aif.ru counter
3342

Долгая дорога к семье. Какой путь проходят дети во время усыновления?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. "АиФ-Алтай" 19/03/2014

В одной палате с Оксаной лежала женщина, которая не хотела забирать ребёнка из роддома домой и подумывала написать отказ от него. Причин было множество – от «негде нормально жить» до ненависти к отцу ребёнка.

Оксана в порыве материнства заявила врачам, что готова забрать из роддома и своего ребёнка, и малыша этой женщины, чтобы воспитывать их как двойняшек. На что получила лаконичный ответ – нельзя.

Без статуса

Только в кино дети, которых бросили, обретают новых родителей без проблем и проволочек – так мило, увидеть ничейного малыша в родильном или детском доме и уже вечером сидеть с ним дома, накрывшись пледом.

Реальность такова, что путь приёмных родителей к ребёнку может оказаться долгим. А путь брошенного ребёнка в новую семью – ещё дольше или вообще не иметь завершения. Причины попадания детей в детский дом бывают разными. Есть дети, от которых родители отказались сами. С такими нерадивыми мамашками представители служб опеки ведут долгие беседы. По статистике Алтайского края – в трети случаев это помогает. По наблюдениям Ивана ЛЕЕРА, главного врача Городской детской инфекционной больницы №2 Барнаула, в которую для обследования и лечения попадают «отказнички» от одного месяца до четырёх лет – около трети родителей спохватываются, и ребёнок возвращается в семью – некоторые бросают пить, устраиваются на работу, приводят дом в порядок и забирают детей. Ребёнку в любом случае лучше с родными родителями.

Обычный путь барнаульского ребёнка, от которого отказалась мама, – из роддома в Седьмую детскую больницу, потом в Дом ребёнка. Если есть оформленный отказ от ребёнка, и он не страдает серьёзными заболеваниями – то он быстро находит родителей. Но большинство детей, которые находятся в Доме ребёнка, либо не имеют отказа родителей, либо страдают серьёзными отклонениями здоровья.

Отказничок из роддома отправляется в больницу, а оттуда - в Дом ребенка Фото: АиФ / Екатерина Саенко

Забрать брошенного ребёнка из роддома сложно по многим причинам. Во-первых, потенциальный усыновитель должен иметь на руках все необходимые для этого документы, которые под опеку собираются месяц, а под усыновление – месяца три. Во-вторых, на маленьких детей – в возрасте до трёх лет, всегда большая очередь. В-третьих, большинство нерадивых мамашек бросают ребёнка в роддоме, не оформляя никаких документов – просто сбегают. Их ищут органы опеки, уговаривают – в общем лишение родительских прав затягивается иногда на годы.

Обычная схема усыновления маленького ребёнка выглядит иначе, чем в кино. Семья, которая хочет усыновить ребёнка, собирает документы, учится в «Школе усыновителей» и только потом получает право выбрать ребёнка. Потенциальным родителям показывают анкеты с фотографиями и описанием здоровья и дают направление на конкретного ребёнка. Или говорят: у нас для вас пока никого нет – вставайте в очередь. Когда людям сильно хочется ребёнка, они готовы рассматривать детей постарше. Или едут в Кемерово или Новосибирск. По странному стечению обстоятельств, по региональным банкам данных в Кемерове больше детей, а в Новосибирске нет очередей. Видимо опекунская служба в крае работает весьма эффективно.

Есть ещё одна важная вещь для потенциальных усыновителей – статус ребёнка на передачу в семью. Иногда процедура сбора документов на конкретного ребёнка занимает до года. Статус – это соблюдение всех юридических процедур оформления.

Забирают сельчане

Показательна история жительницы Барнаула, которая хотела усыновить ребёнка шесть лет назад. Увидев в поликлинике плакат с телефонами регионального банка данных о детях, женщина обсудила идею с мужем. Позвонила по телефону, сказала, что хочет взять ребёнка – думала, что придёт в детский дом и будет выбирать, как на рынке. Первый вопрос, который ей задали по телефону – есть ли документы на усыновление? Дали телефон органов опеки по месту жительства. Потом были очереди, долгие беседы, сбор справок, обследование жилища. Взяли даже письменное согласие у 10-летней родной дочери. Наконец, в августе выдали бумагу, позволяющую встать в очередь на усыновление. 

После Нового года в региональном банке данных нашли мальчика из района – взяли на него направление. В районе врачи посмотрели на супругов округлёнными глазами – у ребёнка оказались серьёзные диагнозы. Усыновители расстроились, а врачи успокоили – отказные дети появляются в районе почти каждую неделю – только они не попадают в общую базу данных – их сразу забирают на опеку местные жители. Супруги оставили врачам свои телефоны, и через пять дней им сообщили: есть девочка, шесть дней от роду. Мама ребёнка написала в роддоме отказ, а позже подписала согласие на усыновление. Через две недели супругам дали посмотреть на девочку, но забрать её они смогли только через пять недель. Им повезло…

Сегодня в Алтайском крае действует множество общественных объединений, занимающихся сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей. По их мнению, ситуация с усыновлением и опекунством хоть и улучшается, но остаётся пока сложной – мешает неповоротливость государственной машины. С другой стороны, достаточно и тех, кто спекулирует на теме бездушного отношения государства к детям-сиротам.

Проблемы есть, но решить их можно только совместными усилиями – общества, власти, каждого неравнодушного человека. Не обязательно каждому оформлять опекунство – можно помочь так, как это каждому по силам – участием в акциях, волонтёрством. И, быть может, это сделает путь детей к приёмным родителям более коротким, а систему заботы о ничейных детях более душевной.

Мнение эксперта

Иван ЛЕЕР, главный врач Городской дет- ской инфекционной больницы №2 г. Барнаула:

– Задача врачей – обследовать ребёнка, дать медицинское заключение, полечить, если есть сопутствующая патология. Больше половины детей – до 80% приходится лечить – у «отказников» часто условия в семьях антисоциальные. Полностью здоровые дети попадают к нам крайне редко. Чаще всего наблюдаются респираторные заболевания, кожные болезни и задержка психического и физического развития.

Некоторые родители и бабушки ходят к детям, приносят передачки – мы это фиксируем, потому что, когда начинается судебное разбирательство, выступаем третьей стороной – нас спрашивают, интересовались ли ребёнком, пока он был в больнице.

В год через отделение проходит 100-120 детей. Некоторые попадают в больницу несколько раз – чаще всего из Дома ребёнка – там находится до 105 человек, и дети заражают друг друга. В больнице с отказными детьми работают врач, медсёстры, санитарки, няни, воспитатели и педагод-дефектолог. Сейчас в больнице находятся 4 ребёнка, неделю назад было 9, максимум в последний раз было 25 детей. Раньше детей было больше, но органы опеки работают быстро. Для детей есть игровая площадка, построенная на спонсорские средства, и игровая комната с сенсорным экраном.

Мнение власти

Ирина ДОЛГОВА, начальник Главного управления края по здравоохранению и фармацевтической деятельности:

– При формировании территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в крае установлены приоритеты для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Комплексная реабилитация детей привела к снижению их инвалидизации – у них появилось больше шансов обрести семью. Так, за семь лет только в бийском специализированном Доме ребёнка около 75% детей были переданы в семьи. Часть детей были усыновлены или даже возвращены в родные семьи. А в Кытмановском детском доме, вместимостью 24 ребёнка, за два последних года в семьи переданы 10 детей.

Фостерные семьи

Наталья ЮГОНСОН, руководитель Барнаульской городской общественной организации «День аиста»:

– Систему усыновления и опекунства в России нельзя назвать идеальной – ей не хватает пластичности. Для государства ребёнок – объект, который необходимо накормить, одеть, подлечить, обучить. Его психологические проблемы государство волнуют меньше.

Выходом могло бы быть переформатирование детских домов в службу устройства детей в семьи, которые проводили бы параллельную адаптацию ребёнка и приёмных родителей.

Промежуточным звеном могла бы стать фостерная (приёмная) семья, куда ребёнка отдают для подготовки передачи в семью. Фостерные семьи осуществляют профессиональное сопровождение ребёнка, выступают как воспитатели, активно взаимодействуют с социальными службами и органами опеки.

Ещё проблема – резкое изъятие ребёнка из семьи, к которой он как-то приспособился. У него есть какие-то ресурсы – соседка подкармливает пирожками, дедушка в деревне возит на рыбалку – есть целый круг родственников, соседей, знакомых. И вот ребёнка полностью изымают из этой системы. А ведь можно было найти ребёнку временную семью из числа знакомых ему людей, не ломая так резко его привычки и привязанности. У нас пока на это никто не обращает внимания.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество