aif.ru counter
294

«Цензура» для детства. Эксперт о том, чему учат детей игрушки и мультфильмы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. "АиФ-Алтай" 28/05/2014

– Опыт отслеживания и оценивания детской литературы, периодики, фильмов, игр и игрушек в СССР был накоплен большой за годы советской власти. К сожалению, в новую эпоху о нём забыли, – говорит Юлия АТЕМАСКИНА, аккредитованный эксперт Роскомнадзора в области экспертизы нформационной продукции для детей.

Сегодня в России аккредитовано 55 экспертов и 11 организаций на право проведенияэкспертизы информационной продукции в целях обеспечения информационной безопасности детей. В Алтайском крае аккредитовано 3 эксперта.

Ярко, но без мамы

– Чем вызвана необходимость возрождения цензуры детской продукции?

– Общество наконец-то осознало: дети – это будущее. И судя по тому, как ведёт себя подрастающее поколение, будущее не совсем радостное. Стало ясно, что многое из того, что «потребляют» наши дети из информационного поля, ведёт к духовному растлению.

К сожалению, в стране уже целое поколение родителей выросло на западных мультфильмах, на западных журналах, на западных ценностях. Переубедить их в том, что это несёт вред, уже сложно.

– Что закон относит к информационным продуктам для детей?

– Это печатная, аудио- и видеопродукция, а также продукция, распространяемая посредством сети Интернет, и зрелищные мероприятия.

– А игрушки и игры?

– Настольные игры, игрушки, куклы под действие ФЗ №436 не попадают. Жаль, ведь игрушка для детей дошкольного возраста – основной источник информации о мире Есть серьёзные исследования психологов, которые подтверждают, что игрушка может задать модель восприятия мира как враждебного или доброжелательного. Основные нравственные категории, модели поведения в той или иной социальной роли закладываются именно через игру. Например, и до революции, и в советское время любимыми куклами девочек были пупсы-голыши. С ними девочки всегда чувствовали себя старше, у них формировалось отношение заботы – искупать, одеть, накормить. Сегодня в магазинах практически не найти таких кукол-голышей. Зато много кукол, которые по своему виду годятся даже не в подруги девочке, а в наставницы. Такая кукла ориентирует на то, что нужно вырасти и заботиться только о себе – красиво наряжаться, краситься. Играя такими куклами, дети не развиваются в образе мамы.

– Образа мамы малыши не видят и в нынешних мультиках…

– Мультипликационная продукция, которую показывают сегодня, в основном западная. Героини западных мультиков – как правило, девушки физиологически оформленные, сексуальные, с некоторыми чертами мужского поведения. Если и встречается образ матери, то очень непривлекательный: толстая, неряшливая, с кучей детей. Девочка понимает: лучше быть всегда молодой, свободной и успешной, чем замученной жизнью мамой.

– Зато эти мультики такие яркие!

– Да, создатели западных мультфильмов – хорошие специалисты в плане влияния на детскую психику. Яркие мультики нравятся детям, захватывают их внимание, ведут за собой. Плюс динамизм. Подвижным детям советские мультфильмы кажутся затяжными. Там не меняющееся действие, а переживания. мысли и разговоры героев. Но по нравственному воздействию им равных нет.

Чтение для… грудничка?

– В чём состоит задача эксперта?

– По закону, иницииоровать проведение экспертизы должен заказчик. Заказчиком может выступить юридическое лицо, органы государственной власти, общественные организации, гражданское лицо. Эксперт проводит исследование и делает выводы о наличии или отсутствии информации, наносящей вред здоровью или развитию детей, о соответствиии информационной продукции определенной категории и знаку. Маркировочные знаки должны соответствовать той возрастной категории, которой предназначен информационный продукт – либо детям до 6 лет, либо старше 6 лет, либо старше 12 лет, либо старше 16 лет.

Обратим внимание, что маркировочный знак не означает автоматической психолого-педагогической целесообразности использования данной информационной продукции, тем более во всем дозволенном возрастном диапозоне. Если мы маркируем продукцию знаком «0+», это означает, что она не причинит вреда здоровью и развитию детей до 6 лет, если в ней и будут описания насилия. то они будут оправданы жанром или сюжетом, ненатуралистичны и эпизодичны, будет выражено сострадание к жертве, добро победит зло. Как во всеми любимых сказках «Золушка», «Красная шапочка», «Гуси-лебеди» и других.

Но! это не значит, что, например, стихи Маяковского нужно читать ребёнку 3 месяцев от роду. Или показывать грудничку якобы развивающие интеллект программы.

– А такие существуют?

– Есть серия «Я всё могу. Гениями становятся» с DVD -фильмами для детей 3 месяцев, 6 месяцев, 9 месяцев. Или программа «Читать раньше, чем говорить» тоже для малышей этого возраста. Появилось огромное количество программ, якобы разработанных при участии психологов. И родители верят, покупают и, надо думать, каким-то образом транслируют это своим малышам, вряд ли задумываясь, что попались на маркетинговый ход производителя.

– Настолько легковерны родители? Может, их надо просвещать?

– Родителей просвещать, конечно, надо. Но стоит помнить, что любые родители хотят, чтобы их ребёнок был успешен. А сейчас тенденция к тому, что успешный – это много знающий. В формировании этого стереотипа сыграла свою роль и школа, которая долгое время требовала и до сих пор требует, чтобы уже при поступлении ребёнок умел читать и писать. Уже много лет детские психологи призывают: давайте дадим детям детство. Пусть ребёнок играет, познаёт мир, учится общаться цивилизованно – договариваться, слушать, а читать и писать можно и в школе научиться. Однако есть и исследования, которые подтверждают, что те учебные программы, которые предлагаются уже в первом классе, ребёнок не освоит, если не имеет навыков чтения до школы. И уже со второго полугодия рискует попасть в разряд неуспевающих. Поэтому родители хотят научить своих детей всему и сразу. Однако всегда и во всём хороша норма.

Вопросы к закону

– Слово эксперта – закон?

– Некоторые положения закона нуждаются, на мой взгляд, в конкретизации. Например, маркировать продукцию может производитель и/или распространитель. Но порой они допускают разночтения закона. Библиотекари нам уже говорили о таких случаях. Приходят две книги разных издателей. Один и тот же автор. Одно и то же произведение. На одной книге маркировка «16+», на другой «12+». Кто должен контролировать правильность маркировки продукции производителем? Может ли библиотека или распространитель перемаркировать продукцию?

Не до конца заработал механизм его реализации, не до конца проинформированы как контролирующие органы, так и те, кто должен его реализовывать.

– И, наверное, надо объяснять его родителям, ведь именно они в первую очередь должны стать заинтересованными цензорами того, что читают, смотрят, во что играют их дети?

– У нас в крае при участии алтайского краевого информационно-аналитического центра подготовлен видеофильм «Информационная безопасность детей». Предполагается, что его будут показывать, прежде всего родителям на родительских собраниях. Думаем, что будет полезно организовать беседы и с самими детьми: они тоже должны понимать, что есть информация, которая вредна их здоровью и развитию.

Досье

Юлия Атемаскина – кандидат педагогических наук, доцент кафедры дошкольного и дополнительного образования АлтГПА. Преподаёт такие дисциплины, как экспертные оценки в образовании, правовые основы управления образованием, основы педагогического мастерства, методика преподавания спецдисциплин, народные игры, менеджмент и маркетинг в сфере культуры и др. Автор и соавтор 77 научных работ.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах