aif.ru counter
451

Рок-журналист Кирилл Захаров о настоящем и будущем алтайской музыки

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. "АиФ-Алтай" 11/12/2013
Одним из интереснейших собеседников Кирилла стал Юрий Наумов, очень самобытный автор, известный гитарист, композитор, создатель жанра «Русский блюз», поэт, лидер некогда известной группы «Проходной двор».
Одним из интереснейших собеседников Кирилла стал Юрий Наумов, очень самобытный автор, известный гитарист, композитор, создатель жанра «Русский блюз», поэт, лидер некогда известной группы «Проходной двор». © / Из личного архива

Кирилл Захаров – личность известная далеко за пределами Алтайского края. Это объясняется не только широким спектром профессиональных контактов Кирилла, но и разнообразием его музыкальных интересов.

– Тебя называют по-разному: архивариус алтайского рок-н-ролла, рок-журналист… Какое из определений считаешь более верным?

– Всё-таки архивариус… Причём я бы не стал ограничиваться сферой рока. Мне интересна всякая «живая» музыка. Более верно будет сказать, что я – человек, пишущий о музыке; критик, аналитик. Опять же, круг интересов не замыкается на пристрастии к одному стилю. Меня увлекает любая музыка, сделанная талантливо.

Знаковая покупка

– Что возникло раньше: желание искать и коллекционировать или желание исследовать музыкальное пространство и писать об этом?

– Трудно сказать определённо. Скорее, оба увлечения возникли одновременно. В 1991 году я пошёл в магазин за хлебом и увидел на прилавке книгу Александра Алексеева, Андрея Бурлаки и Алексея Сидорова «Кто есть кто в советском роке». Книга меня захватила. До этого мой музыкальный «рацион» ограничивался потреблением того, что показывали в «Программе «А», «МузОбозе». Книга открыла неведомый для меня прежде мир. Я стал искать информацию о группах, их фонограммы. Кстати, было мне тогда 10 лет. Позже увлёкся электронной музыкой. А в 1997 году взял в руки тетрадь в клетку и создал рукописный журнал «Клаус», который был так назван в честь одного из основателей немецкой школы электронной музыки Клауса Шульце. (Klaus Schulze – немецкий музыкант, работающий в жанре электронной музыки – прим. авт.). В журнале я писал обо всём. Помимо исследований творчества российских электронщиков, были рецензии на творчество таких групп как «Миссия: Антициклон», «Мегаполис», а также местных музыкантов. В этот период я уже стал обращать внимание не просто на свои эмоции от музыки, но и на «технические стороны» творческого процесса: кто, на чём и как играет и т. п. Так всё начиналось.

Поиски и диалоги

– Ты пишешь о музыке. Что для тебя ближе: интервью или рецензия? В какой роли чувствуешь себя более гармонично: в роли повествователя или в роли исследователя «от музыки»?

– Мне нравятся обе роли! Я – историк по образованию, и сам Бог велел быть хорошим рассказчиком. Жанр интервью мне близок и приятен. Но и анализировать музыку, «копаться в деталях» тоже весьма увлекательно. Многим меломанам знакомо имя саксофониста Альберта Рачкина. Мне было известно, что человек с таким именем играл некогда в легендарной питерской группе «Мифы». В голове возник вопрос: «Не тот ли это Рачкин?». Позвонил Евгению Колбашеву, а он засомневался. Говорит: «Навряд ли… Я бы знал». Когда всё-таки нашёл телефонный номер Альберта, тот развеял мои сомнения. Я удивился: «Почему вы никогда не рассказывали об этом?». А саксофонист ответил: «Так меня прежде никто и не спрашивал».

– Ты разговаривал со многими известными музыкантами. Диалоги с кем из них особенно впечатлили тебя?

– Из последних по времени разговоров – беседа с басистом группы «Мумий Тролль» Женей Сдвигом. Собственно интервью не состоялось, но получился довольно интересный разговор. Музыкант занимается делом, близким моему, – отыскивает записи групп дальневосточного региона, игравших в прежние годы. Полноценное и информативное интервью состоялось недавно со знаменитым Юрием Наумовым. Кто слушает такую музыку, знает, что это фигура огромного масштаба, самобытный автор. Кстати, в разговоре с ним выяснилось, что свою первую пьесу автор создал здесь, когда в детстве приезжал вместе с отцом ловить рыбу на Катунь.

Свои звёзды

– Мог бы дать краткое заключение о сегодняшнем состоянии алтайской музыки? Развивается ли она и если да, то какие стили и направления развиваются наиболее продуктивно?

– Думаю, что положение дел в алтайской музыке не сильно отличается от того, что происходит в музыке Новосибирска, Екатеринбурга, Тюмени и других городов и регионов. Не важно, популярная ли это музыка, клубное движение или андерграунд. Всё находится приблизительно на одном уровне и движется в одном направлении. Большое значение имеет способность договариваться с «большим музыкальным миром». Это умение мне очень импонирует в Льве Шапиро.

Когда из радиоприёмника звучит: «Самый лучший день», а я говорю, что песня написана моим товарищем, окружающие часто не верят. Из того, что ещё происходит сегодня и что очень обнадёживает, – возвращение в музыку Миши Большакова. (вокалист культовой барнаульской группы «Папа Карло» – прим. авт.). Его нового лаунж-проекта я пока не слышал, но, почти уверен, это будет ново, оригинально и свежо.

– Кого из местных музыкантов, творящих сегодня, ты бы мог отнести к фигурам, способным быть востребованными за пределами Алтайского края?

– Если говорить именно о рок-н-ролле, то это «Территория 22 RUS» и Настя Артёмова со своей группой, имеющей очень крепкий, хороший состав. Что касается Свата, то, не сомневаюсь, если грамотно поработать с тем, что он делает, учитывая уровень его текстов и музыки, его восхитительные эксперименты со всей этой сибирско-индейской тематикой, он бы мог вихрем ворваться в мир российского андерграунда. Вот, к примеру, есть небезызвестная группа «Крематорий». Её не каждый день можно увидеть по ТВ, а Армена Григоряна сложно назвать представителем шоу-бизнеса. Тем не менее музыканты активно выступают, записываются, а лидер группы – популярная личность. Я думаю, что «Территория» способна на уровне, ничуть не ниже «крематориевского», гастролировать по России и быть очень и очень востребованной.

– Мы знаем, как много рок-фестивалей было в конце 80-х и начале 90-х (несколько «Рок-Периферий», «Рок-Азия»). Помним о регулярно проводимых в середине – конце 90-х «Рок-сессиях». Сейчас число таких мероприятий уменьшилось. Есть ли намерения вернуть традицию проведения рок-фестивалей, возможно, на каком-то новом уровне?

– Самая большая надежда на фестиваль в Саввушках. В этом году он имел байкерскую подоплёку. Сам я по ряду причин не участвовал в фестивале, на следующий же год являюсь одним из организаторов. Теперь мероприятие не будет иметь никакой специализации; задумывается оно как фестиваль живой музыки, направленный на пропаганду творчества молодых коллективов Сибири. Да и вообще, что касается будущего алтайской музыки, я остаюсь оптимистом. Музыка жива, музыка развивается, иногда возвращается из прошлого, но всегда в новом, изменённом виде.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество