aif.ru counter
31

Петр БЛОХИН. Пацанёнок из будущего (рассказ)

Антошка и говорит:

- Смотри, Петька, вот мой дед – Ушаков Иван Алексеевич. Давай на нём покатаемся. На папиных плечах я катаюсь же. Вот и на деде покатаюсь. Он не обидится, может, даже обрадуется.

А я говорю:

- Давай. Только ты, Антошка, первый едь.

Антошка сел на лист с именами, прямо на деда задницей, и съехал. Карабкается назад, смеётся. Ну, я тоже сел и поехал. А жестянка тонкая, лёд с горки скарябывает. И он летит прямо в лицо. Я зажмурился и открыл глаза только, когда остановился.

А вокруг… Слева – зарево в пол неба, с права – ревёт что то, будто десять тракторов землю пашут, И грохот стоит, аж в ушах звенит. Я испугался, хотел назад бежать, а горки то нет!

Я как завоплю:

- Антошка! Антошка!!

И слышу сзади:

- Ух-ты! Да ты откуда взялся? Ну-ка, иди сюда!

Какой-то дядька, заросший весь, выскочил из ямы (я её и не увидел сразу). В каске (такая у нас в музее под стеклом лежит) и в грязном сером пальто с широким коричневым ремнём. И в эту яму меня уволок. А яма узкая, длинная, и в ней ещё много таких же мужиков сидит небритых. Увидели меня, глаз выпучили. А я свой лист всё держу. Они стали читать, ещё больше удивились. Там их имена написаны.

- Что это такое? - спрашивают.

А я говорю: - Это кусок с памятника. Победы, который погибшим поставлен. Воинам. Ну, на войне которые… и не вернулись больше. А они не понимают еще и опять спрашивают:

- Так ты откуда? - Из Советского. Раньше оно Грязнухой называлось. Я с Антошкой Ушаковым с горки катался на его деде, вот – Ушакове Иване Алексеевиче. Вот он, - и пальцем показываю на Антошкиного деда, на листе который написан. А тут мужик, который меня в яму затаскивал, как подскочит, как закричит:

- Ух-ты! Не знаю я никакого Антошки! А ты что, Ушаков? - Да нет, я Блохин. А Антошка – вот его внук. – И опять на лист показываю. А он тогда засмеялся, а у самого слёзы, и говорит - Живой ещё, живой. А Антошка – он как, в школу ходит? - Конечно, ходит, со мной во второй класс. Учительницу не слушает, и двойки у него есть, только не часто. А так ничего. Вот на деде с горки катается. Говорит, что дед добрый, не обидится.

А тут один из солдат говорит: - Братцы, так это же… никак… из будущего к нам пацанёнок попал! А другой, пожилой, с жёлтыми – жёлтыми зубами, скривился как-то: - Да брось ты! Не может такого быть! А остальные придвинулись ко мне и посмотрели, и руками ощупали, и спрашивают:

- Ты когда родился, в каком году? - В тысяча девятьсот девяностом. В сентябре. Все замолчали. А Антошкин дед протянул: - Да-а-а… А потом как грохнуло что-то! В спину меня толкнуло, сильно так. Не сильно твёрдое, не сильно мягкое. Поворачиваюсь – а это Антошка, прикатился и в спину – бах ногами.

И говорит: - Ты чего назад деда не тащишь? Теперь моя очередь ехать!

А я говорю: - Нет, Антошка, нельзя на деде кататься, хоть он и добрый.

 

Об авторе

Меня зовут Блохин Пётр. Мне девятнадцать лет. Я родился в с. Советское. Большую часть своей жизни живу в городе Барнауле. Литературой занимаюсь примерно с шести лет. В шесть лет, впервые участвуя в краевом литературном конкурсе «Слово», стал лауреатом.

Потом неоднократно занимал призовые места на различных конкурсах в России и на Алтае. У меня более двадцати различных дипломов. Три раза учувствовал в международных конкурсах, две золотых медали, бронзовая медаль и различные призы жюри.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых