aif.ru counter
141

Ответ одиночеству. До 39000 звонков в год принимает детский телефон доверия

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. "АиФ-Алтай" 09/12/2015

Вообще-то это телефон доверия для детей, подростков и родителей в Алтайском крае с единым общероссийским номером 8-800-2000-122. В каждом регионе России есть служба экстренной психологической помощи по телефону, а это около 300 линий.

Службой «Детский телефон доверия» в Алтайском крае руководит Ирина АГАЛЬЦОВА, психолог высшей квалификационной категории.

Досье
Ирина АГАЛЬЦОВА. Закончила Томский госуниверситет по специальности «Психология». С 2002 года занимается экстренной психологической помощью по телефону. Пришла работать на детский телефон доверия консультантом. В 2006 году стала руководителем службы, является внутренним супервизором. Эксперт национального фонда защиты детей от жестокого обращения, доцент кафедры общей и прикладной психологии, преподаватель АлтГУ.

Непустые разговоры

– Дети какого возраста чаще всего звонят? И о чём они хотят говорить по душам?

– Больше всего звонков поступает от подростков 12-14 лет. Затем по активности обращений идут младшие школьники, а за ними – 15-18-летние юноши и девушки. У наших абонентов подросткового возраста самым популярным запросом являются взаимоотношения со сверстниками и противоположным полом. Как понравиться девочке? Как познакомиться с мальчиком? Как дружить? Что делать, если тот, кто нравится, тебя бросает? Волнуют тинейджеров и взаимоотношения в учебной группе: игнорируют одноклассники, не берут в компанию и т. д.

– Наверняка бывают и звонки-розыгрыши?

– Звонки-розыгрыши – часть нашей работы. Но таким способом дети проверяют, стоит ли с ответившим человеком разговаривать или нет. Наш консультант-психолог, даже понимая, что это розыгрыш, будет контактировать с абонентом. И тогда ребёнок понимает, что здесь с ним будут разговаривать на равных, а не привычно, как учителя, которые «мораль читают», или родители, которые часто отмахиваются. Мы, конечно, не всякие розыгрыши поддерживаем. Когда обращения грубые, злые, с нецензурной бранью, то мы порой даже вынуждены прекратить такой звонок.

– А с какими проблемами обращаются взрослые?

– Семейные проблемы лидируют. Сложные отношения с супругом (супругой), или как заставить ребёнка учиться и не грубить старшим и тому подобные. Иногда речь не идёт о детских или родительских проблемах. К примеру, звонит девушка и говорит, что она замуж не может выйти. И с ней мы будем беседовать, как с нашим абонентом.

– На звонок отводится лимит времени?

– Из практики скажу: не может человек позвонить на телефон доверия, чтобы «просто так» поговорить. Всё равно существует какое-то переживание, эмоция, которая его волнует, движет им, заставляя набирать номер телефона доверия. Поэтому разговор не лимитирован. А в случаях с абонентами, склонными к суицидальному поведению, время разговора не ограничивается. Да, это могут быть люди, которые не будут немедленно выполнять свои намерения, но поводом насторожиться являются такие (или похожие) высказывания: «я так устал от этой жизни», «как мне такая жизнь надоела»... Кстати, телефоны доверия во всём мире создаются именно для предотвращения суицидов.

Человек говорит: «мне тяжело». Есть разные способы, методы и приёмы, чтобы узнать, про что это – «тяжело»? Это боль – физическая или душевная? Отчего такая боль? Хорошему консультанту достаточно несколько минут для того, чтобы абонент с его помощью составил «запрос» и получил свой собственный уникальный ответ на него.

Хорошие уши

– Похоже, ваши консультанты должны быть тонкими психологами с очень тонким слухом…

– Конечно, ведь эта работа очень специфическая. Консультант не видит абонента. У него для работы есть только голос и дыхание того, кто звонит. Это те инструменты, на которые можно опираться в диалоге с человеком. Это «дружеская игра» профессионала «по слуху». Нужно уметь уловить все изменения в голосе: стал он тише или громче, появились ли нотки печали, раздражения или облегчения и т. д. Чтобы понимать это, консультанты-психологи помимо профильного высшего образования получают дополнительное многоуровневое обучение, и только по результатам этой практики осуществляется отбор для работы на телефоне доверия. Увы, даже психолог с большим опытом очной работы может не подходить для нашей службы, так как алгоритмы его работы не будут эффективны на телефоне доверия.

– Задача сотрудника службы – дать консультацию или просто выслушать?

– Решение задач простирается от «просто выслушать» до возможной в таком формате экстренной поддержки терапии. Если абонент говорит, что ему хочется просто поговорить, то у консультанта есть инструменты, чтобы проверить, точно ли этот запрос интересен и нужен абоненту. Если да, тогда консультант будет просто слушать. Но обычно абонент ждёт от нас совета или поддержки.

– Бывает, что нужно вмешиваться в ситуацию в которой оказался звонящий?

– Прежде всего, речь идёт о детях, которые нуждаются в защите и находятся в сложной жизненной ситуации. Но для того, чтобы помогать, нужно добровольное согласие ребёнка на эту помощь. Если абонент посчитает нужным и неопасным для себя назвать свой адрес и скажет, что он нуждается в защите, только тогда мы вправе передать сигнал для проверки в органы опеки, в комитет по делам несовершеннолетних или в следственный комитет.

Важным моментом государственной политики по защите интересов детства является сохранение ребёнка в кровной семье, потому что, какими бы ни были родители, ребёнок их любит и считает свою семью самой близкой формой жизни. В этом плане телефон доверия – это помощник ребёнку наладить отношения с родителями, а родителям – с детьми. Мы не организуем социально жизнь семьи, оказавшейся в сложной жизненной ситуации. Но мы готовы говорить о переживаниях, о сложностях. После общения с психологом они уже по-другому будут говорить друг с другом, потому что начнут хоть немного понимать друг друга.

Нужен – значит, интересен

– Сейчас много говорят о поколении потерянных родителей. Недобравшие родительской любви и внимания люди стали родителями детей, с которыми не знают, что делать, как воспитывать. Из поколения в поколение идёт какая-то родительская деградация…

– Да, конечно. Не бывает плохих детей – бывают плохие родители. Но опять же: родители не виноваты, что они «плохие». Они как умеют, так и воспитывают. Как их воспитывали, так и они делают. Почему люди не задумываются, что они делают? А посмотрите, какой темп современной жизни – нужно зарабатывать деньги, чтобы содержать семью, нужно детей одевать-кормить, чтобы были не хуже других. Совсем другие ценности были в обществе, скажем, в военное и послевоенное время. Война объединила людей. Да, жили в коммуналках, в общежитиях, но всегда помогали друг другу – соседи, соратники, коллеги. Сообща было проще выжить. А сейчас люди разобщены. Причём настолько, что разобщены самые близкие – супруги. Живут, вроде бы, вместе, а у каждого свои интересы. Дети есть общие, а по душам не разговаривали уже несколько лет. Разобщены родители, разобщены дети – братья, сёстры. Вообще люди чувствуют себя одинокими в больших мегаполисах, городах, где никто никому не нужен. Это особенно тяжело ощущать с нашей русской ментальностью. Поэтому создание в России телефонной службы доверия для детей, подростков и родителей – это ответ на одиночество людей. Здесь они могут поговорить с тем, кто их будет заинтересованно слушать, а не отмахиваться: «Мне некогда! Не говори ерунды!».

Телефон доверия, конечно, не разрушит причины одиночества. Но как есть медицинская скорая помощь, так же есть скорая помощь психологическая. Если человеку будет плохо, сложно принять решение, он будет плакать и страдать, то сможет туда обратиться. Знание о том, что есть такая служба «Телефон доверия», придаёт чувство безопасности, защищённости. Хоть немного.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах