aif.ru counter
467

Супруги Резниковы пережили войну, поднимали целину, растят правнуков

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. "АиФ-Алтай" 20/02/2014
Виктор Крутов / АиФ

Владимир Никитович свою супругу чаще всего называет «моя любимая». Любимая – стройна, элегантна, несуетна… Корона, с которой она запечатлена на одной из фотографий, ей очень к лицу: не так давно Антонина Ивановна отдыхала в санатории, где на торжественном балу была признана «королевой вечера».

– Это так, эпизод, – лучисто смеётся супруг.– А для меня любимая всегда королева!

Владимир и Антонина Резниковы Фото: АиФ / Виктор Крутов

«Королеву», уроженку Ленинграда, потерявшую в блокаду всю семью, Владимир заприметил за фрезерным станком на Барнаульском котельном заводе в середине прошлого века. 29 декабря 2013 года супруги Резниковы по-семейному отметили 60-летие (!) совместной жизни, а в начале января отгуляли бриллиантовую свадьбу с родными и друзьями в ресторане. В первый раз – в том столетии – они тоже дважды праздновали. Сначала – с заводскими товарищами, такими же молодыми рабочими; а потом уж – в селе Петропавловка района, куда приехали с комсомольскими путёвками поднимать целину.

Собственно, узнать подробности по поводу празднования в крае 60-летия освоения целины и пришёл Владимир Никитович в редакцию, а мы узнали ещё одну «красивую» семейную историю.

Мам больше нет

Владимир, родившийся в 1935 г., был вторым сыном в простой крестьянской семье, небогато жившей в с. Антоньевка Петропавловского района. После него на свет ещё появились брат и сестра. Может быть, поэтому в его детских воспоминаниях немного светлых тонов, а, может, потому, что их вскоре стёрла военная унылость. Отец в 41-м ушёл на фронт, Владимир со старшим братом помогали матери, работавшей и дояркой, и пояркой. На следующий год глава семейства вернулся по тяжёлому ранению, устроился конюхом: «жить маленько стало полегче, но голодовали очень».

В этом сорок втором 9-летняя ленинградская девочка Тоня Захарова уже оказалась в детском доме. У неё до войны тоже были и два брата, и младшая сестричка. Она погибла в результате несчастного случая, а братья, как и отец, умерли от истощения. Маму Тони забрали в больницу, так она была больна. В августе на пароходе через Ладогу детдом эвакуировали, так девочка оказалась в Завьяловском районе Алтайского края вместе с ещё 120 детдомовцами. После войны, уже оказавшись в Алейском детдоме, очень-очень ждала, что её мама найдётся, и она поедет домой, как большинство товарищей. Но Тоня оказалась в числе тех двух десятков детей, за которыми никто так и не приехал… И в 1948 г. девушка поступила учиться в ремесленное училище Барнаула.

Семейный портрет. Фото: АиФ / Виктор Крутов

К этому времени семья Резниковых перебралась в Петропавловку. Только вместо родной матери, умершей в первый послевоенный год, у детей была мачеха. Владимир, скажем так, не нашёл с ней общего языка, поэтому когда пара его старших приятелей собралась уезжать в «город», увязался за ними, бросив учёбу в 8-м классе.

«Ванька Жуков» при коммунизме

– Отец суровый мужчина был, как узнал про моё намерение, взял меня за шиворот, бич прихватил да в пригон повёл бить. Я упёрся: всё-равно уеду, тогда он смахнул слезу да велел мне котомку собрать. Назавтра мы с товарищами уже уехали в Быстрый Исток, оттуда на пароходе «Зюйд» – в Барнаул. И приплыл я такой – гимнастёрка серая, штаны да сумка холщовые, сапоги отцовские, дёгтем мазаные…Чисто Ванька Жуков!

В ФЗО, как товарищей, Резникова не взяли – годами не вышел. А вот в ремесленном училище № 13, хотя занятия уже начались, предложили поучиться на кузнеца, токаря или слесаря.

– Кузнецом показалось неудобно, что в деревню напишу? – объясняет он.– Кто такие токари – не знал, а про слесарей слыхал, что зарабатывают хорошо, на том и сделал выбор. Поселили меня в общежитие – первый раз в жизни на простынях спал! Выдали обмундирование – от белья до шинели, питание казённое назначили, ещё и сахар давали, – я решил, что это и есть коммунизм!

Через год это училище закрыли. По факту Владимир закончил то же самое ремесленное № 12, что немногим ранее Антонина, и, соответственно, пришёл на тот же самый котельный завод. И их жизни сомкнулись.

Родная штурвальная

В 1954 году бригадир комсомольско-молодёжной бригады «зажёгся» призывом поднимать целину. Жена поддержала. Их целина оказалась на малой родине Владимира, в Петропавловском районе. Барнаульских энтузиастов провожали на село торжественно – из клуба Меланжевого комбината (ныне здесь Молодёжный театр Алтая, – ред.), с трансляцией собрания по краевому радио. Речь от комсомольцев доверили произнести Резникову. Отец, как оказалось потом, услышав дома голос сына «в круглом таком чёрном динамике», от неожиданной радости скатился с печи и долго потом был горд…

– Мы почти все наши с Антониной подъёмные на деревенскую свадьбу «ухнули», – вспоминает Владимир Никитович. Правда, на велосипед всё-таки что-то осталось, ибо надо же было молодому супругу на чём-то по выходным добираться до любимой за 60 км из Верх-Ануйского, где он с марта до начала августа учился на курсах комбайнёров? Жена тем временем работала инструментальщицей в Южной МТС района. А как выехал Резников на новеньком комбайне рожь косить на антоньевских полях, стала с ним штурвальщицей.

– Вышел первый раз в поле, так сразу и «запахался» в землю, – рассказывает сам. – Учили-то нас больше в ангарах, а тут рожь высотой метра полтора, «гоны» длинные... Ну, ничего, приноровился, работал в бригаде с ребятами с Кубани, помогали на первых порах. Даже в передовики соцсоревнования попадал. Только «усох» весь, спал порой по 2-3 часа в сутки: штурвальная-то у меня родная, жалел её, побольше на себя брал.

В этом доме есть что вспомнить за чашкой чая. Фото: АиФ / Виктор Крутов

Может, и стал бы Резников знатным целинником, да в октябре, ещё по косьбе, несмотря на отсрочку от армии «пахарям», пришла ему повестка. И поехал он в Тюмень служить на 3 года, в сапёрные войска. Любимая долго без него не смогла, собрала нехитрый скарб и телеграфировала: «Встречай, Тоня». Хорошо, комнатка в частном доме подвернулась. Пока муж служил (уже дело- производителем в секретной части), успела и киоскёром поработать («Штаны стёганые, валенки, шуба, а приду за ней – она «дуба даёт». Не для моей это Тони»!), и мастером модельной обуви.

А из Тюмени в 1957 г. супруги вернулись в Барнаул, на тот же завод. Антонина Ивановна проработала на нём нормировщицей до 1995 г. Владимир Никитович там вырос до начальника цеха, потом «пошёл» по другим руководящим должностям (замдиректора завода крупнопанельного домостроения, гендиректор Алтайкрайбыттехники и т. д.). Но всегда его королева была в шаге, за спиной, рядом.

В семье выросли два сына. Старший погиб в 2001 г., тоже воспитав двух сыновей. Младший, Игорь, кадровый военный в отставке, в этом году со своей супругой Ольгой отметит 30-летнюю годовщину свадьбы. И у них уже взрослые дочь и сын. Ещё у старших Резниковых есть два правнука.

А ответа, как так же красиво дожить до правнуков, у них, похоже, нет. Может, дело в том, что они всю жизнь друг для друга действительно любимые?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество