aif.ru counter
1528

Детский театр танца «Хорошки» за 30 лет объездил полмира

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. "АиФ-Алтай" 05/09/2012

– Это не набор детей, это прием по конкурсу на работу, – считает Тамара Васильевна. –Опыт прошлых лет показывает, что из 60 новых детей, которых по осени принимаем в «Хорошки», в коллективе остаются человек 25-24, остальные отсеиваются. Артистами в «Хорошках» становятся с четырех лет.

Некоторые нетерпеливые мамочки предлагают посмотреть на кастинге детишек, которым едва два с половиной годика стукнуло. Но педагог с 30-летним стажем убеждена: торопить события ни в коем случае нельзя. А в «Хорошках» требуют серьезной работы, нацеленной на высокий результат.

Семья артистов из народа

– Все начинается с семьи. У вас, Тамара Васильевна, наверное, была артистическая семья?

– Моя семья по отцовской линии – артисты из народа.

Папа хорошо плясал и играл на гитаре. Лучшее воспоминание детства – его гитара с красным бантом. Отец приходил с работы, я тут же ему гитару в руки – играй! Надевала самые «звонкие» топающие туфельки и начинала дробить, как меня баба Феня научила.

Мама не одобряла, считала всякое «артистничание» делом несерьезным. Да в то время и самодеятельных кружков почти не было.

В свой первый творческий кружок в краевом Доме пионеров я пошла записываться только в 15 лет. А до того времени была самоучкой.

Смотрела по телевизору, как танцуют настоящие артисты. Старалась, как они, носочек тянуть, ногу ровно поднимать, спину прямо держать. Мостики сама научилась делать…

– Так вы в хореографию ушли вопреки желаниям своей мамы?

– Мама мечтала видеть меня учительницей. А после выпускного в 10 классе я, хорошистка, и, как мечталось маме, без пяти минут студентка пединститута, тайком убежала с ансамблем «Юность», солисткой которого в то время была, на гастроли в Прибалтику.

Взяла из семейной копилки 30 рублей, написала записку и – только пятки засверкали! Когда в конце августа вернулись в Барнаул, вступительные экзамены в вузы уже закончились.

Мама, отругав, заявила: «Пойдешь работать продавцом!». У меня слезы и трагедия – танцам конец. Слава Богу, нашлись умные люди, подсказали, что есть у нас в городе культпросветучилище, закончив которое, смогу работать, как мой любимый педагог по танцам…

Я убеждена, что нами, нашими поступками, нашей жизнью кто-то руководит, показывает: тут твое место. И не надо мешать человеку идти к мечте, к цели.

Людей моего поколения никто не подталкивал, никто не носился с нами. Но если было в каждом из нас что-то заложенное свыше, оно же реализовалось. Через трудности, через споры, через слезы и разочарования, но если был упорен – свое получал.

Великий танцор Махмуд Эсамбаев в свое время убежал из родного аула в Ленинград, чтобы заниматься малопочтенным для юноши-горца делом – танцевать. И он стал солистом Большого театра!

Его уважали во всей стране. И на его родине им гордились и ценили.

Любит – не любит?

– Учителя говорят, что с современными детьми – трудно…

– Сегодня дети такие меланхоличные, их так тяжело расшевелить. То ли они перегружены всеми этими компьютерами, всей информацией, которая льется на их бедные головы?!

Под моей «опекой» сейчас коллектив в 140 человек. Пять возрастных групп.

Такую «армию» удержать очень трудно. Приходиться следить за ними строго-строго. И не только за тем, как они танцуют, но и что они говорят, так ли одеты, как себя ведут. Чтобы не было стыдно за своих детей, когда видишь их со стороны или вывозишь куда-то на выступления.

Порой приходится очень неделикатно детей осаждать: «В носу не ковыряйся! Громко рот не разевай!».

– Не обижаются?

– Сначала обижаются: «Она меня не любит, придирается». А при чем тут «любит – не любит»? Я своих учеников всех люблю!

Но если ребенок не хочет учиться, не желает познавать хореографию – лучше пусть уйдет, займется другим делом.

– Некоторые родители записывают ребенка и в спортивную секцию, и в музыкальную школу, и на танцы… Правильно это?

– Я считаю, неправильно. Ребенок должен заниматься одним делом. Вот хореография, например, она же настолько развивает!

Реакция – раз, координация движений – два, чувство ритма – три, умение вести себя на людях – четыре… Мышление развивает, тело, вкус, умение одеться, умение себя подать. Этика и эстетика – все развивается.

Я не против занятий музыкой – она помогает танцу. Не против плавания. Но категорически против лыж, коньков, баскетбола, футбола. С танцами эти занятия несовместимы: не те мышцы у ребенка развиваются.

Стать русского танца

– Сегодняшним детям интересны народные танцы – основа репертуара театра «Хорошки»?

– Танец, хореография воспитывают так же, как слово. Они обязательно должны вкус ребенку прививать, чтобы душа его оставалась чистой, на красоту отзывчивой. Ребенок должен слушать хорошие мелодии, с понятной детям лексикой.

Он должен уметь носить красивые костюмы, уметь хорошо двигаться, дер- жать осанку. Не думаю, что хип-хоп или какие-то другие модные танцевальные течения воспитывают. Они не для этого.

И не стоит детям раньше срока что-то совать под нос – это клево, это супер, это модно! «Хорошки» танцуют не народные русские танцы, а стилизованные, эстрадные скорее.

Но колорит русского танца обязательно присутствует. Все эти дробушечки, припадания, переменный шаг. Русский танец очень красивый. В нем широта русской души, особая стать.

Кстати, в нашем репертуаре – только за последние 10 лет мы поставили более 60 оригинальных композиций – есть и очень современные номера.

Например, композицию «Меж двух ветров», которую презентовали на своем юбилейном концерте, многие называли мини-балетом.

О гордости и скромности

– Кто-то из ваших учеников выбрал танцевальное искусство своей профессией?

– Есть и такие: Алексей Санчес, Константин Расторгуев. Андрей Серебрянников работает в краевом театре музкомедии, Антон Дирин танцует в Красноярском театре оперы и балета…

Однако, не думаю, что это самое главное. Главное, чтобы они были Людьми. Не пофигистами, которые проходят мимо, дескать, меня это не касается. Не эгоистами, которые только «дай мне, дай мне» – должен и ты что-то давать для окружающих, для своего города, для своей страны!

А будут ли они танцорами… я для себя таких планов не строю, такими галочками воспитанников не помечаю. Сколько в «Хорошках» за 30 лет было ребятишек – ни за одного не стыдно!

И с золотыми медалями школу заканчивали, и в престижные институты поступали, и становились хорошими врачами, педагогами, юристами, бизнесменами успешными, простыми домохозяйками – неважно! Всеми ими горжусь! 

– Я знаю, что у вас высшая похвала – «хорошо». Неужели юные артисты образцового танцевального коллектива, победители, лауреаты и дипломанты всевозможных международных и всероссийских конкурсов, которым аплодировали Париж и Прага, София и Москва, Санкт-Петербург и Приморье, не заслуживают более высоких оценок?

– Оценка для нас одна – востребованность. Нас приглашают выступить – нам радостно. Вот в праздничных мероприятиях в честь 75-летия края «Хорошки» будут нарасхват.

И в Москву на заключительный концерт один наш номер поедет. Это же не просто приятно, это как награда. А превосходных степеней я не люблю. «Отлично» – это как-то слишком, а «хорошо» – это по-настоящему хорошо! Потому мы и «Хорошки».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах