aif.ru counter
172

Супруги Карповы: Не надо художественную самодеятельность хоронить!

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. "АиФ-Алтай" 14/05/2014
Фото: Из личного архива

Зинфиру и Владимира свела музыка. Выпускница Омского культпросветучилища и заведующий сельским клубом, имеющий в багаже курсы баянистов-хормейстеров, в один год приехали в Барнаул поступать в институт культуры (ныне Алтайская государственная академия культуры и искусств) на дирижёрско-хоровое отделение.

Владимир, правда, собирался на заочное отделение, но знаменитый алтайский хормейстер Леонид Степанович Калинкин убедил, что ещё не поздно поучиться на дневном…

Практику после 4-го курса Зинфира и Владимир проходили уже официальной молодой парой – в Доме культуры Алтайского вагоностроительного завода. Сюда же, в 1987 г. получив дипломы, пришли работать. С тех пор этот новоалтайский ДК (ныне – Городской центр культуры «Современник») и супруги КАРПОВЫ – «понятия» неразрывные. «Их» коллективы на протяжении многих лет – неизменные участники главных городских праздников, лауреаты/дипломанты многих краевых и Всероссийских конкурсов и фестивалей (в т. ч. имени своего педагога Леонида Калинкина). У неё это – ансамбль «Ярославна», народный коллектив Алтайского края; у него – не только народный, но уже и заслуженный Хор ветеранов войны и труда.

Милиция подтолкнула

– Мне давно интересно: создание «своего» хора или другого певческого коллектива – это задача каждого выпускника дирижёрско-хорового отделения или это личная инициатива?

Зинфира Александровна:

– В наше время такие обязательства к диплому не прикладывались; сейчас, думаю, тоже. Но у Владимира Дмитриевича изначально была тяга к …масштабам (смеётся). Когда мы пришли в ДК АВЗ, ему предложили поработать аккомпаниатором в женской вокальной группе. Но он сразу сказал: у меня специальность другая, буду только руководителем коллектива, хочу сам подбирать репертуар, делать аранжировки и т. д. После этого тогдашнему директору и худруку ДК ничего не оставалось, как предоставить ему возможность начать создавать хор. Я же начинала работать культорганизатором, позже меня назначили художественным руководителем, и стремления ещё заниматься с отдельным коллективом, честно сказать, не возникало. Но однажды к нам пришёл замполит городского отдела милиции с предложением организовать у них хор, пообещав в этом организационную поддержку. Такую инициативу нельзя было не поддержать, и я «втянулась». Мы уже успели стать лауреатами краевого конкурса ГУВД, когда в горотдел пришёл новый начальник, который считал, что петь милиционерам ни к чему. Ходила его переубеждать, объясняла ему про эстетическое воздействие, культурный досуг, «облико морале» – всё тщетно. И из хора у меня остались всего трое мужчин, но женский состав очень хороший был: решили сделать хоровой театр песни. Краевые специалисты хвалили, интересовались: кто режиссёр программ, хореограф? Я даже вопросов не понимала: кто же нам на один коллектив три ставки даст? В общем, хоровой театр в смысле перспективы оказался сложной организационной формой, поэтому в 1988 г. своих мужчин я «пожертвовала» Владимиру Дмитриевичу, у меня же появился женский ансамбль «Ярославна». Все составы были хорошие, и в 2008 году он получил звание народного.

– Что нужно для того, чтобы получить звание и что оно даёт?

Владимир Дмитриевич:

– Ценится уровень исполнительского мастерства, но всё, по сути, измеряется по формальным критериям: стаж коллектива, участие в концертной и фестивальной деятельности, наличие наград разного уровня. Звание – это признание не только публики, но и экспертного сообщества коллег, и стимул развиваться дальше. Ведь народный или заслуженный коллектив края – это не раз и навсегда. Звания нужно периодически подтверждать: если, к примеру, хор «голос теряет», качество программ не улучшается – можно и лишиться. На «заслуженного» можно претендовать через 15 лет после обладания «народным», но наш хор ветеранов к нему 22 года шёл. Это на самом деле большая радость и гордость для творческих коллективов, но говорить о том, что они приобретают какие-то материальные бонусы (кроме единовременного вознаграждения), не приходится. Вопросы приобретения новых костюмов, поездок на фестивали и т. д. самодеятельным коллективам со званиями приходится решать точно так же, как и без оных – за исключением тех случаев, когда к участию в краевых мероприятиях приглашает и организует выезд Алтайский Дом народного творчества.

Браво за бельканто

– Давайте для непосвящённых: как эти вопросы вообще решаются? Разве содержать муниципальные творческие коллективы не обязанность муниципальной власти?

З. А.:

– Городские власти, с тех пор как «Алтайвагон» полностью отказался от ДК, содержат здание и выплачивают зарплату его работникам. Остальные потребности, насколько я понимаю,– по мере возможности и понимания. Один из председателей комитета по культуре на моей памяти говорил, что всех «певцов-ветеранов» нужно, мягко сказать, распустить, и заняться исключительно молодёжью. Другой – это была Любовь БЕРЕЗИНА (ныне директор Краевого театра Драмы, – ред.) – старалась поддерживать все реально работающие коллективы. К сожалению, городской бюджет не велик. Нам, как правило, не дают по потребностям, а додают – недостающее к собранным нами спонсорским средствам. Но и на том большое спасибо. Если бы Борис Парадовский, глава администрации Новоалтайска, в последний момент не поддержал «Ярославну» в 2012 г., радости лауреатов 1 степени конкурса «Северное бельканто» нам бы были неведомы…

– А чем он для вас так значим?

– В каких бы краевых фестивалях-конкурсах мы бы ни участвовали, вокруг нас преимущественно знакомые всё лица. Очень хотелось попасть в Санкт-Петербург, на одну сцену с исполнителями из многих российских городов, Украины, Болгарии, Чехии. И когда в такой «компании» получили диплом лауреатов первой степени, слёзы на глаза навернулись! Мы выступали в сопровождении ансамбля русских народных инструментов «Сибирские самоцветы» под руководством Валерия Котова, заслуженного работника культуры РФ. Закрывали гала-концерт фестиваля в соборе Святых Петра и Павла – непередаваемое само по себе ощущение!– а зал аплодировал, и люди скандировали «Браво, Алтай!». Это столько адреналина!

И 7 тысяч впридачу…

– Скажите, каково это – работать вместе? Семейные отношения с рабочими не путаете?

В. Д.:

– Мы по-другому не жили, не работали, сравнивать не с чем. Мы другого существования и не представляем. Конечно, творческие советы друг другу даём, иногда и спорим (смеётся) – художественный вкус не совпадает. Всякое бывает. Хорошо, сын, хоть и окончил музыкальную школу и 10 лет бальными танцами занимался, не пошёл по нашим стопам, а то бы у нас ни дом был, а филиал ГЦК. Но парень здраво решил, что в клубной жизни работы много, денег мало, и с собственным ребёнком выходные и праздники проводить не получается.

– Идёт Год культуры. Вы лично его «изнутри» как-то почувствовали?

З. А.:

– Честно или политкорректно? Мы приняли участие в открытии Года культуры... Теперь ждём, как и когда зарплата будет повышаться. Мне с двумя ставками – руководителя коллектива и худрука ГЦК – удаётся зарабатывать 14-15 тысяч рублей. Владимир Дмитриевич, руководитель заслуженного хора, получает вдвое меньше. Вообще, клубные работники оказались какими-то… ущербными. Зарплаты мизерные, пособий на методические материалы: ноты, диски и т. д. в принципе нет. Руководителям детских объединений, хоть они занимаются и образовательной, и воспитательной работой, педагогический стаж не идёт. Я понимаю клубных музыкальных работников, когда они смотрят в сторону музыкальных школ, там даже отпуск вдвое больше. Если в «верхах» не задумаются над этими вопросами, в перспективе в Домах культуры некому будет работать.

– А у людей-то интерес к художественной самодеятельности сохраняется?

З. А.:

– И очень большой! В «Современнике» 20 клубных формирований: и взрослых, и детских. И все они, как говорится, «под завязку», а в городе работает ещё КДЦ «Космос». У нас нет необходимости кого-то за руку тянуть, чтобы ансамбль или хор укомплектовать, даже отбор среди желающих ведём! А в сельской местности клубы зачастую единственное место досуга! Так что не надо художественную самодеятельность хоронить!

Тайна имени

Пока мама нашей героини выбирала для новорожденной одно из двух простыъх русских имен, папа пошел регистрировать дочурку. За компания прихватил племянника, и по дороге стал с ним, школьником, советоваться, как назвать девочку. Тот возьми и предложи: Земфира!

- Это что за имя?

- Да мы сейчас в школе Пушкина проходим, у него где-то такое есть! Красивое же?

На том и порешили. Только книжки Пушкина под рукой не было и записали девочку Зинфирой. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах