aif.ru counter
181

Рожденный сыщиком

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. АиФ-Алтай 10/11/2010

По большим милицейским праздникам уголовный розыск принято называть элитой милиции. «Розыск – черновая работа», – иронично улыбается в ответ Александр ТРОЩИНСКИЙ, полковник милиции в отставке, правда, тут же добавляет, что «очень интересная и познавательная».

Александр Андреевич знает, о чем говорит: начав в Славгородском ОВД «рядовым» оперативником, он «поднялся» до руководителя Управления уголовного розыска краевого ГУВД, а завершил службу в органах начальником УВД г. Барнаула.

По комсомольской путевке за… мелкой «кражонкой»

– Александр Андреевич, служба в милиции – это сознательный выбор или так «нечаянно» получилось?

– После 1968 года, когда прошла очередная реформа МВД, в практику вошел набор в милицию по комсомольским путевкам. Когда я вернулся домой в Славгород после «срочной», райком комсомола счел возможным меня порекомендовать, может быть, потому, что служил в составе группы советских войск в Германии, в разведчасти.

Отказываться не стал. Возможно, и потому, что незадолго до этого мой старший брат, работавший в милиции, погиб при исполнении служебного долга. В угро ОВД Славгорода я пришел 1 декабря 1969 г., и за последующий 31 год службы сомнений в правильности решения у меня не возникло. Оперативная работа – интересная, живая и очень познавательная.

– Вы за давностью лет первое свое дело вспомните?

– На «новенького» мне доверили мелкую кражонку: из квартиры была похищена женская одежда. Довольно быстро мне удалось выйти на подозреваемую, некую Светлану, но она была несовершеннолетней и ее не привлекли. Позже, уже за другое преступление, ее все-таки осудили.

Опера без контакта не бывает

– Александр Андреевич, уголовное дело возбуждает и ведет «процессуальное лицо» – следователь, он же дает поручения оперативникам. При этом в массовом сознании есть впечатление, что именно оперативник – первое и главное лицо в раскрытии любого преступления…

– (С улыбкой). А это впечатление складывается на основании сериальной продукции? Там, как бы это помягче сказать, очень мало от действительности. А если серьезно… Не хочу задеть следователей и умалить их роль, от их профессионализма многое зависит – одно умение грамотно провести очную ставку о-ого-го сколько может дать! Но большая часть технической работы по раскрытию уголовного дела лежит на операх; без их ног, глаз, ушей вряд ли что удастся, потому они и сыщики.

Нередко следователь, что называется, «ни сном ни духом», а опер приводит к нему подозреваемого – с явкой с повинной. Вообще, профессионального опера отличает – это давно уже не секрет – наличие «негласного оперативного аппарата». Бывает, такие о совершенном преступлении узнают прежде, чем факт попадает в сводку, и, по сути, раскрывают дела, не выходя из кабинета. Но вообще «тянуть одеяло на себя» негоже – дело делаем одно.

– А без каких качеств, на ваш взгляд, сыщик в принципе не может состояться?

– Можно сказать, что без заинтересованного отношения, повышенной работоспособности, терпения – но это и к сотням другим профессий относится. А вот без чего оперативнику никак нельзя – без умения контактировать, находить «общий язык» с самыми разными людьми, не просто говорить с ними, но и разговАривать.

Немало было ребят, которые приходили в угро с желанием, хорошей теоретической подготовкой, ответственно относились к работе, но с розыском у них не складывалось. И общению не всегда можно научить… Я пришел к выводу, что сыщиком все-таки нужно родиться. (С улыбкой). Чтобы было потом, какие «природные задатки» развивать и совершенствовать…

– Очень обидно, когда знаешь, убежден, что вот это «лицо» совершило преступление, а «материальных» доказательств для суда не достаточно?

– Всегда обидно, когда преступник остается безнаказанным, идет ли речь о нераскрытом преступлении или об отсутствии «железных» доказательств вины подозреваемого. Но есть ведь и чувство удовлетворения, когда преступника удается изобличить, особенно, если находишь «ниточку» в уже, казалось бы, безнадежном деле.

Три часа по тайге за трупом

– Поделитесь, пожалуйста, примером из практики.

– (Смеется). У меня очень богатая практика. Но вот, пожалуй… Году в 87 или 88, когда я уже работал заместителем начальника Управления уголовного розыска ГУВД, в Тогульском районе, в леспромхозе, пропал человек, который в общественной жизни был председателем группы народного контроля. Вскоре стало ясно, что его убили, но вот кто, за что и как? На помощь местным оперативникам откомандировали двух наших сотрудников. Две недели проходит – результата нет. Первый секретарь крайкома партии Попов теребит: кто на народный контроль «покусился»?

По поручению тогдашнего начальника ГУВД Павла Васильевича Федорова я сам поехал в район. Был март, снег таял вовсю, в леспромхозе распутица – лес возили по зимнику. Ознакомился с делом, работа проделана большая, круг подозреваемых опрошен, но у каждого алиби. Но я сделал для себя кое-какие «вопросительные» пометки, и, размышляя над ними, посоветовал следователю еще раз вызвать одного водителя лесовоза, чтобы поминутно выяснить его действия в тот день, когда пропал человек: во столько-то встал, во столько-то вышел из дому, встал под загрузку и т. д.

Потом еще раз передопросили тех, кто этого водителя в тот день во сколько и где видел. Сопоставили показания, увидели несовпадения в час времени. Вопрос ребром: «а где ты был этот час?» вывел его из равновесия. Оказалось, они вместе с отцом убили «контролера»: тот узнал про машину дров, наколотых ими из ворованного леса. Труп вывезли далеко в тайгу, прикопали, забросали ветками.

Мы три часа на трехосном «Урале» с будкой добирались до места «захоронения», а потом также везли обратно останки, изъеденные зверьем… Тот, кто думает, что в угро – сплошная «романтика», глубоко ошибается: это черновая, напряженная работа, без временных ограничений.

– А домашние что об этом думали?

– Моя супруга – совершенно из другой профессиональной отрасли, но к моей работе относилась с пониманием. (Весело). Ну, а что ей еще оставалось делать?

Одной зарплатой качества работы не поднимешь

– Александр Андреевич, что вы думаете по поводу закона «О полиции»?

– Я ознакомился с его текстом, но серьезных изменений не увидел. Да, кое-что добавлено, убрано, уточнено, но больше это напоминает косметический ремонт. Что до переименования, то как ведомство будет называться – не суть важно, главное – насколько успешно оно будет справляться со своими задачами.

На мой взгляд, те существенные проблемы, которые влияют на эффективность работы правоохранительных органов, на искоренение коррупции внутри системы, остались за рамками предлагаемого закона. Говорят, потом в дополнение будут приняты закон о социальной защите сотрудников полиции, еще какие-то правовые акты…Но когда и какие?

– Нам уже доводилось слышать, что сегодняшние проблемы в работе милиции – не в «устаревшем» законе, а в кадрах…

– И что, сегодня всех уволим, завтра наберем новый штат, положим солидную зарплату, и все будет хорошо? А где наберем? Одна зарплата проблемы качества кадров не решает, должен быть комплекс мер. Вот знаете, иногда мои ровесники, товарищи по службе сетуют: вот мы работали – не чета нынешним, а ведь у них и условия лучше, и уровень оснащенности! Не соглашусь. Да, по части технического оснащения сегодня милиция куда как богаче, но ведь у нее масса ограничений: это нельзя, сюда не ходи, этого не трогай…

А отношение в обществе? Разве раньше мыслимо было, чтобы гражданин сотрудника милиции не послушал или оскорбил? Нечистоплотные люди в милицейских рядах есть, есть пришедшие за какой-никакой властью, но нельзя всех мазать черной краской, распространять негатив на всех. Уверяю вас, большинство сотрудников милиции служат честно, достойно. Но вот как сделать, чтобы все такие были поголовно – не спрашивайте, у меня лично нет готового «рецепта» на этот счет. Но ведь и в государстве сегодня нет четкой идеологии…

– Ну, а совет для юношей, «обдумывающих жизнь» и все-таки желающих связать ее с органами правопорядка, у вас найдется?

– Семь раз отмерь – один отрежь: универсальный совет для любого молодого человека, выбирающего профессию. Но если мечта человека – комфортная жизнь, красивая карьера, какие-то блага – ему явно не место в милиции, как бы она не называлась.

Поскольку 10 ноября пока еще является профессиональным праздником работников милиции, хотел бы поздравить всех ветеранов службы и пожелать им здоровья. А действующим сотрудникам, которые несмотря ни на что добросовестно служат, желаю удачи большой и обязательно дружной работы.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество