aif.ru counter
162

Барнаульскую семью с ребенком выселяют из дома без предоставления жилья

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. "АиФ-Алтай" 29/10/2014
Светлана Лырчикова / АиФ

Елену Батулову, Николая Гончарова и их 16-летнюю дочь Лизу ожидает выселение в никуда. В отделе судебных приставов Октябрьского района г. Барнаула находится исполнительное производство, по которому семью следует выселить из занимаемого последние 12 лет помещения – без предоставления другого.

По букве закона

«Дело о выселении», основанное на решении Октябрьского районного суда, находится у приставов на исполнении с конца мая с. г., и они уже не раз семье корректно давали (продлевали) время добровольно освободить помещение. Только идти бывшей воспитаннице детдома и «переселенцу» из Казахстана некуда, даже съёмный угол не по карману. В последние несколько месяцев основной кормилец семьи – Елена, работающая пекарем и подрабатывающая мытьём полов. Николай же, несколько лет работавший водителем, после прошлогодней жуткой автомобильной аварии, в которой погибла их младшая дочка – дошкольница, а он сам повредил позвоночник, пока не может найти постоянного источника дохода. Его главная нынешняя «работа» – защитить интересы троих граждан Российской Федерации, которых барнаульские чиновники по сути продали вместе с ненужным муниципальным имуществом… А с защитой – к великому сожалению всех сочувствующих семье «простых» людей – пока выходит не очень.

Фото: АиФ / Светлана Лырчикова

По букве закона те две самоблагоустроенные комнаты с импровизированной кухней-прихожей и удобствами в «закутке» (общей площадью в 48,5 кв. м.), где гражданские супруги проживают с 2002 года, – совсем не жилое помещение. И обитают в нём – на ул. Водопроводной, 136-6, – граждане Батулова и Гончаров с детьми без каких-либо законных оснований (когда вопрос так был поставлен, младшенькая Настя ещё была жива, – ред.). Поэтому другой гражданин, в феврале 2013 года купивший на аукционе часть принадлежавшего мэрии производственного здания по указанному адресу, вправе потребовать упомянутых лиц «выйти вон». Только вот дьявол, как известно, кроется в деталях, которые вызывают у четы массу недоумённых вопросов, возмущения и, страшно сказать, даже подозрений.

Кому что не положено

В своё время в нежилое помещение, находящееся в некогда бывшей заводской бане, Гончарова пустил жить тогдашний руководитель УМП ПЖЭТ № 2 Октябрьского района. Организация была балансосодержателем здания, Николай в ней работал; всё укладывалось в довольно распространённую практику, подписали соглашение – и Николай с Еленой устроились в двух приспособленных комнатах. Теперь-то открылось, что «содержатель» помещения вообще не имел права предоставлять «угол», но несколько лет в муниципальном (!) предприятии этого, оказывается, никто не знал: жили себе люди спокойно, даже после увольнения Гончарова из ПЖЭТа.

Фото: АиФ / Светлана Лырчикова

Более того. Когда Елена в конце прошлого десятилетия попала в поле зрения районных чиновников в связи с намерением перевести занимаемое помещение из нежилого фонда в жилой, ей никто не удивился: вы, мол, кто и с чего вдруг хлопочете? Ей никто не сказал: вы, мол, гражданочка, вообще «незаконная». «Уважаемой Елене Александровне» просто отвечали (в частности, 21.07.2008 г. зам. главы администрации района), что оное помещение находится в санитарно-защитной зоне ВРЗ, и его перевод в жилое невозможен, ибо по СНиПам не допускается совмещение производственных помещений с жилыми.

Интересная штука – года через три некоторым обитателям производственного здания (да, там некогда нашлось место не одной семье!) удалось-таки осуществить подобный перевод. В итоге они стали законными собственниками законных квартир, в отличие от наших сегодняшних горемык (хотя в некоторых документах и Батулова проживает в квартире № 6, – ред.). А неприватизированную часть «нежилого помещения Н4» (общей площадью 656,2 кв. м.) администрация Барнаула (надо полагать, в лице Комитета по управлению муниципальной собственностью) «путём публичного предложения» продала гражданину А. Н. Чуйкину (за миллион с небольшим, по цене малосемейки, – ред.). Договор купли-продажи заключён в начале февраля 2013 г., свидетельство о госрегистрации права собственности новым собственником получено 29 марта того же года, и об этих обстоятельствах обитатели «квартиры № 6» узнали постфактум.

Помощь детским приютом?

Заподозрив, что продавать какую бы то ни было недвижимость с ничего не подозревающими людьми как-то неправильно, безрезультатно пооббивав пороги разных инстанций, Елена с Николаем попытались оспорить аукцион через суд. Он оказался совершенно законным: супруги теоретически могли о нём знать (предложение публиковалось в городской газете и на офсайте мэрии), а вот администрация и покупатель о проживании семьи на 48 квадратах внутри продаваемого помещения не знали! Супруги, извините за выражение, «выпали в осадок». А квартплату, исправно выплачиваемую десятилетие, никто не видел? А отказы в переводе помещения и его приватизации (03.08.2009 г. из администрации города) чиновники куда отправляли? Да, в конце концов 18.05.2010 г. ПЖЭТ-2, теперь уже управляющая компания, выдала Батуловой справку, что она с семьёй в три человека фактически проживает по адресу: ул. Водопроводная, 136-6, с 2002 года!

Фото: АиФ / Светлана Лырчикова

Вместо признания факта, что чиновники просто «забыли» о «живом обременении» продаваемого имущества, они объясняют, что оные граждане в принципе не должны были жить в спорном помещении, да там и вообще находиться нельзя, потому что в июне 2000 г. в результате пожара в здании серьёзно пострадали перекрытия и несущие балки на крыше! А потуги семьи на перевод помещения из нежилого в жилое были бессмысленны, ибо обратиться с таковым заявлением может только собственник такого помещения! А её претензии на социальный найм обжитого «угла» напрасны, ибо такой договор может быть заключён только в отношении жилого помещения! «Угол», заметим, был любовно обжит, что подтвердили городские же чиновники, отписавшие ответ Уполномоченному по правам ребёнка при губернаторе края: «В жилом помещении очень уютно, сделан качественный ремонт».

Теперь, конечно же, в несуществующей «квартире № 6» всё не так. Часть вещей упакована – семья понимает, что приставы не могут до бесконечности откладывать исполнение решения о выселении. Многие поверхности в родительской комнате завалены кипами бумаг – бесконечная бесплодная переписка со всеми, кем можно; многостраничные решения судов, апелляции… Николай в который раз ворошит их, выбирает цитаты для обращения в Верховный суд, как посоветовал адвокат, бесплатно представлявший интересы семьи в здешних судебных инстанциях. Больше надеяться ему не на кого и не на что. Единственное, чем готова местная власть помочь семье, так это поместить дочь Лизу, учащуюся колледжа, в приют… Других предложений Елене и Николаю у чиновников, в упор не замечавших эту семью много лет, допустившей возникновение этой патовой ситуации, просто нет. А у нас к ним есть – как минимум, почитать Вольтера. Кажется, именно этот философ-просветитель сказал, что законы нужны не только для того, чтобы устрашать граждан, но и для того, чтобы помогать им.

Редакция будет следить за развитием событий и судьбой семьи.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах