aif.ru counter
164

Притяженье земли. Закон возврата – первая заповедь крестьянина

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. "АиФ-Алтай" 27/03/2013

– Хорошо, что мы начали задумываться: а чем же мы питаемся? – говорит Ольга Антонова, доктор сельскохозяйственных наук, профессор кафедры почвоведения и агрохимии, директор НИИ химизации сельского хозяйства и агроэкологии АГАУ. – А пьем и едим то, что выращиваем на земле!

Подсчет богатства

– Ольга Ивановна, считается, что земля – главное богатство нашего края. Наука с этим согласна?

– Самое ценное в почве, то, что формирует урожай и его благоприятные санитарные свойства, – это гумус. Так вот, содержание гумуса в алтайских почвах за 100 лет активной вспашки снизилось на 30-40 %!

Земледельцы прекрасно знают: уменьшается гумус – уменьшаются запасы продуктивной влаги. Даже при снижении на 0,1 % почва не накапливает 13-15 мм осадков, а этого количества влаги хватит на выращивание 1-1,5 центнера зерна.

– Что еще угрожает нашему достоянию – земле?

– Сейчас у нас площадь кислых почв – 1,2 млн га. В них специфический состав микроорганизмов, накапливается большое количество грибов – возбудителей корневых гнилей. Во-вторых, в кислых почвах нарушается азотный обмен. Сельхозпроизводители могут получать большой урожай, но его качество будет крайне низкое.

А это влияет на закупочную цену, которая зачастую ниже себестоимости продукции. Даже в качестве корма для животных такое зерно не ценится, ведь в животноводстве нормы кормления детализируют: сколько белка, кальция, фосфора, микроэлементов.

Если нужного их количества не хватает, начинают балансировать рацион животного азотной подкормкой, премиксами. Но это же искусственные добавки! После их применения о натуральности продукции вряд ли стоит говорить.

Еще нюанс: в наших почвах очень низкие запасы фосфатов – фосфора всего 0,1-0,16 процента. И неблагополучная ситуация с микроэлементами и серой. Жизненно необходимые микроэлементы – это цинк, медь, марганец, молибден, кобальт, бор.

Цинком низко обеспечены почти 100% посевных площадей. А его недостаток ведет к накоплению в земле и растениях токсичного элемента – кадмия.

В один год, кстати, не давний, в нашем подсолнечнике отмечалась высокая ПДК кадмия. Содержание гумуса и кислотность почвы лежат в основе российской программы повышения плодородия почв.

Разработана такая программа и в Алтайском крае. Но сейчас бюджетное финансирование по этой программе идет, в основном, на восстановление мелиоративных систем.

Не вороти носа от навоза

– Как же защитить почву, как восполнить потерю гумуса, удержать, сохранить в земле влагу?

– Во-первых, нужно несколько изменить структуру посевных площадей. У нас зерновые культуры занимают более 50% пахотных земель. Это чревато плохими последствиями.

На этих полях уже возникла очень высокая зараженность возбудителями болезней, для борьбы с которыми требуется применение большого количества химических средств защиты.

Не лишена этого недостатка – накопления в земле болезнетворных микроорганизмов – и технология мульчирования полей соломой, которую сегодня практикуют во многих хозяйствах. Хотя в качестве обогащения органическими веществами метод хорош: с каждой тонны соломы в почву возвращается 0,1-0,2 тонны гумуса.

Многие прогрессивные хозяйства стали устраивать сидеральные пары, так называемые «зеленые удобрения», которые по эквиваленту поступления органических веществ равны навозу.

Но, тем не менее этого мало, если мы говорим об экологическом земледелии. Почва – это основа существования человека. Еще в 1840 году Юстус Либих сказал: «Падение и возникновение наций лежит в одном и том же.

Расхищение плодородия способствует гибели нации, а восстановление плодородия ведет к ее могуществу, силе и процветанию».

– Ольга Ивановна, вы видите реальную возможность сохранения плодородия алтайской земли?

– Да, возможности восстановления плодородия земли в крае есть. Сейчас в регионе развивается животноводство. Построены и будут, видимо, строиться крупные комплексы, как в Тальменке, Ребрихе, Мамонтово. Убеждена, что глубокая утилизация навозных стоков, которые здесь будут получать в огромном количестве, может обернуться положительной стороной. Это же масса всевозможных питательных веществ!

Тут есть все – и органическое вещество, и фосфор, и кальций, и азот, и микроэлементы. Из отходов, которые без грамотной утилизации загрязняют окружающую среду, можно делать прекрасное гранулированное органическое удобрение. Оно по эффективности не уступает аммиачной селитре и амофоске, его просто транспортировать и вносить при посеве по технологиям минимальной обработки почвы.

Что немаловажно, его стоимость будет ниже, чем цена минеральных удобрений, на которые, кстати, с этого года сняли дотацию для сельхопроизводителей.

Один «Алтайский бройлер», получающий по 360 тонн в день помета, может обеспечить ежегодное внесение органики на площади 100 тыс. га. Это целый Зональный район плюс 20% Бийского района.

Пока же та «утилизация», какую я видела на свинокомплексе «Озерский» в Тальменском районе, где содержится 54 тысячи свиней, ничего, кроме тревоги за экологию не вызывает. Там расчлененный рельеф, овраги, близко залегают грунтовые воды. Там Чумыш, а это уже бассейн Оби…

Хозяева земли

– Мы так много говорили, что земле нужен хозяин. Теперь в сельском хозяйстве появились собственники и арендаторы. Готовы ли они хозяйствовать на земле с умом?

– Я работаю в аграрном вузе и вижу, что у нас очень много детей фермеров учатся. Родители, многие из которых сами бывшие наши студенты, часто приезжают, интересуются учебой наследников, даже просят, чтобы вместе с сыном-студентом помогли разработать для хозяйства агрохимическую систему.

Недавно встречалась с таким отцом. Говорит: «Сейчас получаем 30 центнеров, а хочу – 50. Что для этого нужно сделать?». Современные фермеры прекрасно понимают – что можно взять от земли, если ничего не вносить в нее? Ну, полторы тонны зерна. А если он внесет хотя бы 30 кг селитры – получит уже 2 тонны.

А если будет еще что-то предпринимать – семена обеззараживать и т. д. – он еще больше урожай получит.

– То, что в агробизнес сегодня приходят люди без специальных знаний, не настораживает?

– Мне доводилось работать и с экономистами, и с инженерами. Вот с инженерами интересно работать. Это люди точной науки. Им нужно точно сказать: столько внесешь и какой урожай получишь. Они буквально улавливают каждое слово. И вопросы не стесняются задавать: а почему так, а если я сделаю эдак, что будет?

Это люди, которые пришли не просто урвать сейчас какой-то куш, они пришли надолго. Они живут на этой земле, их дети будут там жить, и, конечно, они думают о перспективе.

Меня настораживает другое – дикая наша конъюнктура. Всем известно, что Алтайский край – единственный за Уралом регион, где выращивается сахарная свекла. В нашей увлаженной зоне эта культура всегда удавалась. Это Косихинский, Троицкий, Бийский районы. Не отставала и наша рубцовско-алейская степь.

Существовал Алейский сахарный завод. Теперь он закрыт. Стоит Бийский сахарный завод. Если на этих предприятиях переработки поставят крест, это будет ошибкой. Сократятся посевные площади под свеклу во многих хозяйствах, особенно в отдаленных районах.

А ведь эта культура вносила очень большую долю в прибыль хозяйств. К тому же, да будет известно, что поле свеклы больше насыщает воздух кислородом, чем сосновый бор. Единственный работающий в крае сахарный завод в Черемном – это монополисты.

Они насаждают свою политику. Монополизм сильно отбрасывает сельское хозяйство назад. А еще беспокоит популизм. Помните, что было по гречихе, когда засуха была в европейской части, и наша гречиха до 50 тысяч рублей за тонну продавалась? Все бросились гречиху сеять.

Вот сейчас цену на пшеницу дали 10 тысяч рублей за тонну – все бросятся пшеницу сеять. А ведь неизвестно, какой год будет. Если будет весна ранняя, может улететь вся влага от таяния снегов. А если еще и летом осадков не будет – все, опять проигрыш!

– Но весной, готовясь к севу, согласитесь, как-то не хочется думать о проигрыше?

– Это правда. Я всегда с нетерпением жду, когда снег с полей начнет сходить и появится земля. Как же она пахнет! Так пряно, что голова кружится.

Вот сколько лет занимаюсь землей, но ответить не могу на один вопрос: откуда во мне, коренной горожанке (Ольга Антонова – уроженка Новосибирска – прим. ред.) такая тяга к земле? Просто люблю…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество