959

Феномен жертвы, или Как не стать объектом преступления

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. "АиФ-Алтай" 06/06/2012
Фото: АИФ

Существует даже наука такая – виктимология – учение о жертве преступления. Она зародилась как раздел криминологии, но сегодня активно развивается как самостоятельное направление.

Доктор юридических наук, профессор Равиль Абызов рассказывает, что долгое время подход к любому преступному деянию был односторонним: изучалась роль преступника, но роль жертвы при этом практически не учитывалась. О том, что и сама жертва так или иначе «причастна» к совершаемому по отношению к ней насилию, заговорили только в XIX веке.

«Лица исторические»

– Не секрет, что одни и те же люди часто становятся объектами преступлений. Других, находящихся, казалось бы, в аналогичных ситуациях, беда словно обходит стороной. Чем это можно объяснить? Вряд ли простым везением?

– Везение тут не причем. Еще Николай Гоголь говорил о так называемых «лицах исторических» – тех, кто постоянно попадает в разные истории. Существует термин «повышенная виктимность личности». Он означает, что человек в силу каких-то обстоятельств (возраста, пола, принадлежности к той или иной профессии, ведения асоциального образа жизни) подвержен большему, чем другие, риску стать жертвой преступления.

– И чем обусловлена повышенная виктимность личности?

– Причин много. Во-первых, так могут сложиться обстоятельства (оказался не в то время и не в том месте). Во-вторых, существует ряд профессий, которые сами по себе являются рискованными (работа в полиции, инкассации).

В-третьих, имеется категория лиц, которые в силу объективных причин не могут противостоять злоумышленникам. Женщины, которые от природы слабее мужчин, дети, которые не защищены от угроз внешнего мира, старики, которые расслаблены, рассеяны, а, значит, беззащитны. Кроме того, сюда же можно отнести психически больных людей, а также алкоголиков и наркозависимых.

– Существует ли некая классификация жертв?

– Да, таких типологий множество. Наиболее принятой в виктимологии считается следующая. Жертвы: а) агрессивные, первыми переходящие в «наступление»; б) жертвы пассивные, которые заранее настроены на поражение (образ «твари дрожащей»); в) жерт- вы случайные (оказавшиеся в силу объективных факторов в поле зрения преступника). Агрессивные жертвы – люди, которых мы встречаем ежедневно. Это, к примеру, так называемые «трамвайные хамы», провоцирующие своим безобразным поведением агрессию против себя. Нагрубит он старушке, проедет, не оплатив дороги, в общественном транспорте…

Но, рано или поздно, найдется человек, который сумеет поставить такого молодца «на место». Пассивные жертвы – это люди с заниженной самооценкой, те, кто своим поведением, манерой подачи себя словно бы говорит: «Я сдаюсь…».

Жертвы случайные ни поведением, ни образом жизни никак не провоцируют преступника. Однако есть ситуации, в которых мы можем пострадать не зависимо от наших предрасположенностей и нашего поведения, оказавшись в ненужное время в ненужном месте, например, став свидетелем другого преступления.

Преступный «бумеранг»

– Можно ли говорить, что есть определенные психологические особенности личности, которые ведут к опасности стать объектом преступления?

– Имеется несколько психологических типов жертв. Депрессивный тип – человек, страдающий из-за подавленного инстинкта самосохранения. Очевидно, что при отсутствии такого инстинкта риск стать жертвой агрессии сильно возрастает. Другой психологический тип – жадный.

Люди с чрезмерным стремлением к выгоде теряют разум, способный предостеречь от опасности. Следующий – экстравагантный тип. Люди с не всегда адекватным, беспричинно выходящим за общепринятые рамки поведением нередко «притягивают» к себе преступника.

Существует категория лиц, которых я бы обозначил как «одинокие и убитые горем» жертвы. Люди, потрясенные потерями близких, любой другой трагедией, легко попадаются в сети преступников в силу ослабления умственных и волевых способностей. Далее, психологический тип «мучитель», который сам становится жертвой. Как иллюстрацию опишу такую ситуацию.

Психически неуравновешенный отец в течение долгого времени оскорблял жену и детей. Прошли годы. Дети выросли и – при очередной провокации со стороны отца – решили убить его. И, наконец, тип «блокированная жертва». Это человек, который запутался во взаимоотношениях с преступником, когда защититься от него невозможно.

– Жертвы насилия впоследствии нередко сами становятся преступниками?

– Да, это правда. Особенно справедливо это положение по отношению к детям и несовершеннолетним. Дети, пострадавшие от жестокости, часто превращаются в беспощадных мстителей.

Иногда их жертвами становятся если не бывшие мучители, то те, кто не способен противостоять им: животные, бездомные, беспризорники, собственные дети.

– Правильно ли говорить, что существуют ситуации наиболее виктимологически опасные, когда риск стать жертвой преступления возрастает?

– Анализ совершенных в России преступлений показывает, что «повышенной опасностью» обладают следующие признаки виктимологической ситуации: а) место совершения преступления – в жилом секторе – (80%), половина из которых – в отдельных квартирах; б) время – в ночной период (от 22 ч. до 6 ч.); в) способ поведения жертвы: вызывающее (37%), неосторожное (30%), провоцирующее (29%), легкомысленное (10%).

Провокационная уверенность?

– Получается, что большинство жертв преступлений сами провоцируют насилие против себя. Как же тогда объяснить то, что попадают в беду именно те, кто боится? Ведь и психологи утверждают, что жертвами насилия, как правило, становятся зажатые, неуверенные в себе люди, а вовсе не те, кто «готов заглянуть опасности в лицо»?

– Не надо путать уверенность в себе с вызывающим поведением. Прямая спина, расправленные плечи, твердая походка и провокационная мини-юбка и боевой раскрас – вовсе не одно и то же.

А вот страх действительно негативно влияет на личность: дестабилизирует психическое состояние человека, толкает его на необдуманные поступки, понижает самоконтроль и повышает импульсивность реакций.

Конечно, все сугубо индивидуально, но известно, что страх снижает защитные способности и, напротив, повышает самооценку преступника, провоцируя его на агрессию.

– Выходит, что никто из нас не застрахован от того, чтобы стать жертвой преступления. Но, все-таки, можно ли дать некие рекомендации, которые позволят свести к минимуму подобный риск?

– В первую очередь необходима рационализация своего поведения: важно быть осмотрительным и аккуратным и помнить, что главные гаранты нашей безопасности – мы сами.

Досье

Равиль Михайлович Абызов – академик Российской Академии Естествознания, Заслуженный юрист РФ, полковник милиции в отставке. Председатель Общественной палаты г. Барнаула. Внесен в Энциклопедический словарь биографий «Видные ученые – юристы (вторая половина ХХ века)».

К слову

Уголовная статистика показывает, что практически каждое третье преступление совершается в отношении женщин. Если брать возрастной признак, то жертвами убийств, к примеру, в 2008 году было 10,8% женщин в возрасте 18-25 лет, 40, 7% в возрасте 25-45 лет, 21, 5% – в возрасте 45-60 лет, 23,7% – в возрасте старше 60 лет.

Сексуальному насилию подвержены, в основном, молодые женщины и женщины среднего возраста. Большинство изнасилованных женщин – обладательницы холерического темперамента.

Дамы с наличием демонстративных черт характера склонны открыто заявлять о собственной гиперсексуальности как посредством яркой одежды и броского макияжа, так и в разговорах. Зачастую это ведет к тому, что окружающие мужчины воспринимают такого рода поведение как приглашение к интимному общению.

Жертвами мошенничества чаще становятся женщины 25-45 лет, периода наибольшей социальной активности.

Когда начали изучать личности женщин-жертв, выяснилось, что многие из них так или иначе провоцировали совершение насилия в отношении себя: злоупотребляли спиртными напитками, отличались вспыльчивым характером, низким образовательным уровнем.

Что касается преступлений в отношении несовершеннолетних, то очень часто они становятся жертвами внутри собственной семьи. Американские виктимологи утверждают, что: а) дети в возрасте до 4-х лет имеют больше шансов быть убитыми в семье; б) младенцы и маленькие дети чаще погибают от рук матери, а не отца; в) сексуальное насилие над девочками происходит в 3 раза чаще, чем над мальчиками.

Вообще же, дошкольный и подростковый периоды являются возрастами риска в отношении насилия. Жестокое обращение или сексуальные травмы в этот период оказывают более разрушительное воздействие, чем в периоды эмоциональной стабильности.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах