aif.ru counter
266

Тандем удачи: Директор и главреж театра музкомедии умеют договариваться

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. "АИФ-Алтай" 06/02/2013

В театральном деле эта ситуация усугубляется частым недопониманием между директорами театров и главными режиссерами, и неумением или нежеланием последних надолго задерживаться в одном театре и отстаивать интересы актерской труппы.

Главный в театре – зритель

Тем интереснее наблюдать обратные примеры, где искусство существует не ради себя самого, а ради зрителя. В самом посещаемом и, безусловно, любимом зрителем Алтайском государственном театре музыкальной комедии главный режиссер и директор театра нашли ту форму взаимодействия, которая позволяет им уже много лет успешно решать любые административные вопросы и при этом радовать барнаульцев и гостей краевого центра новыми интересными постановками.

Сложился тандем, оказавшийся удачным, – почти все новые постановки театральная публика принимает сегодня «на ура», билеты распродаются задолго до спектакля, а театр влюбляет в себя зрителя любого возраста – от малыша до пенсионера.

О сегодняшнем дне театра директор театра Роман Ильин и главный режиссер Константин Яковлев рассказали нашей газете.

– Как долго в театре музкомедии существует тандем директора и главного режиссера?

Роман Ильин: – Уже почти пять лет. Меня сразу подкупило, что Константин Александрович всегда горел театральным делом, пробовал себя сначала в постановках детских сказок, разминался на большой сцене, пошел получать второе образование в ГИТИС, и потому мне было интересно увидеть его в роли главного режиссера.

Он подкупил меня тем, что, ставя уже не раз сыгранную пьесу, наполнял ее новым звучанием, не искажая при этом смысла произведения.

Главный режиссер формирует эстетику театра. И моя задача как директора создать комфортные условия для этого. В театр ведь идут на режиссера или на звезду.

Для меня в отношениях важную роль играет и соблюдение договоренностей, и инициатива. Мне импонирует, что Константин Александрович – человек неравнодушный, что он держит слово, что он готов отвечать за все, что происходит в труппе, включая дисциплину, трудовые отношения.

Мне приятно, что он занимается не только постановками спектаклей, но выполняет и черновую работу. Конечно, ему было непросто поначалу всем этим заниматься – ведь он сам из этой актерской среды, из этого коллектива.

И коллективу пришлось к нему привыкать – многие его воспринимали как молодого актера, а тут он начал руководить и ветеранами сцены, и теми, с кем вместе пришел в театр.

Как увеличительное стекло

Константин Яковлев: – Театр меняется, как и все вокруг. Еще лет пять назад никто бы не задумался о системе оплаты труда, но сегодня, на мой взгляд, чтобы не потерять людей, нужно прислушиваться к тому, чем они живут – труппа у нас молодая, живет в новом времени, что требует и от нас современных подходов.

В театре приходится не только готовить постановки, но и полностью разрабатывать всю систему работы в современных условиях. А на это накладывается эмоциональность творческих людей.

Ведь каждый артист в хорошем смысле эгоист – это позволяет ему быть индивидуальным и неповторимым.

– А как сообщество эгоистов становится дружным коллективом?

Константин Яковлев: – Только общей работой. Если артист не занят работой – он начнет показывать все свои негативные стороны. А вот когда артистам некогда сходить домой на перерыв – тогда они ругают директора и режиссера, но зато становятся дружны, делятся друг с другом переживаниями, помогают друг другу – например, присматривают за детьми.

Спектакли у нас в репертуаре держатся, и в труппе нет текучки. Не без потерь, конечно, но и не без приобретений. Сегодня и артист пошел другой – требовательный к себе и требовательный к театру.

Конечно, не всегда к нам приходит подготовленный артист, но театр такое место, где пробелы образования ничем не скроешь – на сцене все, как под увеличительным стеклом. Здесь надо каждый день доказывать и показывать.

Новое – Малая сцена

– Не пожалели, что стали главным режиссером театра?

Константин Яковлев: – Расти и экспериментировать можно тогда, когда чувствуешь под ногами твердую почву. Мы с Романом Валерьевичем сразу договорились, какой будет выстраиваться репертуар в театре, в какую сторону мы будем двигаться.

Прежде всего мы делаем спектакли для зрителей – чтобы их можно было приводить с детского сада и таким образом выращивать для себя публику.

Я эту политику принял и теперь понимаю: что нужно, какие названия нужны в репертуаре, какова задача режиссера, что нужно зрителю.

Так сейчас, после долгих размышлений, мы запустили проект Малой сцены, на которой начали ставить спектакли.

Роман Ильин: – Не директора не пускают режиссеров в театр, а режиссеры не идут в театр на твердую и постоянную работу, потому что боятся руководить, решать проблемы.

Им удобнее приехать, что-то сделать, получить свою порцию славы, раздать интервью, высказаться нелицеприятно о власти или театре, сделав себе на этом пиар, а затем уехать в следующий театр, но на той волне, что уехал не понятым – вот дайте ему свободу в новом театре и вам он такое поставит!..

Константин Яковлев: – Есть режиссеры, которые любят творить, экспериментировать, но не созданы для репертуарного театра – они начинают быстро повторяться. Тогда они переезжают.

Роман Ильин: – У Константина Александровича всегда много идей – ему удалось поставить спектакли, по сути, для всех возрастов зрителя – семейные, подростковые, студенческие.

С патриотических постановок подростки выходят со слезами на глазах. Не так много театров у нас, которые способны дойти до сердца каждого зрителя.

– А не было ли желания поставить спектакль для удовлетворения своих амбиций или для критиков?

Константин Яковлев: – Наши амбиции – полный зал зрителей и чтобы большинство выходило со спектакля довольными. А критиков, которые могли бы адекватно отнестись к музыкальному театру, честно говоря, в регионе нет.

Когда спрашиваешь критиков про драматургию музыки – они только разводят руками.

Мне не стыдно показать свои спектакли на любой сцене, я защищался в ГИТИСе со спектаклем «Бабий бунт», и он был принят очень хорошо.

Если профессиональные критики появятся – я с удовольствием выслушаю их мнение о постановках на профессиональном языке, с развернутой оценкой музыкальной составляющей. Но пока таких оценок я не слышу.

А ставить спектакли для фестивалей сложно – таких фестивалей почти нет, и даже «Золотая маска» убрала из номинаций «Музыкальный театр».

Хотя у нас есть что показать на любом фестивале.

Роман Ильин: – Для фестиваля денег у нас пока нет. Если драмтеатру, чтобы вывезти спектакль на фестиваль, нужно 1,2 млн рублей, то нам – в 4 раза больше.

Постановка – это и декорации, и труппа, и оркестр, и хор, и балет – две грузовые фуры и 90 человек.

Да если бы у меня были эти 4 млн рублей – я бы их лучше потратил на новые постановки или зарплату коллективу.

– Каков секрет успешности вашего творческого тандема?

Роман Ильин: – Умение договариваться. Не договорившись, мы не можем выйти из кабинета директора к коллективу. Друг другу мы может сказать что угодно, но обязаны найти компромисс.

У нас коллектив – 300 человек прекрасных порядочных людей, без ссор и склок, и мы не должны этот коллектив разъединять нашими разногласиями. Договариваться – это тоже работа директора и режиссера.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах