно подменили.

- Я тебе скажу больше: ведь я решился жениться. Да, до Нового года, - гордо сказал Андрей. Тишина в пару секунд. Смех.

- Ты! Жениться! – хохотал Дима, - Ой, брат, насмешил. Аж слезы потекли. Давно я так не смеялся. Отличная шутка!

- Все? Успокоился? – спросил спокойным тоном Андрей, - Я говорю вполне серьезно. - Слушай. Не могу поверить. Просто не могу. Не знаю, что там с тобой произошло за это время, но это действительно серьезно, - сказал Дима спокойным, ровным голосом. - Да, все очень серьезно. Наверное, я повзрослел, все понял и осознал. Так что, Дима, возьми кого-нибудь другого в свой кабак и выпей за мой успех! - Обязательно! Это действительно сильно и это достойно уважения. - Ну все, спокойной ночи! – попрощался Андрей. - Пока, - ответил Дима, все еще находясь в недоумении.

«Чего их так всех удивляет мое поведение? – спрашивал сам себя Андрей, укладываясь в кровать, - Неужели я был таким разгильдяем? Таким ветреным и непостоянным человеком, что сейчас, когда я решил совершить серьезный поступок, все они в таком недоумении? Что я спрашиваю! Конечно да! Смогу ли всех убедить, что я постоянный человек, что могу делать серьезные поступки?

По крайней мере, попробую, может получиться. А теперь спать, да пора уже заснуть», - думал Андрей сквозь обуревавший его сон… После того, как толпа расступилась, сначала никого не было, но потом появился легкий воздушный силуэт, который все более проявлялся и вот, наконец, можно было разглядеть молодую совсем еще юную девушку.

Сердце Андрея заколотилось с двойным ритмом, хмель весь прошел, дыхание сбилось. Он на несколько секунд превратился в застывшую статую. «Ангел! Божество!..» - промелькнуло у него в голове. - Андрей! Андрей! Вы нас слышите? – говорила Анна Георгиевна, обращаясь к Андрею, видя, как он замер.

- Да, я Вас слышу, - ответил он, вернувшись в нормальное состояние. - Вот, познакомьтесь – Катерина, - сказала Анна Георгиевна, подводя Катю к Андрею. - Очень приятно, Андрей, - представился он, поцеловав руку в перчатке. - Анна Георгиевна! Елена Владимировна! Пойдемте, Вы нам расскажите как там, в Париже, а то все уже заждались! – сказал какой-то мужчина, который пришел за дамами. - Ну, хорошо, - ответила Елена Владимировна.

- Пойдемте, а молодые пусть общаются! – сказала Анна Георгиевна. - Можете за нас не беспокоиться. Мы скучать не будем, и найдем себе занятие, - говорил Андрея, ведя обеих дам под руки в соседние залы. Когда он вернулся, Катя стояла у окна, теперь, при свете полной луны он мог лучше ее разглядеть: средний рост, немного худовата, белоснежная кожа, светлые, пшеничные волосы уложены в аккуратную прическу, нежные черты лица, голубые глаза, длинные ресницы, тонкие музыкальные пальцы.

Она стояла в свете луны, которая отражалась в ее глазах, а кожа была покрыта легким свечением от отблеска месяца. Одной рукой она обняла свою талию, а вторую подняла к подбородку. Катя была одета в нежно-розовое, длинное, струящееся платье. - Сколько же Вам лет, прелестное создание? – начал разговор Андрей. - Шестнадцать, но скоро будет семнадцать, - сказала она и мило улыбнулась.

«Я бы все отдал за такую улыбку!» - подумал Андрей. - Извините, пожалуйста, но Вы могли бы на меня так не смотреть? - произнесла она и резко повернулась к окну. - Да, конечно! Простите. Что я за дурак! – говорил Андрей, повернув голову к луне. - Скажите, а Вам нравится луна, ночь, тишина? – спрашивала Катя. - Очень! Ночью, в ее тиши легко думается обо всем на свете, - ответил Андрей, - А Вы, любите ночь?

- Да, очень люблю, - робко ответила она, - Когда я смотрю на луну, то мне иногда кажется, что там тоже живут люди. Представляете, сейчас тоже кто-нибудь вот так стоит и смотрит на нас как мы на них! – сказала она и быстро оживилась, - Интересно было бы узнать, кто там живет. - Да никого, - сказал Андрей, - Там ведь безвоздушное пространство, вакуум, нет кислорода, а значит и жизни. Катя удивленно посмотрела на него.

- О чем Вы говорите? Я Вас не понимаю, - спросила Катя с недоумением. «Вот дурак! – думал Андрей, - Это ведь сон, а она живет в другом веке и обо всем не знает. Какое-то странное ощущение: вроде и не сон, и девушка настоящая, и я живу здесь, но откуда я тогда все знаю, что будет наперед?» - Скажите, а какой сейчас год? – спросил Андрей. - Вы смешной! Тысяча семьсот восемьдесят девятый от Рождества Христова, - ответила она и засмеялась.

«Восемнадцатый век! Все равно не пойму: раз это сон, то я не должен знать, что я сплю, но я знаю, что сплю. Может, я попал во временную петлю? Я слышал об этом. Хотя, вряд ли» - размышлял Андрей. - Скажите, что Вам в людях не нравится более всего? - поинтересовалась Катя. - Наверное, больше всего не люблю в людях лицемерие, я его приравниваю к трусости, потому что человек боится в лицо сказать правду, а говорит ее за глаза.

- А как же ложь или предательство, зло, зависть? - На самом деле, пора уже привыкнуть к тому, что всему человечеству присущи эти качества, то есть и ложь, и предательство, и зависть и еще куча других. - Но разве можно так говорить? – возмущенно спросила она. - Милое дитя, Вы просто еще не прожили жизнь. Я не хочу Вам этого желать, но придется привыкнуть к тому, что человечество по своей природе зло.

Конечно, я не утверждаю это как абсолютную истину, но в большинстве своем оно так и есть. - Хорошо, я не буду с Вами спорить, тогда скажите, что Вы в людях цените? - Два качества: искренность и верность. Искренность автоматически присуща тем, кто не лицемерит, а верность – это достаточно редкое качество и не всем дан этот дар. Так незаметно пролетал вечер. Гости начинали расходиться. «Я не понимаю, что со мной происходит, - размышлял Андрей, - Со мной еще никогда такого не было: смотрю на нее, а сердце трепещет внутри, в висках стучит и на душе такое состояние, что и плакать и смеяться хочется.

Наверное, я влюбился! Не могу поверить!» - Ну что, пришло время прощаться! – сказал Андрей. - Да, до свидания, - сказала она и смущенно наклонила голову. Андрей поцеловал руку и долго не хотел ее отпускать. - Мы ведь увидимся снова? – с надеждой спросил он. - Наверное. - Я буду ждать встречи с Вами каждую минуту! Андрей помог одеться дамам, проводил Катю и Елену Владимировну до экипажа и долго стоял и смотрел вслед, пока они не повернули за угол. - Андрей! – окликнула его Анна Георгиевна, - Ну, как Вам Катерина? - Замечательно! Я давно не встречал таких добрых и открытых людей, - говорил вдохновенно он.

- Ой, голубчик, да Вы чай не влюбились? - Может быть, пока не знаю, - сказал он, надев шляпу. - Через неделю будет грандиозный бал у графа Прохорова. Вы придете? Там будет весь свет. - Конечно! – ответил он, поцеловал на прощание руку Анны Георгиевны и решительными шагами направился по мостовой. - Андрей! Давайте я дам Вам свою бричку, что Вам пешком идти, - крикнула она вслед.

- Нет, благодарю Вас, я прогуляюсь, - ответил он, - Спасибо Вам за этот вечер, он изменил мою жизнь, - крикнул он и поклонился, сняв шляпу. На улице немного похолодало. Андрей шел, кутаясь в пальто. В это время уже никого не встретишь, разве что какого-нибудь запоздалого прохожего или пьяного мужика. Луна одиноко светила на небе, собирались тучи, укутывая ее в мягкий свет. Ему нужно было о многом подумать… «Как она прекрасна! Ее волосы, ее глаза, ее голос…, - размышлял наедине с собой Андрей,

- Так хочется обнять ее, прижать к себе, заглянуть в глаза. Я влюбился! Это волшебство. Мне кажется, что я лечу. Теперь все так легко: нет проблем, переживаний. Хочу улыбаться и дарить счастье. Для меня открыт весь мир, - подумал он и вскинул руки вверх и закружился по улице». - Господи! Спасибо тебе! – говорил он вслух, садясь на колени прямо на улице, - Спасибо за все. Ты наградил меня этим даром, и теперь я самый счастливый человек на свете. Я буду любить ее всю жизнь.

Оказывается, до этого я был обманут эти словом – любовь и теперь я ощущаю это каждой клеточкой своего тела. Спасибо! - закричал он так, что в соседних домах залаяли дворовые собаки, - Это волшебство, сказка, - произнес он, ловя руками первый, падавший снег. Первый снег повалил хлопьями, засыпая все вокруг так, что не разобрать дороги. Будто кто-то случайно просыпал снежинки сверху. - Этот снег – мой новый белый чистый лист. Я начну все с нуля. Кто-то сверху мне дает шанс, заметая все, что было до этого чистым белым снегом, - сказал Андрей, вставая с колен, -

Я воспользуюсь этим шансом, обещаю! Андрей проснулся впервые раньше будильника. - Странно, обычно я встаю позже, - его привлек необычайный свет за окном, который заполнял всю комнату. Он встал с кровати, подошел к окну и отдернул штору. - Вот это да, - сказал с восхищением он, глядя на то, как этой ночью снег завалил все вокруг, - Мой новый белый чистый лист. Почему я это сказал? – произнес он и все вспомнил, весь свой сон,

- Будто и не сон это вовсе. Андрей не спеша собрался на работу и вышел из подъезда, где его ждал Роман. - Доброе утро! – поприветствовал его Роман. - Привет! - Ну что, увидел девушку? – поинтересовался брат. - Да. - Ну и как она? - Ты знаешь замечательно. Она такая красивая, милая, добрая, открытая. Я вот проснулся и помню весь сон, будто это не сон, а реальность.

Представляешь, после окончания вечера я шел по улицам, потом встал на колени и благодарил Бога за то, что он меня наградил любовью, а потом пошел снег и я сказал, что начну все с белого листа. А утром, когда я проснулся, то увидел, что прошел первый снег. Разве такое возможно? - Не знаю, но все это очень странно. Целый день Андрей вспоминал про этот сон. Катя не выходила у него из головы.

Ее легкий образ стоял у него перед глазами. «Неужели, я правда влюбился? – спрашивал он себя, - Но это невозможно: полюбить во сне, тем более несуществующего человека!» Вечер подкрался незаметно. «Пусть она мне сегодня приснится, чтобы я смог все объяснить и попросить как-то не сниться мне больше, - думал Андрей, приготавливаясь ко сну».

Но его надежды не оправдались ни этой ночью, ни следующей – она ему не снилась. Он немного успокоился, думал, что все прошло, но почему-то сердце волновалось, и он скучал по ней. Катя приснилась ему через неделю, как и было, обещано на балу у графа Прохорова. - Здравствуйте, Катя, - говорил Андрей, приветствуя Катерину. - Добрый вечер! – поприветствовала он его. «Боже, как она сегодня хороша, - говорил Андрей, разглядывая Катю, - В ней заключена вся женственность мира!»

- Я так ждал нашей встречи! Объявили начало танцев. Андрей на все танцы пригласил Катю. - Знаете, мне нужно Вам сказать… - начал он. «Разве я могу просить, чтобы она мне не снилась. Я не вынесу разлуки!» - думал он, ведя в танце. - Что? – спросила она. - Можно ли как-то сделать, чтобы мы могли видеться чаще? - Не знаю. - Может быть, где-нибудь рядом с Вашим домом сдается квартира, мне все равно необходимо менять свою? - Да, неподалеку одна милая старушка сдает двухкомнатную квартиру, - ответила она, выполняя очередную фигуру в танце.

- Отлично! На днях переезжаю. Вечер прошел замечательно. Они все время провели вместе. Андрей был абсолютно счастлив, но его мысли омрачились моментом расставания. - До свидания, Катя, - говорил он, глядя прямо ей в глаза и держа ее руку в своей, - Я буду ждать нашей встречи каждую секунду! Он не мог и не хотел ее отпустить. Теперь, когда он нашел свое счастье, свою половину, здесь и сейчас, Андрей не мог ее потерять снова. «Но ведь я не могу жить постоянно во сне, - размышлял он наедине с собой,

- А может это и не сон? Это все так реалистично! Эти люди, эти здания, - шел он после бала домой по улице и разглядывал обстановку, - И Катя! Конечно Катя! Сегодня я проснусь и не увижу ее, пройдет день, наступит ночь, и мы увидимся во сне. А может быть наши сны – это и есть настоящая жизнь! Мы спим, а на самом деле живем, а когда бодрствуем – это сон. Хотя вряд ли! Но почему же это все так реально! – произнес он и взял в руки горсть снега, - Эти чувства, которые я сейчас испытываю – это по-настоящему, но я знаю, что сплю. Все, я запутался!

Что? Что за звук» - думал Андрей, слыша, как звенит будильник. - Ну и сны у меня! – сказал он, вставая с кровати, - Сегодня же машину из ремонта забирать. В обеденный перерыв съезжу. Андрей собрался и отправился на работу, по традиции его довез Роман. - Что, сегодня машину забираешь? – спросил брат. - Да, соскучился уже по моей красавице. Жду не дождусь, когда прокачусь, а то надоело тебя эксплуатировать! – ответил радостно Андрей.

День у него с утра не заладился: плохое самочувствие, рассеянность, все просто валилось из рук, а тут еще сон не выходил из головы. «Катя, прекрасная девушка, - думал он, когда освободилась лишняя минутка, - В реальной жизни такую и не встретишь. Как она прекрасна! Волшебна! Она ангел. Неужели я вправду влюбился? Но ведь это не возможно. Вообще никак, но, тем не менее, меня тянет туда.

Сегодня я засну и увижу ее! Ой! Уже обед, поеду за машиной в сервис». Андрей действительно соскучился по своей машине, а она у него была хорошая дорогая и, как и все что любил Андрей, красивая. - Здравствуй, моя хорошая, - говорил он, проводя рукой по кузову, - Я скучал по тебе. Ну что, поехали домой! Андрей сел в машину и поехал на работу. Он немного отвык от езды. Вдруг сердце его застучало с удвоенным ритмом. - Неужели Катя, - говорил он, глядя на девушку, очень похожую на Катю.

Он резко затормозил. Удар сзади. Кто-то врезался в него. Дабы избежать неприятностей, договорились, как говорится, «по-хорошему», тем более Андрей сам был виноват. У машины было помято заднее левое крыло. - Придется везти обратно в сервис. Не успел покататься. Мастер сказал, что через три дня можно будет забирать. - Снова придется просить брата! А что касается девушки, то Андрею просто показалось – она не была похожа на Катю, потому что таких как она больше нет…

Когда Андрей вернулся в банк, то в дверях столкнулся с его начальником, Сергеем Константиновичем. - Андрей! Ну что, забрал машину, - поинтересовался начальник. - Забрал, но через пять минут отвез ее обратно! – ответил Андрей. - А что случилось? - Да в небольшую аварию попал, ничего страшного. - Слушай, как я посмотрю, ты с утра очень рассеянный, несобранный, да еще эта авария.

Значит так, сегодня пятница, завтра мы работаем, но ты можешь не приходить, устрой себе выходной два дня. Развейся, отдохни, - говорил Сергей Константинович, - Соберись! Хорошо? - Спасибо Вам, большое! – поблагодарил Андрей. Он всегда знал, что его начальник – человек понимающий. Весь оставшийся день Андрей провел в раздумьях. Он не знал, что делать, как быть.

Его затягивали сны, но он не мог не спать. В этих снах он был безумно счастлив, безмятежен, спокоен. - Мне нужно развеяться, - говорил Андрей, - Завтра схожу на какую-нибудь выставку. Он очень любил ходить на разные выставки, в музеи. Так он расслаблялся. - Так, сейчас посмотрим в Интернете что-нибудь подходящее, - сказал он и открыл сайты, - Вот, например, выставка футуристов. Нет, мне не подходит, там нужно будет много размышлять и меня куда-нибудь ни туда унесет. Так… Графика. Нет, это тоже не то…

Вот, отлично, выставка-продажа неизвестных художников семнадцатого и восемнадцатого веков. Здорово! Может, и прикуплю себе чего-нибудь, - сказал он, потирая руки. День подошел к концу. Андрей поехал домой на такси, так как не хотел тревожить брата. - Интересно, что мне сегодня приснится, - думал он, укутываясь в одеяло, - Наверное, снова Катя. Это даже здорово! Он был прав – Катя ему действительно приснилась… Они гуляли вдвоем по старинному большому парку с красивым прудом, вода в котором уже замерзла. Было немного прохладно, снег посеребрил деревья, распушил их кроны, залепил стволы и ветки снегом.

Катя и Андрей шли не спеша по протоптанным дорожкам. - Смотрите. Вон там, у лавки, стоит человек с мольбертом и рисует, - сказала она, указав на человека, который действительно рисовал, стоя у мольберта. - Наверное, решил запечатлеть эту красоту, - ответил Андрей. Когда они поравнялись с этим человеком, он окликнул их. - Простите, - сказал он, - Вы видите, какая сегодня замечательная погода? - Да, но немного холодновато, - ответил Андрей. - Я рисую картину, и мне не хватает двух людей: Вас и Вас, - сказал он и указал на них кисточкой, - Вы не могли бы мне немного попозировать. - А почему бы и нет! Правда, Андрей, - согласилась Катя.

- Ну хорошо. А что нам нужно сделать, куда встать? - Вы просто станьте здесь, на тропинке, - ответил художник. Андрей и Катя встали, как просил их художник. Этому мужчине было на вид лет сорок, имел мягкие, тонкие черты лица, добрые, прозрачные глаза и небольшую бородку. - Скажите, как Вас зовут? – спросил Андрей. - Николай Ставинский, - ответил художник. - Я что-то не слышал о таком художнике, - сказал Андрей.

- Обо мне никто почти не слышал, я ведь не такой известный. - То есть Вы рисуете для себя? Не ради денег, славы, почета? - Конечно! Это мне доставляет удовольствие. - А как же картины? У Вас же их, наверное, много? Куда Вы их деваете? – не унимался Андрей. - Некоторые оставляю себе, а остальные дарю родным, друзьям, знакомым, иногда, отдаю в музеи. И все совершенно бесплатно! – отвечал на вопросы художник. - Это, наверное, здорово – делать добро! – сказал Андрей. - Да! Деньги, молодой человек – это не главное!

Самое дорогое, что есть у человека – это дар любить. Так как художник стоял достаточно далеко, так, что они могли вдвоем негромко говорить. - Знаете, а ведь художник прав, - сказала робко Катя, - Ведь любить не всем дано и не каждый человек в своей жизни встречает свою любовь, самую настоящую. - Я тоже согласен. В последнее время я очень изменился, я встретил девушку – мечу своей жизни.

Теперь мне хочется все время быть рядом, делить с ней свои радости и беды и чтобы она тоже меня любила. Я думаю, что меня наградили этим даром свыше. Это потрясающая девушка, - говорил Андрей и при этом у него светились глаза. - Я так рада за Вас! – сказала радостно Катя, - А Вы уверены в своем выборе? Вы хорошо знаете этого человека? - Еще не до конца, но у меня есть время, чтобы разгадать эту загадку – вся жизнь. Надеюсь, что она ответит мне взаимностью, по-другому и быть не может, иначе, пойду сию же минуту и утоплюсь в пруду, - объяснялся Андрей и смотрел прямо в глаза Кате, ловил каждое ее движение, ее жест, ее взгляд…

- А я знаю эту девушку? Просто интересно, какие девушки нравятся таким… - смущенно сказала она. - Вы ее прекрасно знаете! - Да! И кто же это? - Это ВЫ! Надеюсь, что Вы мне не откажете, Катя. Я так долго Вас искал. Решайтесь. Я доверяю Вам свою судьбу: скажите «да» и мы будем вместе, навсегда, а если отвергните, то меня не будет сегодня же рядом с Вашим домом, рядом с Вами, сейчас, рядом с Вашими глазами! - А мне можно подумать? Я ведь не ожидала, - ответила растерянно она. - Нет! Здесь и сейчас! – решительно сказал Андрей. - Тогда…

Я согласна стать частью Вашей жизни! Андрей схватил на руки Катю и закружил. Художник догадался, что между ними произошел важный разговор. - Нить переплелась с нитью, - сказал Николай, - Я закончил, можете посмотреть! Картина получилась потрясающей: зимний сад, окутанный волшебством снега, деревья, одетые в праздничный белый наряд. Торжество природы! А на переднем плане – пара, уж очень похожая на Андрея и Катю. - Ну, как поступим с картиной? – спросил художник. - Я думаю, ее нужно передать в музей! – сказал Андрей,

- Пусть другие люди тоже смотрят и радуются. - Отлично! Спасибо, вам, молодые люди. Вы привнесли в мою картину частицу себя. Все свершилось – они нашли друг друга: Катя и Андрей. Теперь их никто не разлучит, кроме… звонка будильника. - Отлично! – сказал Андрей, протирая глаза, - Теперь все окончательно запуталось: я по уши влюблен, но я в двадцать первом века, а моя возлюбленная в восемнадцатом, но это еще не все, моя любовь – сон!

Мне нужно срочно развеяться. Скорей на выставку. У Андрея не получалось забыть сон, Катю. Он ведь и вправду влюбился в свой сон. «Это совершенно нелепо, но, тем не менее, факт, - думал Андрей, разглядывая картины, - Я, похоже, схожу с ума! Все равно не могу забыть Катю. Как это сейчас возможно, сейчас, в двадцать первом веке – любить во сне? Эти мои чувства, я ведь их реально ощущаю. Будто мое сознание разделилось пополам: одна моя часть живет здесь и сейчас, а вторая там во сне и обе эти части любят Катю.

Бред какой-то! Все нужно расслабиться и смотреть картины». Каково было удивление Андрея, когда он увидел картину, для которой они с Катей позировали, то есть зимний сад и пара, гуляющая посреди этого великолепия! «Не может быть!» - пронеслось вихрем в голове Андрея. Он подошел ближе. «Точно, ошибки быть не может, это именно та картина!» - и он вперился глазами в знакомые черты. - Я вижу, Вам понравилась эта картина! – сказала женщина, подойдя к Андрею, видя, как он жадно разглядывает картину. - Что?

- Я говорю, что Вам понравилась картина. Я Виктория – куратор выставки. - Да, картина потрясающая. - Очень красивая. В ней столько души и жизни. Вот эти двое влюбленных отлично дополняют композицию. Картина называется «Признание». «Откуда он узнал» - промелькнуло в голове Андрея. - Автор Ни… - Николай Ставинский, - прервал ее машинально Андрей, через секунду посмотрев на вывеску. - Это замечательный художник. Он уникален тем, что… - Что никогда не продавал картины, а безвозмездно дарил их близким, друзьям, иногда отдавал в музеи, как эту, например, - важно произнес Андрей. - Да. Я это хотела сказать.

А откуда Вы все это знаете? Ведь до этого его работы почти нигде не выставлялись, - спрашивала куратор. - А я увлекаюсь искусством, поэтому я покупаю эту картину! – многозначительно сказал Андрей. - Отличный выбор! Поздравляю. Андрей был безумно рад своей покупке, но его преследовало чувство тревоги. «Как это все вообще возможно! Я уже окончательно ничего не понимаю.

Значит, все эти люди существовали: и художник, и Катя, и я? Бред! Эта картина, мои сны. Реальность перепуталась с вымыслом, - разбирался наедине с самим собой Андрей, - Просто тупик! Но я знаю одно – теперь мы будем вместе, навсегда, - говорил он, вешая картину в своей спальне, - Я нашел тебя!» Выходные пролетели незаметно. Большую часть времени Андрей спал.

Там, во сне, он был счастлив, он гулял с ней, разговаривал, смотрел ей в глаза, прикасался… А когда просыпался и оказывался в реальности, был подавлен, но как напоминание, перед ним была картина, на которой они вдвоем. Тогда он садился перед ней и смотрел, смотрел, а затем снова спать. Наступило утро понедельника. - Нет, я не смогу пойти на работу, - говорил Андрей, вставая с кровати, - Позвоню и возьму отгул на денек.

С Андреем происходило что-то странное: его покидали силы, чувства, он угасал. Вечером к нему пришли родители и брат. Они не понимали, что с ним случилось. Настояли на том, чтобы вызвали скорую, но врач ничего не мог сказать, лишь то, что у Андрея упадок сил, переутомление, нужно отдохнуть, выписал витамины, сказал есть больше фруктов и съездить на курорт. - Все нормально, - говорил Андрей уставшим голосом, - Я в порядке, я счастлив, я влюблен. - Но разве когда человек влюблен, он так выглядит? - беспокоилась мама. - Это точно! А кто она? – спрашивал брат.

- Пока это секрет, - сказал задумчиво Андрей, понимая, что не сможет им всего объяснить. Он смог убедить родных в том, что с ним все нормально и поскорее выпроводил их из квартиры. Ни на следующий, ни через день, ни на этой неделе Андрей не вышел на работу, у него просто не было сил. «Моя жизнь там, моя любовь, - говорил Андрей, сидя перед картиной, - Зачем мне эта реальность, когда я живу там, во сне, со своей любимой. Я хочу туда навсегда!»

Действительно, там Андрей жил полной жизнью, радовался, чувствовал, ощущал, любил… А здесь ему все не нравилось, здесь не было ее. Он стал много спать. Родные не знали что делать, он с ними не общался, не выходил из квартиры, забросил работу. Родители только иногда приходили и приносили продукты, заставляли его хоть немного покушать, ведь он почти не ел.

В сознании Андрея все перевернулось: сегодняшняя реальность стала сном, а сон реальностью. Он окончательно потерял интерес к этой жизни. Когда он просыпался, то был грустен, безучастен, у него появилась апатия ко всему, но там во сне Андрей был безумно счастлив, у него была куча сил, куча энергии. Тем не менее, силы совсем покидали его, он угасал с каждым часом. Перед тем как ложиться спать он сел за стол, взял ручку, лист бумаги.

«Мой новый белый чистый лист» - произнес Андрей и улыбнулся. Он написал несколько предложений и пошел спать. - Теперь навсегда… - сказал он, ложась спать. Во сне он встретился с ней вновь. Они сидели у него дома, в большой зале перед горящим камином. - Знаешь, - начал Андрей, - Я думаю, что мы скоро будем вместе, навсегда. Совсем скоро. - О чем ты говоришь? – взволнованно спросила Катя, - Мы ведь и так сейчас вместе. - Да, но больше я не буду уходить в тот мир, в свои сны, ведь моя жизнь здесь, с тобой.

- Ты, наверное, имеешь в виду свои странные сны, о которых ты мне рассказывал про какое-то будущее, другую жизнь. - Да. Я думаю, что их скоро не буду видеть, они прекратятся. - Это хорошо. Ты будешь спокоен. Тебя не будет это тревожить. Ты вернешься в наш настоящий мир. Так разговаривали они всю ночь. Ничто их не тревожило, они были вместе, теперь навсегда… Утром к Андрею пришли родители, но его не было. Нет, в квартире он был, но сознания его уже здесь не было. Он ушел в мир лучших… Они нашли на столе записку, написанную Андреем.

«Я предвижу конец. У меня нет больше сил так жить. Здесь, в этом мире я страдаю без любимой, а там… Впрочем, вы все равно ничего не поймете. Я хочу попросить прощения, дорогие мои родители, если я не оправдал ваших надежд. Был не всегда хорошим сыном. У вас не будет внуков, хотя я думаю, что Ромка постарается. Да, братишка? Ты меня тоже прости. Извините, что я был у вас таким непутевым, но сейчас я исправился, я другой. Жаль, что вы меня не узнаете таким. Не нужно огорчаться и расстраиваться (хотя я знаю, что мама будет плакать, не стоит, правда), ведь смерть – это либо наказание, либо освобождение.

На земле я бы жил и мучался, но скоро я освобожусь и встречусь с ней, там. Я больше не буду страдать. Пожалуйста, не нужно горевать. Я уверен, что мы с вами всеми увидимся, будем вместе, навсегда. У меня есть просьба: не выкидывайте, пожалуйста, ту картину, которая висит у меня в спальне. Она мне очень дорога. Сохраните ее, пусть она будет напоминанием обо мне. Она принесет вам счастье, я уверен.

Ну что, пришло время прощаться. До свидания папа, мама, брат. Я всех вас любил и люблю. Не забывайте обо мне, приходите навещать. Я вас буду оберегать с неба и иногда приходить, но вы не заметите меня, может, это и к лучшему. Всех целую, обнимаю… Ваш Андрей». После похорон, родители и брат на девятый день пришли помянуть Андрея. - Здравствуй, брат. Помнишь, мы поспорили с тобой на конфеты. Так вот, ты выиграл, - промолвил Роман и положил возле могилы коробку конфет. Вдруг подул легкий ветерок…

- Слышите, - сказала Маргарита Александровна. - Да, что это? – ответил отец. - Похоже на старинную музыку, которая обычно играет на балах, - произнес Роман. - Но откуда она здесь? – встревожилась мама. Музыка поиграла немного и постепенно затихла. Потом пошел легкий пушистый снег. - Андрей очень любил снег и радовался ему как ребенок, - говорил Роман, глядя вдаль на кладбище. - Он с нами, он всегда будет с нами, - сказала Маргарита Александровна, - Он в нашем сердце. Наш Андрей. - Может он сейчас где-то с нами стоит рядом, - произнес подавленно отец. Так он обрел любовь…

Об авторе

Мне 19 лет. Учусь на четвертом курсе Сибирской академии государственной службы. Люблю фотографировать, писать рассказы. Нравится познавать все новое и необычное, знакомиться с интересными людьми... Мечтаю спрыгнуть с парашютом...

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых