aif.ru counter
1140

Вместе победим рак? Почему больные собирают деньги на лечение за границей?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. "АиФ-Алтай" 05/02/2014
Александр Горбунов / АиФ

Аня мужественно боролась за жизнь. И в этом ей помогали многие – знакомые и незнакомые – люди.

На деньги, которые для лечения девушки собрали, что называется, всем миром, семья Черепановых в октябре прошлого года поехала в Израиль, в клинику «Ихилов». Там Ане ампутировали руку, на которой образовалась злокачественная опухоль. Но жизнь нашей юной землячки операция, увы, не спасла: множественные метастазы пошли в лёгкие. Ани не стало 4 января…

От отчаяния к надежде

После смерти дочери Наталья Черепанова в социальных сетях написала: «Вы сделали всё, что смогли. Видно, судьба моего ребёнка была предрешена свыше...».

Жизнь семей, в которых кто-то болен раком, это бесконечная лихорадка – от надежды до отчаяния.

– Если брезжит какая-то надежда спасти ребёнка, за неё ухватится любой родитель. И таким людям нужно помогать всем, чем возможно, – считает Игорь ДЫМЧЕНКО, организатор благотворительного фонда «Мишенька», который также принимал участие в судьбе Ани Черепановой.

Игорь выстрадал такую убеждённость. О том, как семья сотрудника полиции из районного центра Благовещенка отчаянно пыталась спасти своего двухлетнего сынишку и братика Мишу от страшной болезни, наша газета писала в начале прошлого года.

На средства, собранные для спасения собственного ребёнка,которого, увы, спасти не удалось, Игорь с женой и дочерьми организовали благотворительный фонд и теперь помогают тем, кто борется за жизнь своих детей. За прошлый год, например, 20 наших маленьких земляков, которых курировал фонд, смогли поехать на обследования и лечение в российские и зарубежные специализированные центры и клиники. Да, не у всех всё сложилось благополучно. Однако желание победить детский рак было проявлено не на словах, а на деле.

Сейчас «Мишенька» поддерживает двух ребятишек, которые лечатся в Москве, одну девочку, поехавшую в английскую клинику, и юную жительницу Барнаула Ксюшу Воронину, которая уже не первый год сражается с редким видом саркомы мягких тканей брюшной полости. В январе Ксюша поехала на дополнительное обследование в Америку.

Надо жить

Бесспорно, сегодня возможности отечественной онкологии гораздо выше, чем это было 10 и более лет назад, ведь появляются новые мощные противораковые препараты, разрабатываются эффективные технологии лечения. Поэтому, если не так давно более 50% вновь выявленных онкологических больных в крае умирали в течение года, то сегодня этот печальный показатель значительно ниже – 28,4%. Число излеченных онкобольных, которые стоят на учёте более 1-5 лет, сейчас составляет 60 000 человек. Например, более 1000 излеченных больных раком кожи ежегодно снимаются с учёта, если они пережили 5 лет.

– Уровень алтайских онкологов высоко оценивается в Российской Федерации и далеко за её пределами, – считает Александр ЛАЗАРЕВ, главный врач краевого онкодиспансера, заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, профессор. – Это подтверждают и приглашения наших ведущих специалистов на работу в столичные и зарубежные клиники, и приглашения специалистов к участию в международных симпозиумах и конференциях, и их высокий индекс цитирования в научной литературе. Алтайский краевой онкологический диспансер пользуется заслуженным авторитетом у специалистов, является филиалом Российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина РАМН и признан Министерством здравоохранения РФ ведущим учреждением России в национальном реестре.

Ни капли не сомневаясь в компетенции наших врачей, в эффективности применяемых ими методов, всё-таки хочется заметить, что порой для лечения тяжело больного человека требуется не только то, что предписано установленными стандартами медпомощи.

Как вовремя обнаружить опухоль? Инфографика Фото: АиФ / Ольга Рассадина

..Более 14 лет из своих 16-ти Женя Лугина борется с последствиями занесённого при переливании крови вируса гепатита «Б». Нефроблостома (рак почки) сейчас у неё в периоде ремиссии. Но единственная оставшаяся после операции почка поражена – хронический вторичный пиелонефрит. Девочке очень нужен современный противовирусный препарат «Пегинтрон». Его уже кололи Жене, и результаты оказались очень обнадёживающими: вирусная нагрузка снижалась почти вдвое. К тому же без этого лекарства у девочки может развиться цирроз печени.

В льготном списке лекарств этого препарата нет. Цена одной ампулы – 10 000 рублей. Пенсия мамы, единственной кормилицы в их семье, – 6 622 рубля 84 копеек. Крайздрав, куда обратилась женщина, обещал выделить 10 ампул. Ещё три ампулы удалось приобрести с помощью благотворителей, к которым Надежда Анатольевна обратилась через сайт Барнаульской епархии. Для того чтобы пройти полный курс, нужно ещё 23 ампулы…

– Я пыталась своими силами справляться с проблемой, в кредиты влезла, но всё равно неподъёмно, – признаётся она. – Мне неспокойно за будущее дочки, ведь, говорят, когда ей исполнится 18 лет, то на государственную помощь в лечении она вообще не сможет рассчитывать. Но жить ей надо! Женя на «отлично» закончила 9-й класс (учится дистанционно в краевом педколледже – ред.), мечтает поступить в институт, занимается вокалом, побеждает в разных музыкальных конкурсах. Она такая жизнелюбивая девочка…Я молюсь, чтобы Бог дал здоровья моей дочке и всем людям, которые помогают нам.

Кстати
Тем читателям, которые захотят помочь больным детям через благотворительный фонд «Мишенька», сообщаем его банковские реквизиты: Получатель платежа: МБФ «Мишенька» ИНН 2235998310, Расчётный счёт: №40703810102390004248 Банк получателя Отделение №8644 Сбербанка России г. Барнаула БИК 040173604 Корреспондентский счёт 30101810200000000604 Назначение платежа: Пожертвование (если вы перечисляете для конкретного ребёнка укажите Ф.И. ребёнка). Деньги также можно перечислить на карту Сбербанка: 4276020012084700 открыта на имя руководителя фонда Дымченко Игоря Александровича (используется по приказу фонда) – или через Яндекс-кошелёк: 410011790762222. Также можно отправить с мобильного sms на номер 7522 со словом ЖИЗНЬ и через пробел указать сумму цифрами (от 10 до 15 000 рублей).

Мнение эксперта

Людмила ИВАНОВА, председатель АКОО «Вместе против рака»:

– Конечно, у каждого своя причина при выборе лечиться на родине или где-то за границей. Но многие из тех, кто побывал в зарубежных клиниках, признают: стандарты лечения – одинаковы, ведь их определяет ВОЗ. Возможно, в плане комфортабельности условий пребывания зарубежные клиники предпочтительнее российских медучреждений. Зато лежавшие там наши соотечественники часто отмечают, что в тех условиях не ощущали такого важного психологического стимула к выздоровлению, как поддержка близких. Там нет возможности поговорить с врачом, с соседом по палате на родном языке. А ведь недаром говорят, что дома и стены помогают. Певец Александр Буйнов наверняка мог себе позволить лечиться в лучших клиниках мира, но он никуда не поехал, лечился в России.

Практика лечения за рубежом не всегда хороша. Зачастую это вымывание денег. Ведь у нас работают врачи высокой квалификации, которые делают уникальные операции, владеют новейшими технологиями лечения. Помню, когда решался вопрос о направлении онкобольных детей в английскую клинику, услышав, о какой сумме идёт речь, Владимир КОЖЕВНИКОВ, заслуженный врач России, завкафедрой АГМУ, который, кстати, год назад провёл сложнейшую операцию по рассоединению сиамских близнецов, сказал: «Если бы нам дали такие деньги, мы бы ещё не такие операции делали!».

Мнение власти

Александр ЛАЗАРЕВ, председатель комитета по здравоохранению и науке Алтайского краевого Законодательного собрания, главный врач Алтайского краевого онкологического диспансера:

– Позицию лечения инкурабельных больных (тех, кому отказали в лечении на месте – ред.) за границей не поддерживаю. Все, кто попытался туда уехать, адекватной помощи не получили и вынуждены были потом продолжать лечение в отечественных клиниках. В подавляющем большинстве стран: США, Израиле и других странах, – оказание медицинской помощи – это бизнес, и очень дорогостоящий. Поэтому там врачи готовы взять на лечение многих больных, но я не знаю ни одного случая, когда «тяжелый» больной вернулся из зарубежной клиники здоровым. Все они возвращаются в таком же состоянии здоровья, но с огромными финансовыми потерями, и продолжают получать посильную помощь здесь.

Просят сквозь слёзы

Юлия ГОДАР, тележурналист:

– При подготовке материалов в рубрику «Надежда на чудо» мне часто приходится сталкиваться с мамами, которые плачут. Они плачут от стыда, что приходится просить посторонних людей о помощи. Женщины признаются, что им не хочется стоять с протянутой рукой, как нищим на паперти. Они извиняются за то, что вынуждены это делать. И они не лукавят! Ведь прежде чем врачи признают ребёнка тяжелобольным, очень много средств семья тратит не только на лечение, но и на диагностику, на поездки в Москву. Если они живут в деревне, то нужно найти средства на проезд в Барнаул, на проживание здесь, нужно на время оставить работу… К тому же очень часто из таких семей уходят отцы. Тогда у мамочки с больным ребёнком на руках зачастую единственным средством существования становится пособие по уходу за ребёнком.

С просьбой о помощи люди обращаются, как правило, уже тогда, когда все остальные резервы исчерпаны – и накопления закончились, и у родственников и знакомых уже занимали, и в кредитах погрязли. Учитывая наш русский менталитет, когда свои беды не принято выносить «из избы», такой шаг, конечно, сам по себе стресс. Но в нашем же менталитете и готовность всем миром прийти на помощь слабому, подарить ему надежду на чудо.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество