aif.ru counter
88

Забота о «подранках». В соцприюте оказывают экстренную помощь детям

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. "АиФ-Алтай" 03/07/2013

По признанию сотрудников Краевого социального приюта для детей и подростков «Забота» Новоалтайска, количество детей, поступающих к ним в сравненни с «лихими» 90-ми, возросло.

Жестокие времена

Наталья КОЗЛОВА, воспитатель высшей квалификационной категории работает в приюте с момента его основания в 2001 году. Она одна из тех, кто принимает детей при поступлении:

– Попадают к нам дети-»подранки». Это касается и физической, и моральной, и интеллектуальной сторон. Принято считать, что 90-е были жестоким временем. Должна не согласиться. В ту пору к нам поступали дети и более развитые, и более здоровые. Их часто и быстро забирали родственники. Печальная примета настоящего времени: ребятишки поступают к нам целыми «семьями» – по два, три человека.

Ольга ЛЕДЕНЁВА, воспитатель высшей квалификационной категории, говорит, что, к счастью, бывают случаи, когда родители «одумываются»:

– Пребывают дети в нашем учреждении в течение времени, необходимого для оказания социальной помощи или их социальной реабилитации. Есть случаи, когда ребёнок находится у нас до решения суда, а это бывает длительный процесс. Например, у Кати П. прошло 17 судов по защите прав ребёнка (жестокое обращение в семье, лишение родительских прав).

В любом случае, приоритет делается на возвращение в семью. Во время нахождения детей в приюте социальная реабилитация ведётся не только с детьми, но и с родителями. И иногда, знаете, помогает. Люди исправляются.

Свой – чужой?

На вопрос: «А часто ли усыновляют детей?» Вера АКЕЛЬКИНА, воспитатель высшей квалификационной категории, отвечает, что это чаще случается с самыми маленькими:

– Трёх-четырёхлетних усыновляют охотно. Но есть одна проблема. Иногда, взяв малыша в семью, его возвращают, когда он начинает взрослеть. Любой подросток, так или иначе, проблемный. Но если своему, «кровному», люди готовы прощать все шалости, то приёмным, иногда, нет. Растёт такой человечек в семье более десятка лет, а потом ему говорят: «Ты – чужой!». Представляете, что творится в душе ребенка! Получается, его предают дважды: сначала родные, потом приёмные родители. В практике работы есть примеры, когда одного ребёнка три раза брали в семьи и возвращали…

Людмила КОЗЛОВА, директор «Заботы», рассказывает, что в приюте отлажена действующая система внутреннего взаимодействия по работе с несовершеннолетним:

– После того как ребёнок поступает к нам, исследуется его состояние здоровья, проводится первичная диагностика (психолого-педагогическая), составляется индивидуальная программа реабилитации с учётом возрастных особенностей и интересов детей, степенью их дезадаптации.

Наталья Козлова говорит, что отношения среди ребят – зеркальное отражение отношений в любом другом человеческом обществе: так же дружат и ссорятся, так же влюбляются:

– Конечно, многие привыкли к иной, «свободной» жизни, а в приюте вся работа идёт в соответствии с режимом дня. Детям сложно привыкнуть. Контингент они сложный. В этой ситуации лично я стараюсь придерживаться принципа – принимать детей такими, какие есть, видеть в них личность. Часто наладить общение помогает чувство юмора. А мальчишки, что повзрослее, очень щедры на комплименты.

Ольга Леденёва добавляет, что важное место в реабилитации ребенка занимает организация досуга и творчества:

– С ними занимается музыкальный работник и педагоги дополнительного образования. В случае, когда у детей обнаруживаются творческие способности, мы рекомендуем в дальнейшем обратить на это внимание.

Был у нас очень одарённый в плане вокала мальчик, которого направили в специализированный детский дом. Он потом принимал участие во всероссийских конкурсах вокалистов и добился значительных успехов.

Диалог с детьми

Людмила Козлова, резюмируя разговор, отмечает, что основной принцип сотрудников учреждения – быть единой командой, действовать слаженно и сообща:

– В системе приюта работает медико-психолого-педагогический консилиум, где отслеживается реализация программы реабилитации воспитанника. Причём о каждом из детей поочередно высказываются все специалисты, стремясь выработать единую позицию. Это помогает в диалоге с детьми.

А вообще, как бы мы ни старались, какие чудесные условия ни создавали ребёнку, ничто не заменит ему семьи. Именно с этой целью в приюте работает семейно-воспитательная группа, где воспитатель – сотрудник приюта, а воспитанник проживает в его семье.

Справка

Краевой социальный приют для детей и подростков «Забота» Новоалтайска оказывает экстренную помощь и социальную поддержку детям и подросткам, оставшимся без попечения родителей или находящимся в социально опасном положении. Приют организует временное проживание несовершеннолетних в возрасте от 3 до 18 лет, оказывает правовую помощь, проводит медико-психолого-педагогическую реабилитацию и коррекцию, а также решает вопросы их дальнейшего жизнеустройства.

Цифра

Благодаря координированной работе всей системы профилактики учреждения 75% детей из приюта возвращаются в семьи.

Комментарии

Мини-опрос: Допустимо ли физическое наказание ребёнка в «воспитательных» целях?

Андрей ГОЛОВЛЁВ, отец четверых детей, Белоярск:

– Сложный вопрос… Бить нельзя – дети слабее. Но ведь, с другой стороны, человек, познавший физическую боль, когда вырастет, сам осторожнее будет распускать руки. На моих глазах, знаю точно, небитый шестилетний баловень так полуторагодка ударил, что тот потерял сознание. А все потому, что он не знает сам, каково это. И потом избиение детей родителями и телесные наказания – это, по-моему, разные вещи.

Елена ПУГАЧЕВА, мать десяти детей, Барнаул:

– Наказывать детей физически нельзя. Ребёнок слабее, в силу обстоятельств он ответить не может. Никакими «благими» целями рукоприкладство взрослых оправдать нельзя.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество