aif.ru counter
58

Виталий РАССЫПНОВ. Эльвира (рассказ)

Она даже дочь свою ревновала, когда та сидела у отца на коленях, а тот что-то мурлыкал ей наподобие песни. Валентин и песен-то не знал, но обожал свою единственную дочь. Они жили с Эльвирой уже десять лет, но завести второго ребенка всё никак не решались. То не было своей квартиры, то надумали уезжать из деревни в город, то ещё какие-то причины.

Валентин работал водителем на грузовике в совхозе. Работа была для него всегда в радость. Он с детства мечтал водить машину, но надо было ходить в школу. А вот школу он не любил. Он был крупным здоровым парнем, а всё учился в шестом классе, потому, что его уже несколько раз оставляли на второй год. Вот он и перерос своих одноклассников.

Летом во время каникул он работал с мужиками в поле и выполнял любую работу как взрослый. А вот учиться он не хотел, и никакого интереса ни к какой школьной дисциплине, кроме труда у него не было. В мастерской он мог работать и после уроков и Семен Павлович, учитель по труду, всегда ставил его в пример другим, когда Валентин пилил, строгал, собирал какие-то нехитрые столярные изделия в школьной мастерской.

Как-то однажды мать разбудила утром Валентина и стала выпроваживать его в школу, и он сказал, - Лучше бы меня кто убил, чем идти опять в школу. Мать огрела его полотенцем по ушам, но сыну было нисколько не больно, и он как всегда с неохотой поплёлся на уроки.

Эльвира тоже не любила школу, хотя училась она хорошо. Не любила, потому, что её там девчонки и мальчишки дразнили немкой. Она действительно и была немкой, так как её родители были переселенцами с Поволжья. Немецких семей в селе было два десятка, и они были чужаками среди местного населения. Их во время войны эвакуировали в Сибирь, да так и оставили на многие годы.

После смерти великого вождя всем немцам разрешили ехать куда хочешь, кроме своей родины - Поволжья. Вот и потянулись российские немцы в Казахстан, поближе к тёплым краям. Но Андрей Триппель, отец Эльвиры не поехал со всеми. Он уже был старым, да и жена его Анна болела. Вот и приходилось Эльвире терпеть издевательства жестоких сельских детей, которые не принимали её в свой круг.

Валентин тоже был не местным. Его отец приехал откуда-то из-за Барнаула с большой семьёй, в которой Валентин был старшим ребенком. Кроме него было еще два брата и две сестры. Жили они бедно потому, что отец был горьким пьяницей, хоть и отличным сапожником. Все семья Хохловых жила в маленькой комнатенке, которую им сдавала одна добрая женщина.

Отец вскоре умер и мать с трудом кормила эту ораву, но она никогда не унывала и всегда была доброй и веселой. Ей приходилось работать на колхозной ферме с темна и до темна. В колхозе денег не платили, но давали продукты и молоко. Вскоре вся семья переселилась за реку, поближе к ферме. Бригадир разрешил поселиться в старой конюховке, где хранили заготовки для оглобель и дуг. Там сложили небольшую печку и утеплили дверь. Все-таки, это была крыша над головой, и можно было зимовать.

Школа оказалась далеко за рекой, но все пятеро одновременно ходить туда не могли по одной причине - не было обуви и одежды. На всех сразу не хватало. Старшему Валентину было труднее всех - он помогал матери в телятнике, да еще надо было присматривать за братьями и сёстрами. Ему и учить-то уроки было некогда.

Уже к 15 годам Валентин выделялся среди сверстников своим крепким телом и большими руками. Он никогда не унывал и не жаловался. И еще когда он улыбался, то на его щеках появлялись ямочки, и от этого лицо его было светлым и добрым. Вскоре эти ямочки стали сводить с ума всех деревенских девчонок. Но он стеснялся подружек и стыдился своей бедной одежды. Он мечтал поскорее выучиться на шофера и заработать себе на новые сапоги и пиджак с брюками. Но он был ещё молод и на курсы шоферов его не принимали.

Работал он в тракторной бригаде и деревенские водители часто доверяли ему свои полуторки и ЗИСы, зная, что Валентин любит технику и может с ней обращаться. Повестка в армию для Валентина была в радость и он, как и все деревенские парни, добросовестно отслужил три года. На службе он всё-таки выучился на шофера, и после демобилизации вернулся в свое село, где сразу же стал работать в совхозе.

В середине шестидесятых годов сельская жизнь стала налаживаться, уже строили дома для рабочих, в совхозе появилось много новой техники. Мать Валентина получила жильё в отдельном домике и теперь работала уборщицей в большой совхозной конторе. Братья и сестры выросли и уже самостоятельно зарабатывали себе на жизнь.

В это время и подружился Валентин с Эльвирой, которая вернулась из города и работала в совхозе помощником повара на полевом стане. Старшая повариха Полина Дмитриевна не могла не нарадоваться на расторопность и аккуратность Эльвиры. Она всё успевала и была всегда веселой. В городе она не могла оставаться потому, что болела мать и нуждалась в помощи. Все братья и сестры её разъехались по необъятной стране, и ей надо было помогать родителям.

Поженились Валентин и Эльвира осенью после уборки урожая и вскоре уехали в Казахстан, поближе к родственникам. Там бы они и жили, и трудились, но наступили времена перестройки, и в стране всё стало рушиться. И в первую очередь стали рушиться судьбы простых людей. Грязная и нудная работа, неустроенность быта и отсутствие перспектив улучшения стали причиной беспробудного пьянства, как при наличии повода, так и без.

Братья Эльвиры уехали в Германию на постоянное место жительства. Звали и её, но Валентин в это время стал пить и ему не давали визы. Да и немецкий язык он не хотел учить. Эльвира видела, как опускался муж, но сделать ничего не могла. Он каждый день приходил из гаража пьяным. Ругать его не открывался рот, потому что как только он входил в дом, то на его лице появлялась улыбка, за которую и любила его Эльвира.

Если Валентин еще, что-то соображал, то он просил поесть, и Эльвира кормила его, а сама только смотрела на него с укоризной и вздыхала. Дочь Лариса любила отца и пока была маленькой, всегда прыгала около него и прижималась к ногам. Валентин целовал дочку и подкидывал под потолок. Как только дочь стала понимать, что отец становиться пьяницей, она отстранилась от него.

А когда Валентин не стал приходить домой и его находили пьяным под заборами, Эльвира решила уезжать в Германию без него. Она развелась официально с Валентином, оформила все документы на выезд с дочерью в Германию и продала дом. Валентину она купила маленькую квартиру и оплатила за год вперед все коммунальные услуги. Когда жена с дочерью уехали, то Валентин сразу и не понял, что случилось.

Он продолжал пить, опустился ниже уже не куда, дома не ночевал, скитался, где придётся. В один из дней, протрезвев и, наконец-то, сообразив, что произошло, он написал Эльвире письмо в Германию. Эльвира читала письмо и уливалась слезами. Она ни на минуту не забывала Валентина и здесь в чужой для нее стране. Из рассказов, приезжавших на жительство земляков, она знала о Валентине всё.

Письмо всколыхнуло всё лучшее, что было у них в жизни с Валентином – как родилась дочка, как переехали из Сибири под Алма-Ату, как строили свой дом.

- Нет, не могу я его бросить на погибель, - решила Эльвира. С присущей ей энергией, Эльвира бросилась оформлять вызов Валентину в Германию. Она в совершенстве владела немецким языком, и только небольшой акцент выдавал в ней возвращенку. Вот теперь она с благодарностью вспоминала своих родителей, которые упорно учили своих детей родному языку.

Благодаря языку ей удалось быстро оформить все документы и купить билет на самолет из Алма-Аты в Ганновер. В Казахстан Валентину выслали вызов и сообщили номер телефона одного из братьев Эльвиры. Встречать его в аэропорту должна была дочь Лариса, которая уже имела автомобиль, а водить она научилась еще у отца.

Самолет прилетел вовремя и Валентин должен был выйти в правое крыло аэровокзала, но он что-то перепутал и вышел в левый выход. Не зная языка и без пфеннига в кармане, Валентин вышел на привокзальную площадь. Здесь его поразило огромное количество автомобилей всех мировых марок. Но где среди них искать авто встречающих? Что делать? Он растерялся и, понимая, что в своей нищенской одежде привлечет внимание полиции, стал искать выход из создавшегося положения.

В начале девяностых еще не было такого обилия мобильных телефонов, как сейчас, и тогда Валентин разыскал телефонную будку на самом краю автостоянки и стал поджидать какого-нибудь человека, чтобы тот позвонил. Тут к будке подошел пожилой мужчина, который вышел из машины. Валентин сунул ему под нос бумажку с номером телефона и жестом пригласил к телефону.

Немец оглядел Валентина как инопланетянина и попытался уйти, но тот его силой затолкал в телефонную будку. Немец сообразил, что тому надо позвонить, а языка он не знает, и денег на оплату разговора нет. На другом конце провода, что-то ответили, и немец передал трубку Валентину. Но из трубки была слышна только немецкая речь, а Валентин пытался на русском объяснить, что он уже прилетел и теперь ждет на автостоянке.

Потом в трубке послышались короткие гудки. Немца рядом с телефоном уже не было. - Ушел за полицией, - решил Валентин. Попробую узнать у таксистов. Он знал, что во всем мире на машинах такси есть «шашечки», и быстро отыскал такую машину. Водителю он теперь уже показал свой паспорт и Эльвирин вызов, где был указан адрес небольшого городка в часе езды от Ганновера.

А в это время дочь Лариса безуспешно пыталась разыскать отца в здании аэропорта. Она обошла зал встречающих, сделала объявление по радио и показала полицейским фото отца. Среди прибывших пассажиров была фамилия ее отца, но где он никто не знал. Таксист привез Валентина к дому и потребовал оплату, на что жестами получил отказ в виде вывернутого пустого кармана.

«Гут» и с паспортом Валентина таксист уехал в неизвестном направлении. Жена и дочь нашли Валентина около своего дома. Он стоял рядом с подъездом, в который его, конечно же, привратница не пустила, и он растерянно смотрел по сторонам. Он представлял собой жалкое зрелище.

Худой, с огромным руками, которые он всё время пытался спрятать в рукавах замызганного пиджака, с тусклым взглядом своих огромных серых глаз. Даже его ямочки на щеках скрылись в глубоких морщинах. Плакали все трое. Женщины от радости встречи и жалости к любимому человеку, а Валентин от пережитого страха, который он испытал, видимо впервые в жизни. Через пару дней немецкий таксист вернул паспорт и получил свою плату с извинениями и благодарностями.

Потом было русское застолье, были расспросы о жизни в Казахстане и был извечный русский вопрос – что делать дальше? Три месяца гостевой визы пролетят, и надо будет возвращаться обратно. Но куда? Всё решила дочь, которая лучше ориентировалась в немецкой жизни и в совершенстве владела языком.

- Мама! Вы должны вновь зарегистрировать с отцом свой брак, но уже здесь в Германии. Я не отпущу его обратно. Хотите, живите вместе, а нет - я сниму ему квартиру. С большими трудностями, но все немецкие формальности удалось утрясти. Валентин остался в Германии, но без языка нигде не брали на работу.

Выручила его профессия автомеханика, которая не требовала общения с автомобилем на немецком языке. Он стал работать у хозяина авторемонтной мастерской. Стал неплохо зарабатывать и через несколько лет купил себе квартиру в Ганновере. С женой они живут, но иметь собственные квартиры здесь престижно. Он перестал пить, но было несколько срывов, а после одной аварии с пожаром, прекратил пить даже пиво.

Сбылась его мечта иметь хороший автомобиль, и теперь он водит «Мерседес». И через десять лет он так и не выучил немецкого языка. А зачем? Теперь в Германии много русских, а если надо оформлять документы помогают жена и дочь. Эльвира стала настоящей немкой, но в душе все равно остались уголки далекой сибирской родины. Вот так и живут они счастливые, и вроде бы дома, но в чужой стране.

Об авторе

Рассыпнов Виталий Александрович. Родился в селе Сорочий Лог Первомайского района Алтайского края в 1945 году. Доктор биологических наук, профессор Алтайского государственного аграрного университета.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых