aif.ru counter
49

Виталий РАССЫПНОВ. Любушка-голубушка (рассказ)

Светловолосая, шумная и всегда веселая она привлекала внимание всех окружающих. Училась она легко и с каким-то захватывающим удовольствием. Поклонников у нее было полным-полно. И имя ее было всегда на слуху - Люба, Любава, Любушка-голубушка!

Все парни наперебой приглашали ее в кино, на танцы или просто прогуляться по центру города, но постоянно получали отказ. Не отказывала она только в одном - помогать решать задачи по “вышке” - высшей математике, что делала её еще более популярной. Все любили её, а она влюбилась в молодого ассистента с кафедры сопромата - Юрия Петровича.

Но этот сухарь был занят своей диссертацией, да еще много времени проводил в дороге. Он жил с матерью далеко от города и ежедневно ездил в институт на электричке.

Жарким июньским полуднем Любушка с подругой с экономфака ехали в электричке до Присягино на пляж. Они совмещали приятное с полезным - учили французский к экзаменам и загорали на пляже “Лапа”.

В вагоне они оказались рядом с Юрием Петровичем. Вначале Люба смущалась, а потом осмелела и предложила сойти на пляже и искупаться. Но Юрий Петрович, вдруг неожиданно, пригласил обеих девушек поехать к нему в Тальменку. День был субботний и впереди целый выходной день. В Тальменке есть прекрасный пляж на Чумыше, а переночуют девчата у него. Мама будет только рада.

Но мама оказалась не очень рада. Анна Ильинична приболела и целую неделю пролежала с температурой, и ей сейчас было не гостей. Небольшое ее деревенское хозяйство оказалось расстроенным - во дворе и в доме не прибрано, огород зарос сорняками, да и надо бы уже побелить в доме. Юрий Петрович чувствовал себя виноватым перед матерью и перед девушками.

Он стал приглашать их перекусить, но они попросили показать им дорогу к реке. Подруга Светка быстро разделась и ухнула в теплую воду, а Люба немного замешкалась и потом стала быстро одеваться обратно. - Ты покупайся тут одна, я скоро вернусь, - сказала она подруге и быстро пошла к дому Юрия Петровича.

В дом она не стала заходить, а прошла в огород. Вначале полила водой из кадки огурцы и помидоры, потом принялась полоть лук и морковь. С грядками она покончила быстро и, найдя у ворот тяпку, принялась за картошку. Эта работа для нее была привычной и она легко с ней справлялась.

Уже стало смеркаться, когда Светка возвращаясь с реки, увидела Любу, развешивающей простыни на веревке во дворе.

- Я тебя ждала, ждала! Потом местные ребята меня пригласили покататься на лодке. Мы на острове развели костер, весело было. А ты, что все это время стирала?

- Да, нет. Я еще огород прополола. А завтра вот хочу побелить. Анна Ильинична показала мне, где кисти и известь. Ты мне поможешь?

- Нет. Я завтра на первой электричке уеду.

Утром Юрий Петрович рано ушел в леспромхоз - там обещали продать дрова, и их надо было с делянки вывезти со знакомым шофером. Люба тоже встала рано и принялась за побелку. Анна Ильинична пыталась помогать, но болезнь сильно ее ослабила, и она снова легла теперь уже в холодке на веранде.

Здесь еще не было солнца и было прохладно, да и Любе она не будет мешать. К обеду обе комнатки и кухня сияли чистотой. Люба помыла полы, сняла высохшее белье и сварила суп со свежим щавелем. Не дожидаясь Юрия Петровича, она уехала на электричке в город. После сессии Люба должна была ехать со своим вторым курсом в стройотряд на монтаж зернотоков в Кулундинском районе.

Уже был собран чемодан, и Люба хотела идти на почту позвонить отцу в Славгород, что сессия сдана, и она стала третьекурсницей, когда в дверь комнаты постучали. На пороге стояли Юрий Петрович и Анна Ильинична. Люба растерялась, забыв пригласить гостей, но они сами вошли в комнату.

- Люба! Мы пришли сватать тебя, - сказала Анна Ильинична. Юра, что же ты молчишь? Делай же предложение.

- Я согласен, - произнес Юрий Петрович. Ой, что я говорю? Люба, ты согласна стать моей женой? Теперь, после многих лет замужества, Любовь Ивановна уже и не помнит какие слова, она говорила, но что дала согласие - это было точно. Так она стала женой, сначала аспиранта, потом доцента, а потом и профессора.

В тот год, ни в какой стройотряд она не поехала. И институт со своим курсом ей окончить не удалось. Через год она родила Анечку, а потом и Алёшеньку. Институт Любушка закончила только через десять лет, когда дети подросли и стали учиться в школе.

Юрий получил хорошую квартиру в центре города, стал заведовать кафедрой. Жили они дружно, и муж не торопил Любу с учебой и считал выбранную ей когда-то профессию не удачной, не женской. По его совету Люба перешла в технологический институт на факультет бытового обслуживания, который и благополучно закончила. На работу Люба поступила инженером в одну из гостиниц города.

Она быстро освоилась в коллективе, научилась ладить с сантехниками и электриками. Вскоре ее назначили заместителем директора. Работать же ей приходилось фактически за директора, потому что тот был сюда назначен за какую-то партийную провинность с должности председателя одного из сельских райисполкомов. Работать он не любил, не умел, да еще и частенько крепко выпивал.

Иногда ей приходилось вместо директора бывать на партийных активах города. Председатель горисполкома, как-то, посетовал, что Люба не член партии.

- А что, здесь такого? - удивилась Люба, - разве я плохо работаю? Я почти все тяну одна.

- Да вот, мы и хотели тебя назначить директором, но должность эта требует обязательного членства в партии. Если хочешь стать директором - вступай в ряды передового класса.

Люба вступила в партию и уже готовилась принимать дела у директора, как случилось несчастье. Скоропостижно умер от сердечного приступа ее муж, с которым они прожили почти двадцать лет и вырастили двоих детей. Горевала Люба недолго - характер ей не позволял унывать. Надо теперь всего самой добиваться в жизни. Да и дела директорские пора уже принимать.

Она продолжала исполнять обязанности директора, но в горисполком ее что-то не приглашали на утверждение. Как-то позвонив своей однокурснице Надежде в управление коммунального хозяйства, она узнала от неё, что есть установка партийных органов одинокую женщину на директорские должности не назначать.

- Что же, я так и буду всю жизнь и.о.? Надо искать другое место для работы. Образование у меня высшее, дети выросли и у них свои семьи. Надо и мне устраивать свою жизнь. Вот только устроить свою личную жизнь ей было трудно. Она не могла забыть своего покойного мужа и всех кавалеров, которые как мухи у варенья вились вокруг нее, она сравнивала с Юрием, и находила в них массу пороков и изъянов.

Вскоре подвернулось ей место инструктора в райкоме партии. Отдел был ее родной - по коммунальному и бытовому обслуживанию населения. Да и коллектив был небольшой - еще одна сотрудница и отставной полковник, бывший летчик. Он был вдовцом и на двадцать лет старше Любы. В работе проходили дни недели, а по выходным она ездила на дачу, куда иногда приезжали дети и внуки.

Все садовые работы она выполняла сама. Только однажды она пожаловалась, что тяжело копать землю. Александр Иванович предложил свою помощь, но Люба отказалась. Круг общения у Любы стал совсем небольшим, и она стала скучать. Все-таки в гостинице было интересней и за работой не так давило одиночество

. - Любовь Ивановна, а ведь в "Центральной" опять сменяется директор. Ничего не вышло у Вашего сменщика. Жалко гостиницу. Опять какого-нибудь алкаша из района переведут в нее директором, - сообщила новость сотрудница.

- Я бы вернулась туда, но меня незамужнюю не возьмут. Александр Иванович, а может нам с Вами фиктивный брак заключить? - вдруг неожиданно предложила Люба.

Отставной полковник от неожиданности даже встал со своего стула. - Да я не против. Это же для дела надо. Регистрация прошла тихо, и в райкоме никто не удивился этому браку. Вскоре Люба приняла гостиницу и стала налаживать запущенное хозяйство.

О своем “муже” она не вспоминала, а в райкоме бывать не было надобности. Только однажды, уже по первому снегу, она случайно встретила Александра Ивановича на улице и при разговоре узнала, что он часто прибаливает, а в больницу ложиться боится. - Я же один живу, родных у меня нет. И в больнице меня никто не навестит.

Вскоре Люба узнала, что Александр Иванович все-таки лег в больницу, и ему предстояла операция. Она узнала адрес, телефон и выяснила, когда будут его оперировать. Операция прошла успешно и Любушка теперь утром и вечером ездила к Александру Ивановичу. Она подолгу сидела с ним рядом, рассказывала городские новости, а когда пришло время выписываться, неожиданно предложила,

- Поедем ко мне. Мы ведь не чужие, как-никак, законные муж и жена. Александр Иванович принял ее предложение как должное. Только попросил сначала встречи с Любиными детьми. - Не хочу я, чтобы они были против. Татьяна, узнав о материном решении, даже обрадовалась.

- Вот, теперь у тебя будет свой работник на даче, - ляпнула она. - Таня! - с укоризной сказала мать, - ну разве я для этого вышла замуж. Ты же знаешь, что одной мне и домой ночевать не хочется идти. Так бы и осталась в гостинице. - Ну, ладно мама, я же пошутила. И то, верно, все тебе будет веселее, да и нам спокойнее. Сын вообще никак не прореагировал и только спросил, - А свадьбу когда будете делать или прямо сегодня это дело обмоем?

Для Алёшки в жизни выпивка становилась все более актуальной и мать с грустью думала о его будущем. Зима прошла в хлопотах на работе и в уходе за Александром Ивановичем. Здоровье его никак не настраивалось, и ему все чаще вызывали “неотложку”. - Ничего, вот наступит весна, и я увезу тебя на дачу на все лето.

Там такой воздух в сосновом бору, что ты быстро поправишься. Но не дождался Александр Иванович весны и в последних числах февраля умер. Уже на похоронах Люба узнала, что ее муж был очень уважаемым и заслуженным человеком. Хоронили его военные на старом городском кладбище. Было много венков, играл духовой оркестр, а прощальную речь говорил областной военный комиссар.

Городская “вечерка” поместила некролог и большую статью об умершем фронтовике полковнике Федотове. Было там также и соболезнование вдове. После похорон дни потекли в обычных заботах, но с директоров ее уже не снимали - настали новые времена. Люба смирилась с долей вдовы, да и подружка на картах ей нагадала долгое одиночество. Люба редко заглядывала в почтовый ящик, газеты она покупала, а писем ни от куда не ждала.

Однажды в отверстие ящика она увидела бумагу. - Наверно, квитанция квартплаты, - подумала Люба. Но она ошиблась. В почтовом ящике лежали три конверта. Все три были на ее имя, обратный адрес какой-то странный - две большие буквы УБ и многозначный номер.

- Откуда же эти письма? Финансовая компания или лотерея какая? Люба разорвала конверт и стала читать письмо. “Дорогая Любовь Ивановна! Пишет Вам совершенно незнакомый человек. Я узнал о постигшем Вас горе и приношу Вам свои искренние соболезнования...” - Видимо, кто-то из сослуживцев Александра Ивановича пишет, подумала Люба и не стала читать письмо до конца. Два других письма она положила вместе с первым, не открывая конвертов. На душе стало опять тоскливо и домой расхотелось идти.

- Пойду-ка я к Надежде. Посидим, поговорим, может, и развею тоску. Надежда была дома и кормила внука Севочку. Тот капризничал и не хотел есть суп и все канючил у бабки банан. - Вот ведь какая жизнь наступила?! - пожаловалась она Любе. Сын мотается где-то по коммерциям, сноха романчики почитывает, а внука мне подкинули. Думала, пойду на пенсию, буду заниматься только собой.

Даже записалась на шейпинг и купила абонемент в бассейн. Да где тут! Как твои дела? Чего киснешь! Сейчас кофе сварю, попьем и в картишки перекинемся. - Надя! Я получила три письма, но прочитала начало только одного. Видимо, от друга Александра Ивановича. - Ой, Любушка! Уж не новый ли тебе женишок светит. Дай-ка, я посмотрю. Надежда взяла конверты и почему-то сначала их понюхала.

- Ой, Голубушка! Да это же письма из зоны. - Из какой зоны? - Да из обыкновенной тюряги. Это какой-то зэк прочитал некролог в газете и решил с тобой познакомиться заочно. Да и запах от конвертов, прямо кобелём пахнет. Слушай, вот он и о себе пишет в конце. Скоро срок заканчивается и ему ехать некуда. А грамотный подлец, ни одной ошибки. Поди, сидит уже не первый срок и таких писем написал уж тыщи!

- Никаких ответов. Не хватало тебе еще на старости лет с уголовником дела иметь. Был у тебя настоящий полковник - царство ему небесное. Хватит одного. Давай кофе пить. А письма выкини. Они долго пили кофе на кухне, вспоминали студенческую жизнь. Потом стали делиться рецептами салатов.

Пришел с работы муж Надежды, но не стал им мешать и ужинать отказался. Ночевала Люба у Надежды на диване в большой комнате. Долго не могла заснуть. - Может все-таки написать письмо этому Василию? А вдруг он хороший человек и нуждается в помощи. Ладно, утром еще подумаю, - решила Люба засыпая.

Об авторе

Рассыпнов Виталий Александрович. Родился в селе Сорочий Лог Первомайского района Алтайского края в 1945 году. Доктор биологических наук, профессор Алтайского государственного аграрного университета.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых