aif.ru counter
506

Писатель Анатолий Кирилин: мы не имеем права плохо жить!

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1-2. "АиФ-Алтай" 12/01/2015

Принцип ласки

– Анатолий Владимирович, чем для вас оказался Год культуры и с каким настроением начинаете Год литературы?

– Мой друг Владимир Куницын, известный критик, тонкий писатель, председатель творческого объединения критиков и литературоведов Московской писательской организации, в «Литературке» опубликовал статью, в которой рассказывает историю маленького животного – ласки. Страшнее её хищника нет! Был случай, когда двадцатисантиметровая ласка пробралась через ухо лошади в мозг и убила её. По принципу «выедания» мозга сегодня очень многие борются с Россией. Отсюда и конфликты – межрегиональные, внутренние и тому подобное. Единственная защита для любой нации, любой страны – это культура. Её «броня» оградит от нападок любых «хищников», которые очень изощрены в своих попытках нарушить нашу нормальную жизнь. Вопрос только в том, насколько мы этой «бронёй» сегодня можем защититься. Насколько она тонка и уязвима. Вот с такими мыслями у меня прошлый год заканчивался.

А что касается нового… Наверное, не важно, как именно год называется. Важно его содержание. Мы уже провозглашали Год русского языка. И что вышло? Новые трудности с языком в преподавании, на экзаменах, на ЕГЭ…

– Что вас в сегодняшнем обществе тревожит, может быть, раздражает?

– Да меня всегда одно и то же тревожит: не бывает писателя без мощной культурологической почвы! Бывает, что даже люди не очень образованные в силу различных причин вбирают в себя, как губка, знания мира и познания предшественников для того, чтобы этот мир освоить по-новому. Для меня всегда был примером в жизни Виктор Петрович Астафьев. Он большого какого-то образования не получил, а когда пришёл с фронта, то «добирал» знания на высших литературных курсах. Но во время уроков литературы в школе своей деревни Овсянка (в советские времена было такое течение – «Урок ведёт писатель») он мог 45 минут рассказывать ребятам о древнекитайской классической поэзии. Без шпаргалок и с цитатами. Писатель делает себя, перерабатывая своим богатым внутренним подъёмом то богатство культурное, которое накопило человечество.

Сегодня же меня настораживает всеобщая неграмотность.

Три дочери Софии

– В чём причина того, что сейчас происходит с нами, со страной?

– Мы друг другу не верим. И писателям люди тоже не верят. Но писатель ведь – часть народа. Чем всегда жил русский народ, в чём его мудрость? Три дочери у святой Софии – Вера, Надежда. Любовь. И это ВСЁ для русского человека. Но всё же на первом месте стоит Вера.

Откуда скудодушие нынешнее, невосприимчивость к яркому слову? Откуда злобствование безбожное в Интернете за лживыми подписями – никами? Когда это наши предки стеснялись фамилию поставить под своими высказываниями? Порождает всё это безвкусие, бездушие одно явление – безверие. Сколько раз нас обманывали? Мы же со счёту можем сбиться! А слово «вера» от одного корня с латинским veritas («истина»). Вера есть истина, а истина есть вера! Нет веры – нет истины.

– А вы сами никогда не лукавили?

– Я не святой. Но стараюсь не лукавить, особенно когда занимаюсь публицистикой. Хотя очень много людей обвиняет меня именно в лукавстве. Например, постоянно упрекают в том, что у меня есть медаль «Защитнику свободной России». А я этой медали нисколько не стесняюсь. Моя работа в первой независимой телекомпании АТН была связана с тем, что мы пытались открыть рот всем. И когда сегодня меня обвиняют в либеральных пристрастиях, я вспоминаю, что у нас больше всех в живом эфире выступал Валентин Неменов, лидер барнаульских коммунистов. Потому что ему было что сказать.

И ещё: почему-то никто не хочет вспоминать, что мы бомжей откапывали из сугробов, были соорганизаторами «Дома презрения», который в Барнауле бомжатником называли, и другие подобные факты. Тогдашний глава Барнаула Владимир Баварин очень прислушивался к нашей программе. И по каждому выпуску устраивал разносы, проверки и – самое главное – устранение недостатков. Это было золотое время в моей жизни, и стесняться его было бы неправильно.

– Почему же мы так быстро хорошее забываем? У нас короткая память?

– Да! У нас очень короткая память. Иначе чем можно объяснить то, что происходит на Украине? Как можно произносить фашистские лозунги и рисовать фашистские символы в присутственных местах, осквернять памятники? Всё забыто оказалось за такое короткое время! Что для истории 70-75 лет? Миг один. Я – ребёнок послевоенного времени, родился в 1947 году. Часто пишу в своих биографиях: «Я рождён как надежда своих родителей на лучшую жизнь». Отец, который приехал в Барнаул из Таганрога на котельный завод сразу, как только излечил военные раны. Моя мать приехала сюда же из ленинградской блокады с цингой, с дистрофией, без зубов… Ради их памяти я не имею права плохо жить.

Повторите подвиг Герцена!

– Мы говорим о глобальном, а что лично у вас, писателя Кирилина, сейчас происходит?

– Сейчас отложил в сторону дела литературные, обдумываю и пишу публицистическую статью «Жучки в янтаре». Когда-то Владимир Куницын, откликаясь на мой роман «Семена для попугайчиков», сказал: «Ты написал за нас и о нас, о поколении, которое уже застывает, как жучки в янтаре». Вот я и пишу об уходящем – уходящем поколении литераторов, об уходящих ценностных приоритетах. Я – не старый зануда. Но сегодня мы можем констатировать какие-то вещи с унынием и без оптимизма. Хотя в принципе это не значит, что мы должны сидеть, сложа руки.

– Анатолий Владимирович, но как обойтись без оптимизма? Позитив должен быть!

– Он есть. В прошлом году было несколько очень серьёзных побед. Например, издание пяти первых книжек молодых писателей. Но и с этим событием связана для меня страшнейшая трагедия – смерть человека, который взял на себя издание этих книг, Николая Герцена, директора Алтайского Дома печати. Для меня его уход – крах очень многих надежд. Если бы кто-то смог делать то же, что он… Может, такие издатели отзовутся через вашу газету? Ведь сегодня в крае достаточно много издательских организаций, типографий. Друзья мои! Повторите подвиг Герцена! Надо же помогать молодым талантам.

– А среди молодых писателей есть интересные личности?

– Есть. В поэзии таких больше. Она более отзывчива на всё, что вокруг происходит. Писателю-прозаику, чтобы переосмыслить перемены, нужно время. Недаром сегодня так много исторических романов и повестей пишут. У нас самый точный историк – писатель. Потому что профессиональные историки много врут.

…Вроде бы я опять не в радость? Но за всем, что тревожит и печалит, я всё же вижу, что литература никуда не девалась: то тут, то там вспыхивают какие-то очень интересные вещи. Хотя из последних вещей, которые читал, любимыми могу назвать романы «Псаломщик» и «Мы – из дурдома» Николая Шипилова, которого давно уже нет среди нас. Но осталась его божественная проза! Поразительно, как он десятилетие назад смог так точно описать всё то, что недавно было на Майдане, в своём романе «Мы – из дурдома». Абсолютно всё предсказал. Вот это – писатель!

Досье

Анатолий Кирилин.

Член Союза писателей России, лауреат премии имени Василия Шукшина, премии главы администрации Барнаула, премии главы администрации Алтайского края за лучшие творческие работы журналистов и др. В начале 2000-х годов возглавлял популярную барнаульскую телекомпанию АТН. С 2012 года возглавляет Алтайскую краевую писательскую организацию. Книги Анатолия Кирилина выходили в Барнауле, Новосибирске, Москве, повести и рассказы печатались в центральных российских журналах, в «Сибирских огнях», в журнале «Алтай». Самым заметным своим произведением считает неизданную книгу «Убывающая деревня».

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах