aif.ru counter
2197

Путешественник Александр Ситников: «Староверы – русский феномен, которым можно гордиться»

Горный Алтай, по мнению Александра Ситникова, путешественника, врача, писателя и фотографа из Перми, интересен прежде всего людьми....

Баранул, 25 июня - АиФ-Алтай. Александр в одиночку путешествует по Горному Алтаю с 1989 года. Последние три года его «бродяжничество» связано со старообрядцами. Он бывал в Верхней Бухтарме, Уймонской долине, Хакасии, Тыве...

Нынешним летом прошел, как сам говорит, дорогой в алтайское Беловодье – Бийск (это был перевалочный пункт для старообрядцев), Солоновка, Солонешное, Сибяричиха, Топольное...

Кержаки возрождают алтайское село >>

«Кержацкий поход»

– Откуда такой интерес к старообрядцам?

– Мы очень мало знаем о старообрядчестве, о масштабе влияния их на историю России. Сейчас, конечно, кое-какие сведения приоткрываются. Но обыватель до сих пор считает кержаков какими-то нелюдимыми, угрюмыми. Стереотип – если даст воды напиться, то потом кружку обязательно выбросит… И не последнюю роль в таком отношении к этим удивительным людям государство сыграло: из покон веков они считались раскольниками, сектантами. Как будто речь идёт о небольшой группе. А ведь после раскола в леса ушло более 10% населения Руси.

До революции по разным источникам их от 15 до 18 миллионов насчитывалось. Это больше Бельгии и многих других стран европейских. Почему государство не желало признавать их? Потому что тогда пришлось бы признать и то, что на протяжении многих столетий оно воевало со своим народом. Можно сказать даже с его лучшими представителями.

Недаром Солженицын сказал, что это – руссейшие из русских. Это единственные люди, которых государство не смогло загнать в свою матрицу. Староверы – русский феномен, которым можно гордиться.

– Насколько они открыты для общения?

– Это самые гостеприимные люди! Если они почувствуют, что ты не автотурист с фотоаппаратом, а искренне интересуешься их историей и культурой, всё расскажут, покажут, приветят.

Грех цивилизации

– Трудно представить, что в наше время старообрядцев не затронула цивилизация, социум…

– Современная цивилизация, социум на них очень влияют. И не в лучшую сторону. Если сёла смешанные, то дети и внуки уже крепкой веры не придерживаются. В изолированных деревнях, как Берёзовая Речка, Зайцево на границе с Хакасией, вера покрепче. Живут без электричества, добраться туда сложно – только по пешей тропе, конной тропе или на мотоцикле без люльки. Ведут натуральное хозяйство. Продукты только свои за редким исключением.

– Молодежь не уходит в мир? Не вырождаются ли староверческие деревни?

– Есть такая проблема. Они же женятся и замуж выходят в кругу своих. Сами прекрасно понимают, что близкородственные браки ведут к вырождению. У меня медицинское образование, поэтому я это вижу ясно.

Другая проблема, что в их жизнь все же проникает цивилизация с её соблазнами. Туристы – водники или пешие – приходят, дети видят хорошо «упакованных», богатых людей, которые угощают сладкими конфетами… Это же на ребенка очень действует. Повзрослев, многие уезжают или в районные сёла, или в города. Но некоторые возвращаются. Потому что столкновение с цивилизацией для многих очень неожиданное и болезненное.

– А где же они учатся, в школы ходят?

– Это тоже проблема. У старообрядцев семьи большие – по 7-8 детей. Но любой старик, крепкой веры придерживающийся, скажет вам, что если ребенок пошёл в мирскую школу, он выпадает из веры. А старики-старообрядцы мудрые люди. Вот он сознательно не пользуется электричеством, а выписывает журнал старообрядческий из Санкт-Петербурга и пишет стихи.

Многие, видя, что происходит даже в их деревнях, когда родственники уходят в мир, начинают пить, материться, хотят уйти из деревень дальше в глушь, на заимки. Они живут изолированно, но знают, какое у нас государство. И оно им не нравится. Они считают, что антихрист в мир давно уже пришёл, в том числе и в Россию.

Здесь тоже погоня за социальным статусом, за мамоной… Старообрядцы, как и коренные алтайцы, живущие на своей земле, знают, что только природа их способна прокормить, поэтому берегут её, не пакостят. Им не нравится, что сейчас землю скупают пришлые.

Староверы рассказывали: пришли на Тайменье озеро за рыбой (рыбная ловля для них не времяпрепровождение, а вопрос выживания), а их вдруг не пустили люди в камуфляже. Оказалось, озеро отдали в аренду на 50 лет каким-то москвичам…

Цивилизация и для нас – не благо. Она ведь не решает многих проблем. Удобства, да, предоставляет. Но платим-то мы за них своим здоровьем. Какие продукты в наших магазинах! А у них нет никаких стимуляторов вредных – ни кофе, ни сахара, ни табака, ни водки. Потому и живут, как правило, долго. Они спокойны, никого не обманывают, трудятся с утра до вечера.

Нужен музей!

– Как сохранить память об их вере, культуре, быте?

– Я хотел найти здание подходящее для музея старообрядческой культуры. Такой музей нужно сделать здесь, в Алтайском крае, потому что дорога старообрядцев вглубь Горного, в страну Беловодья, начиналась с Бийска. Сам собой напрашивается и туристический маршрут «Дорога в Беловодье».

К сожалению, сейчас места для музея не нашёл. Правда, в селе Топольное есть подходящее помещение. Здание хорошее – старый купеческий дом из лиственницы, сто веков простоит. Внизу библиотека и ещё что-то. А наверху, в бывшей горнице, вполне может быть музей.

Председатель сельсовета не против. Но есть проблема – здание весной подтопляется. Чтобы его оградить от вешних вод и нужен-то только трактор с ковшом. Это – копейки, но у сельсовета на это денег нет. Вот если бы власти Солонешенского района или краевые власти помогли решить эту проблему – можно было бы музей хороший там сделать.

В труднодоступной долине Аргун издавна селились староверы. Фото Александра Ситникова

Александр Ситников привез с собой большое количество выставочных фотографий, которые сделал во время экспедиций по староверческим деревням и которые он хотел подарить будущему музею. Фотографии уникальные, на них лица уходящих и уже ушедших, предметы исчезающего мира.

Вот дед Николай, последний русский общинник-старообрядец из труднодоступной деревни Аргут. Когда в 1937 году общину ликвидировали и всех сослали, он болел. Мальчишку оставили. Его воспитали алтайцы. И жена у него алтайка…

Вот бабушка Аксинья и её избушка. Сделай снимок чёрно-белым – XIX век… Вот надгробный памятник Федора Гусева, которого при жизни единоверцы называли богом. У него было крепкое большое хозяйство. Были у него даже наемные работники, которых он за свой счёт грамоте обучал. Пчеловодом был знатным – ко двору Николая II мед возил. Побывал во многих заграничных странах.

После раскулачивания, видимо, получил такой стресс, что пошёл с сумой по миру. А в суме у него были три старообрядческие духовные книги, написанные ещё до Никоновских времён. Умер на 108 году жизни…

Вот Валентина Мурзинцева, которая на своём дворе сама построила старообрядческую церковь, в которой сама же службы ведёт… Вот правнучка Вахромея Атаманова, проводника Рериха, – Мария Шершнёва… Вот печка глинобитная без единого кирпича, согревавшая не одно поколение русских староверов-кержаков…

Досье

Александр СИТНИКОВ – профессиональный разработчик фитопрепаратов, путешественник-одиночка и автор четырёх книг: «Целительные силы природы и искусство врачевания», «Дневник бродяги», «Банная Гора» и «Дневник бродяги. Двадцать лет спустя». На подходе пятая книга под условным названием «Последние кержаки Алтая».

 

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Актуальные вопросы

  1. Стоит ли нести деньги в кредитные потребительские кооперативы?
  2. Когда закончится строительство барнаульского театра кукол «Сказка»?
  3. Какого числа в 2019 году пройдет День города в Барнауле?
Самое интересное в регионах
Роскачество
В чем вы храните свои сбережения?