aif.ru counter
323

Что имеем и храним? В Барнауле обсудили облик краевой столицы

Архитекторы, общественники и журналисты пообщались в ходе круглого стола

Виктор Крутов / АиФ

«Волна» разных мнений, поднявшаяся после новости о демонтаже бывшей лестницы на бывшей ВДНХ, выявила, что барнаульцам и жителям края небезразлично, как сохраняется облик нашей столицы.

Что и как храним? Как соблюсти баланс между сбережением истории и развитием города? Как научиться властям и общественности слышать и понимать друг друга? Мы задались этими вопросами и пригласили экспертов на «круглый стол».

Мнения приглашённых спикеров были противоречивы и одновременно красноречивы. Потому вряд ли стоит их комментировать – пусть сами за себя говорят. А выводы вы, уважаемые читатели, наверняка и сами сможете сделать…

«Изюминки» Барнаула

Александр ДЕРИНГ, архитектор, руководитель мастерской «Классика»:

– В первую очередь сохранять нужно исторический центр Барнаула. Ту часть города, которую объединили в туркластер «Барнаул – горнозаводской город». Мы должны следить за его развитием, генезом, знать, что там происходит. А вообще нужно сохранять не только отдельные памятники, нужно сохранять среду – историческую, архитектурную. Фоновая среда, как правило, не числится в реестре, не стоит на охране, но без неё нет ансамбля.

Лестница, ведущая к Нагорному парку. Фото: Пресс-служба администрации г. Барнаула/ Анна Негреева

Сергей БОЖЕНКО, зам. председателя комитета администрации Барнаула по архитектуре:

– Неужели вы думаете, что в комитете по архитектуре работают сумасшедшие люди, которые не понимают всей значимости сохранения памятников культуры? Тем более что мы сами ещё 30 лет назад стояли у истоков множества проектов воссоздания и сохранения исторического наследия!

Сергей ПИСАРЕВ, депутат АКЗС, председатель координационного совета по туризму при администрации Барнаула:

– Сейчас самое начало реализации проекта (создания туркластера «Барнаул – горнозаводской город» – прим. ред.). А сегодня приходят журналисты и говорят, что, например, закрытие моста через Барнаулку – вред для народа, Но, ребята, невозможно развивать город, если не переживать какое-то неудобство.

Вадим КЛИМОВ, арт-критик:

– Меня волнует судьба площади Октября. Когда реставрировали молодёжный театр и начинали реконструкцию музея, то не раз говорилось, как важно сохранить архитектурный ансамбль. Сейчас есть угроза, что этот самый ансамбль изменится, потому что за площадью появится многоэтажный «шпиль». Новый «шпиль» просто «убьёт» старый, который является символом города.

Илья КОЧЕТКОВ, тележурналист:

– Я гуляю с камерой по всему городу. И много замечательного вижу в других его районах. Возникает опасение: не получится ли так, что мы сосредоточимся на историческом центре, а другие исторические районы, как жилплощадка, Поток, останутся без внимания?

Хрупкий баланс

Сергей Боженко:

– Сегодня мы имеем помимо реальных памятников ещё и огромное количество объектов, поставленных на учёт как памятники и как охраняемые объекты культуры, но реально не являющиеся таковыми. Вот недавно на совещании в администрации города рассматривали вопрос о реконструкции парка Центрального района с возможностью замены ограждения вокруг него. Ограда со стороны улицы Ползунова выполнена в примитивном псевдоклассическом стиле – кирпичные столбики на слабых фундаментах. Со стороны Соцпроспекта вообще безобразная решётка. Компромиссного решения не нашли, потому что Краевое управление культуры и архивного дела не хочет отступаться ни на шаг от своего документа, в котором вопреки здравому смыслу признали объектом, требующим сохранения, эту ограду.

Фото: АиФ/ Виктор Крутов

Сергей Писарев:

– Дело в том, что правительство в своё время пообещало регионам и городам, что на реконструкцию и реставрацию объектов культурного наследия дадут денег. И у нас в крае на радостях составили огромный список. Денег, увы, так и не дали. А чтобы исключить объект из списка, нужно обращаться в Правительство РФ. Депутаты краевого Заксобрания вынуждены были выходить в Госдуму с законодательной инициативой, чтобы право снятия таких объектов с учёта было у краевых властей.

Сергей Боженко:

– Сегодня всё, что строится в городе, строится на основе действующего законодательства. Генпланом, утверждённым в 2010 году, предусмотрено зонирование. В соответствии с ним разработаны и утверждены правила землепользования и застройки. Да, я лично недоволен градостроительным Кодексом и отчасти существующим генпланом. Потому администрацией города выделены деньги на корректуру генерального плана города. К концу 2016 года одна московская проектная организация должна предоставить нам откорректированный генплан.

Вадим Климов:

– Касаемо моей «любимой» пристройки на Ленина, 63. Из городского комитета по архитектуре мне пришёл ответ, что разрешения на возведение этой пристройки вы не давали. Но она есть и продолжает строиться. И документы есть, вами подписанные…

Сергей Боженко:

– Здание не стоит на учёте как памятник культуры, стало быть заказчик имеет право обратиться (и он обратился) за разрешением о пристройке, и у нас нет оснований отказать. В этом доме, кстати, есть другие многочисленные пристройки. И все они узаконены. То есть люди строят, а потом нанимают профессиональных юристов, которые находят пути узаконить пристройку.

Глухая стена

Илья Кочетков:

– Позвольте реплику по лестнице. Удивляет удивление власти на такую реакцию людей. На самом деле то, как люди среагировали, должно было порадовать власти и тех, кто занимается проектом. Потому что это доказывает, что барнаульцы не равнодушны к судьбе и облику своего города. И потом: нам уже постфактум показали чертежи новой лестницы. Возникает ощущение, что городские власти делают благое дело, но как бы делают для самих себя. А люди, которые в этом городе живут, просто получают результат.

Сергей Писарев:

– Безусловно, нужно рассказывать о ходе работ. Но советоваться… Я сам порой начинаю со своими работниками советоваться, а потом посылаю всех и говорю: «Будет так, как я сказал!». Потому что советы превращаются в скандалы. Информация о каждом заседании совета по развитию туризма в Барнауле есть на официальном сайте администрации. Она доводилась до населения, но не вызывала никакого интереса. А когда увидели, что работа пошла, обсуждение закипело активно: ах, мост разрушают; ах, лестницу убирают…

Сергей Боженко:

– Прежде чем публиковать жареные факты, обратитесь в администрацию города, чтобы люди, сравнивая информацию, смогли бы делать выводы.

Мнение эксперта

Александр ДЕРИНГ, архитектор:

– Мы живём в новую информационную эпоху. У нас всё происходит онлайн. Всё, что происходит вокруг, люди тут же фотографируют, снимают, размещают в Интернете. Конечно, трудно мгновенно выдать объективную и взвешенную информацию. И комментарии к новостям о событиях в нашей жизни разные появляются. Но это данность. Надо научиться с ней жить. Ну, вот есть социальные сети, и их не закроешь, даже если кто-то очень бы хотел их закрыть.

Тема туристического кластера, конечно, отражена на официальном сайте barnaul.org. Там нужно дойти до окна «туризм» и там можно найти информацию о будущем кластере. Да, путь сложный. Поэтому, думается, для красивой идеи – идеи туристического кластера – нужно сделать хотя бы отдельный сайт, где можно публиковать и цифры, и картинки, и новости. Это несложно и недорого. И всё это будет весьма доступно и просто для городского сообщества.

Разводя руками

Что меня поразило на «круглом столе», организованным Сибирской медиагруппой и посвящённом изменению облика Барнаула, так это выступление главного архитектора краевой столицы Сергея Боженко.

Его краткое резюме: мы работаем изо всех сил, защищая наш город, но при этом сделать ничего не можем! Чуть более расширенно: журналисты виноваты, что не видят ежедневных усилий нас, борцов, а вместо этого ищут жареные темы.

Логика Боженко такова. Градостроительный совет обладает лишь рекомендательными полномочиями. Многое из того, что на заседании совета отвергнуто, было воплощено. Ибо есть заказчики, есть владельцы земельных участков, и с юридической точки зрения у них всё всегда прикрыто, не подступишься. Кстати, ещё одна причина появления некрасивых зданий – дилетанты-проектировщики, которых и архитекторами не назовёшь. Так что, развести руками и принять неизбежное?

Не хочется этого делать, честное слово. Не хочется глядеть на безобразную пристройку на Ленина, 63. На павильон в рыночном стиле, воздвигнутый перед ЦУМом. На проекты (пока ещё проекты!) многоэтажных домов-заборов вдоль реки. На торчащие среди малоэтажной исторической застройки башни-шишы.

Ну, а рассуждение о том, что новая лестница на ВДНХ будет куда удобнее старой, из-за которой сломано столько копий, и вовсе смехотворно. Давайте вообще заменим все исторические сооружения новоделами, и успокоимся, так, что ли?

По всему миру жители городов не слишком довольны переменами, происходящими с их историческим обликом. И власти – хоть в Москве, хоть в Париже, хоть в Каракасе – приходится вступать с такими недовольными в диалог. Тут нет иного рецепта, кроме постоянного предоставления всей необходимой информации. Я бы сказал – опережающего информирования, не дожидающегося запросов и возмущений. Дайте нам хотя бы это – об искреннем желания работать над сохранением и улучшением городского облика всем вместе, я уже и не говорю...

Михаил ГУНДАРИН, писатель, кандидат философских наук




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Актуальные вопросы

  1. Когда в Барнауле включат отопление?
  2. Когда закончится строительство барнаульского театра кукол «Сказка»?
  3. Почему нельзя хранить СНИЛС в паспорте?
Самое интересное в регионах
Роскачество
Считаете ли вы себя бедными?