aif.ru counter
59

Европейское средневековье на алтайской земле

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. АиФ-Алтай 29/06/2011

Живая история

– Валентина Олеговна, откуда интерес к ролевым играм и исторической реконструкции?

- Мы с друзьями всегда очень любили исторические и ролевые темы. А люди, которые склонны к подобным фантазиям, обычно сбиваются в кучки – так у нас образовалась группа студентов-единомышленников. Сначала мы заинтересовались ролевыми играми, а потом решили создать клуб исторической реконструкции «Северная сторона», чтобы было, где собираться долгими зимними вечерами. Сейчас от него осталась только студия танца.

После окончания вуза по традиции студентов XVIII века я c подругой отправилась путешествовать автостопом по Европе – месяц мы ходили по развалинам и музеям под открытым небом, историческим фестивалям. Меня это так сильно впечатлило, что захотелось сделать нечто подобное на нашей алтайское земле.

По сравнению с Европой уровень исторического сознания в России находится на слаборазвитом уровне. Мы очень многое растеряли и продолжаем терять, а там берегут свое наследие. Речь не об академической науке, а том, как история представлена для общества. В Европе из каждой маленькой исторической реликвии обязательно сделают шоу – на развалинах небольшого римского форта – и музей, и экскурсии, и фильмы, и фестивали, исторические реконструкции. И народ на это валит валом.

Впечалившись, мы в 2006 году создали исторический клуб «Аваллон» – это общественная, официально зарегистрированная организация. Ее задача – распространение историко-культурных знаний в обществе. Убеждена, что историческое сознание нужно любому человеку, ведь большинство определяет себя через знание того, кем были его предки.

В Европе есть движение живой истории - у них много людей, которые и бережно относятся к своей истории и на все фестивали и дни города выходят со своими историческими миниатюрами в историческом платье. Это такой стиль жизни – в постоянной связи со своей историей.

И мы попытались внедрить нечто подобное у нас – начиная с исторических танцев, заканчивая организацией военно-исторической студии - широкий спектр для различных интересов. Это оказалось успешным и до сих пор люди  увлеченно занимаются многими вещами. Конечно, во многом мы были идеалистами, но решили делать все организованно, найти ресурсы, в том числе денежные, чтобы заниматься исторической реконструкцией в полную силу без отвлечения на другую деятельность - писали гранты, искали поддержку у государства.

В итоге пришли к идее, что особой поддержки со стороны государства идеи развития исторического сознания у нас не получают и ЛУЧШЕ можно рассчитывать лишь на коммерческий интерес к исторической традиции. Для госзаказа в конечном счете важен отчет и мнение чиновников, для нас же важно то, что выносят с наших мероприятий посетители, в этом наши интересы совпадают с интересами турфирм, баз и т.п., для которых также мнение их клиента – самое важное.  Сейчас мы планируем вместе с ЗАО «Курорт Белокуриха» проведение  на их базе фестиваля «Колесо времен». Это должно привлечь туристов.

- Сколько человек объединяет «Аваллон»?

- В танцевальной студии занимается всегда около 30 человек, с учетом ротации. В военно-исторических клубах занимается тоже около 25 человек. Слишком много людей сложно разместить и это оптимальная численность для активных членов. Фестивали же собирают по 200-500 человек, вечеринки и балы – по 100-200 человек – просто сложно найти зал на большое число участников.

- Почему у молодежи возникает интерес к исторической реконструкции?

- Молодежь объединяется в субкультуры, потребность в самовыражении через внешний вид и деятельность у нее повышена по сравнению с взрослым человеком. Это в более зрелом возрасте наступает период самовыражения через семью или работу, а у учащейся молодежи основа самовыражения - субкультура. И субкультур у нас очень много. Ролевые игры и историческая реконструкция – одни из них.

- Что дает увлечение реконструкцией взрослому человеку?

- Для многих это попытка построить немного другого себя и компенсировать нечто недостающее в себе. Зачастую этим занимаются вполне успешные в жизни люди, но без клуба, без дополнительного образа себя в истории они бы недополучали эмоций.

Игра или просвещение?

- В Европе интерес проявляют в основном к своей истории. У нас же виден явный интерес к истории других народов. Откуда у алтайских девушек любовь к ирландским танцам?

- За рубежом историческая традиция не прерывалась. А у нас история столько раз переписывалась, что теперь русские народные танцы ассоциируется у всех со степенными танцами ансамбля «Березка» в кокошниках, хотя на Руси танцевали куда разнообразней.

Поэтому куда интересней оказались проработаны известные Европе ирландские танцы. Девушка, которая организовывала их в Барнауле, 11 лет занималась русскими танцами, и в конце концов решила попробовать себя в чем-то другом. Именно в ирландских танцах, очень сложных, она смогла выложиться на все 100%, смогла проверить себя на международных соревнованиях. Еще есть средневековые европейские танцы – их танцуют в красивых костюмах, и это нравится девушкам.

А существующий образ традиционной русской культуры часто отторгается молодежью, да и знаем мы о ней намного меньше, чем о культуре европейской. У Европы можно взять всю информацию по костюму, доспеху, музыке, танцу и не надо мучаться, чтобы собрать сведения о них по крупицам. Например, в следующем году мы планируем заняться алтайскими скифами, но именно в плане реконструкции ремесел, так как танцевальная и музыкальная культура скифов нам совсем не известна.

- Сколько исторических клубов в крае?

- Сейчас модно назвать себя клубом исторической реконструкции, но им не являться.

Историческая реконструкция - это достаточно высокие требования к материальной культуре. А у нас можно ходить в берцах, а изображать из себя средневековых менестрелей.

В целом в городе около 10 исторических клубов различного направления, однако, объединением людей и историческими изысканиями серьезно занимается только четыре из них. Остальные, когда им говоришь на фестивале, что надо сделать образовательную площадку, общаться с людьми – откровенно пугаются - они играют в историю для себя и не готовы заниматься культурным просвещением. Основные клубы сосредоточены в Барнауле, есть еще ролевики в других городах.

- Помимо руководства клубом, вы известны как дизайнер и керамист – один из немногих в Алтайском крае. Что подтолкнуло вас заняться творчеством?

- Я всегда была склонна к творчеству и это никуда не исчезает. Наверное, многие люди склонны к творчеству, но не все об этом задумываются. У меня историческое образование, всегда была интересна философия, мифология, поэтому я закончила истфак АлтГУ, потом пошла в аспирантуру на социальную философию, занималась философией религий. Потом преподавала в вузе, а когда сократили, решила побыть какое-то время вольным художником – занялась дизайнерскими вещами, керамикой и украшениями. Теперь это основной вид моей деятельности, это приносит удовлетворение в жизни.

- А дизайнерская керамика востребована?

- В Барнауле практически нет, но свои заказы я отправляю по всей России и даже за рубеж. Работы заказывает магазин авторских подарков в Екатеринбурге, сейчас интересуются магазины в Новосибирске, многое расходится через Интернет.

- А не страшно ли опираться на творчество как на основной источник дохода?

- Мне никогда не страшно. Этим можно зарабатывать, если этим серьезно заниматься, составлять своеобразный бизнес план. Одни бусы в месяц, конечно, тебя не прокормят, нужно планировать свою работу, думать над дизайном, творчески развиваться, работать на заказ, соблюдать график – в общем, работать, тогда это может стать основным делом. Что-то делается по плану, что-то из внезапного вдохновения. Сейчас я закончила украшение, достаточно дорогое, которое давно очень хотела сделать. Но пока не знаю, продастся оно или нет. Но я не вижу противоречий с чистым творчеством и работой на заказ, ведь художник работает не только для себя, адресатом моих вещей и моего творчества являются другие люди. Поэтому, к примеру , мне нравится делать красивую и функциональную керамику - люди пьют из нее и радуются.

- От чего зависит интерес людей к дизайнерским вещам, подаркам, сувенирам?

- Это вещь личного значения. Если художник попадает в мечту человека – то вещь находит своего владельца. Еще интерес к авторским работам завит от уровня дохода людей и того, что предлагают окрестные магазины. В Барнауле я продаю мало своих работ, а в столицах есть даже мода на такие вещи.

- Если конкуренция среди керамистов на Алтае?

- В Барнауле не так много керамистов, у нас огромный город и люди пока не знают, что такое авторские изделия, гончарная керамика. Тем не менее, многие наши керамисты очень боятся других мастеров, отзываются о них плохо. Конкуренция небольшая, но мастера по отношению друг к другу бывают очень вредные.

Многие стремятся заполучить поддержку на государственном уровне, а для этого нужно объяснить чиновникам, что только ты звезда, а остальные плохие. Мне кажется это ненормальным. У нас конкуренция за внимание государства, а должна быть за покупателей, и то, такая, что стимулирует мастера к развитию. В алтайскую конкуренцию стараюсь не вмешиваться. Приятней работать для множества разных людей, чем для трех чиновников.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество