aif.ru counter
284

Журналист, поэт и скульптор

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. "АИФ-Алтай" 10/02/2010

Если он не в «родной» редакции, то либо встречается с друзьями-литераторами, либо общается со школьниками или читателями Первомайской районной библиотеки, где уже много лет работает его авторская выставка лесной скульптуры. От снега до снега он со своим двухколесным другом «наматывает» сотни километров или часами бродит по лесам-перелескам в поисках удачных кадров или «изысков» природы, просящихся стать будущей скульптурой. Судя по его неутомимости, прямой осанке, ясному взгляду и задорной улыбке, старость его дома так и не застала. Восемьдесят с лишним лет жизни, где были практически все тяготы «советской биографии», внешне можно прочесть лишь по морщинам на лице… Ну, и в стихах, которых вышло уже четыре книжки.

Зри в корни

"АИФ":– Юрий Михайлович, имея возможность со стороны видеть вас не одно десятилетие, не перестаю удивляться вашей, скажем так, способности к самосохранению. Откройте, наконец, секрет, как удается «быть в форме»?

Ю.П.: – Никакого секрета! (разводит руками). Во-первых, мне очень повезло с предками, по обеим родительским линиям. К примеру, прадед моей мамы Анны Васильевны, урожденной Гончаровой, Иван Дмитриевич из Тамбовских краев пришел в Сибирь пешком с батожком и котомкой. Сын его – прадед мой Дмитрий Иванович тоже выносливости и силы был неимоверной: лошадь из топи за хвост вытаскивал. Как он за плетением лаптей сказки мне сказывал – помню, а чтобы он хворал – нет, до тех пор, пока он не заболел дизентерией, от чего и умер. А было ему в ту пору 98 лет! И среди тех родных, кто не погиб преждевременно, тоже долгожителей в роду было немало…

Во-вторых, никогда не имел вредных привычек, это тоже наследственное.

"АИФ":– Погиб преждевременно – это вы о войне?

Ю.П.: – Не только. Я, мой старший брат Леонид, младший Владимир и сестра Валентина были детьми врага народа. Мой отец Михаил Федорович родился в семье шубника и скорняка, где было еще три сына и три дочери. Образование на уровне 7 классов родители дали всем, а за высшим было решено отправить только Михаила. Он получил даже два – зоотехника и ветврача, в результате стал заметным человеком в Тальменском районе, где жила семья. В 1937 году его вдруг уволили без видимых причин, и он понял, что может разразиться гроза. По совету тестя он даже перевез семью в Старокраюшкино, успел сруб поставить, и в феврале 38-го – как раз Вовка родился – его забрали. Как водится, ночью. Помню, как в доме оружие искали. Не нашли, конечно, но все-равно 20 апреля, как впоследствии выяснилось, его расстреляли.

В этот же день в НКВД погиб его брат Егор – он был председателем колхоза. Пришлось маме одной поднимать нас. Низкий поклон ей – все выросли приличными людьми. А Валентина у нас была гением – без преувеличения! В школе исключительно на отлично училась; памятью обладала невообразимой. В Томск в институт на биохимический факультет ее взяли без экзаменов. Но вскоре в деканате узнали, что она дочь врага, и Валентина от греха подальше уехала в Казань, зная, что там на это «звание» смотрят с прищуром. Заочно поступила в авиационный институт, а работать пошла к станку – фрезеровщицей, но и на этом поприще добилась успехов и признания…

А что до войны, то один отцов брат, Семен, якобы пропал без вести. Но его жена Лида подозревала, что это не так. В единственной весточке, переданной с оказией, то есть без цензуры, он написал: второго письма не будет, умираю с голоду. Надо сказать, что он был богатырем, и, наверное, пайка фронтовая была ему на один зубок… А младший брат отца вернулся с фронта с искалеченной рукой, потом преподавал на курсе трактористов, где мне довелось учиться. Но это уже было после победы, а во время войны я сначала работал в колхозе, потом был мобилизован в ФЗО – фабрично-заводское обучение – на завод, который известен как барнаульский станкостроительный.

Ни дня без занятий… собой

"АИФ": – Юрий Михайлович, люди вашего поколения как раз и сетуют, что здоровье тогда еще было подорвано непосильным трудом…

Ю.П.:– Это да, пахали, не жалея живота своего. А колхозникам-то, помню, на трудодень 300 граммов пшеницы было положено. Механизаторы элитой были: по килограмму зарабатывали! Я первую свою борозду вывел 28 апреля 1946 года, а осенью воз пшеницы домой привез, мать ахнула: «Юрка, кормилец!». Но вряд ли была бы эта борозда у меня, если бы мне руку, поврежденную «благодаря» первому трактору – колесному, на железном ходу, заводившемуся рукояткой, не спасла изумительная фельдшер Матрена Афанасьевна Кирюшкина. Я позже в ее честь стихотворение написал…А через несколько лет серьезно надорвался, плохую болячку заработал, врачи краевой больницы на ноги поставили. Но после понял, что о здоровье, организме нужно заботиться. Стал закаляться, впоследствии пришел к хатха-йоге. С 1974 года ни одного дня без занятия! начинал с часовых, а потом по два часа не стал жалеть – все окупается сторицей. Я когда учился в ФЗО и позже в Барнаульском индустриальном техникуме, на выходные домой выбирался. От станции до села 30 километров пехом пройти для меня не было проблемой, но и сейчас такие «прогулки» мне не в тягость! Но вот печально: товарищей моего детства, друзей юности уже почти не осталось – а ведь жить можно долго-долго.

Любовь довела до дела жизни

"АИФ": – А как вы из механизатора трансформировались в корреспондента?

Ю.П.: – Влюбился! (смеется). На самом деле первая влюбленность подтолкнула к написанию стихотворения. Потом появилось следующее – про очень хорошего районного депутата, оно оказалось опубликованным. Писать стихи стало моей потребностью. Благодаря этому меня заметили в районной газете, тогда еще «Труженике полей». И когда я мастером производственного обучения вышел из индустриального техникума, куда поступил, поняв, что дальнейшая работа непосредственно на поле может усугубить ту мою болячку, получил предложение занять место литработника. Вот как занял, так с небольшими перерывами, по объективным причинам, и проработал – теперь уже в «Первомайском вестнике» – до самых преклонных лет… А «попутно» у меня вышло четыре сборника стихотворений: «Вы прекрасны,сударыня», «Разнотравье», «Сияние любви», «Мысль-целитель». Сейчас работаю над пятым, название которому будет «Экология души».

Донеси вовремя

"АИФ": – «Попутно» вы еще наваяли скульптур из дерева не на одну выставку… А что вы при всем этом считаете своим главным достижением?

Ю.П.: – Без вариантов – детей и внуков. Мы с супругой Таисьей – светлая ей память, ушла от нас в 2000 году – воспитали замечательных детей: Любовь, Валентину и Михаила. Старшая – педагог, математик, работала директором школы, средняя – хирургическая сестра, младший добросовестно отработал свое на одном барнаульском заводе в горячем цехе. У меня 8 внуков, преимущественно «мужская» порода – все уже взрослые, состоявшиеся люди. Что меня радует в них «отдельной строкой» – что почти все они приверженцы здорового образа жизни, как и я. Не могу сказать, что детей и внуков мы как-то специально воспитывали: они просто выросли, видя, как честно, несуетно и дружно живут их родители; зная свои корни, чтя традиции дедов и прадедов. Мы с супругой вовремя им объяснили про «базовые» ценности – и все. Вот мамина мать Александра Егоровна говорила мне: «Юра, злощий – не в селе, а от себя». Короткая фраза, а сколько мудрости: не в селе, а от себя». Короткая фраза, а сколько мудрости: не ищи виноватых вокруг, приглядись к себе, не злись, не завидуй… А сколько в народе таких необъятных по сути фраз? Надо просто донести их до следующих за нами поколений. У меня уже три правнука – тоже пока только мальчики – Иван, Матвей, Арсений, и за их будущность я не вижу оснований беспокоиться: наша порода!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество