aif.ru counter
17

Инициированный «единороссами» Лесной кодекс "виновен" в столь жестких последствиях пожаров?

В среду, 8 сентября, в ходе совещания по лесному хозяйству о необходимости корректировки ряда его статей заявил и Президент России Дмитрий Медведев.

Пойдет ли дальше слов дело и будет ли изменен кодекс, пролоббированный «единороссами», и поддержанный премьер-министром Путиным (тогда президентом РФ) – покажет время. Пока же с мнением многих аналитиков, критикующих этот документ, соглашаются и ключевые алтайские эксперты, например, главный научный сотрудник ИВЭП СОРАН, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, заслуженный лесовод РФ Евгений Парамонов:

- Система лесного хозяйства в России существует больше 200 лет. Начиная с Петра I. И в последние полсотни лет она оформилась в такую стройную структуру в государстве: Министерство (или федеральная служба), потом (на уровне региона) – Министерство или управление лесного хозяйства, потом – лесхоз, лесничество, технический участок и обход, которым руководит лесник. В лесхозе были: директор, главный лесничий, инженеры, службы охраны леса, лесовосстановления, лесопользования – все это раньше относилось к так называемой государственной лесной охране. Государственная лесная охрана имела свои права и обязанности. Главная ее обязанность была – охрана и защита леса.

Так вот в этой гослесохране до 2007 года (когда вступил в законную силу, принятый в 2006 году Лесной кодекс, - прим. авт.) было в крае 2600 с небольшим человек. Это было 39 лесхозов, 178 лесничеств и порядка 1600 лишь обходов. Это только государственные леса. Кроме того, были сельские леса: колхозные, совхозные - это еще 12 лесхозов, еще порядка 500 человек гослесохраны. Иными словами такая армия стояла на охране леса. Что сегодня? Лесхозов нет, лесничества, которые были, тоже упразднили. Обходов не стало. Мастерских участков тоже. Что же стало? В частности, на Алтае – леса, в основном переданные в долгосрочное пользование, арендованные.

На Алтае получилось, что леса арендовали сами бывшие лесхозы. И та структура, инженерная структура, которая была в лесхозе, перешла в ООО. Но, как таковой лесной охраны не стало: лесники были сокращены, техники сокращены, а вместо лесхозтерриторий стало лесничество, где у лесничего есть 5-6 человек и они должны осуществлять контроль, то есть работать «в белых перчаточках». И организовать тушение, если возникнет пожар, не имея в руках ничегошеньки. Потому что так написано в Лесном кодексе. Леса были все выведены на рыночную базу и на арендную основу. Кому-то показалось в правительстве, что хватит кормить лесное хозяйство, пусть сами арендаторы этим занимаются.

Подробно мнение Евгения Парамонова по поводу пожаров в России в целом и Алтайском крае, в частности, вы сможете почитать в ближайшем номере «АиФ-Алтай», в рубрике «Гость номера».

Татьяна Фурс

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество