aif.ru counter
34

Алексей БЛОХИН. Лебеди на Светлом

Есть у каждого из нас своё, личное отношение к понятию о красоте вообще и к отдельным её проявлениям. Кому ласкает взгляд белоствольная красавица берёзка, в сладкой истоме уронившая до самой земли густую лавину листьев - волос, или осенью, стыдливо-нагая и прекрасная, стоящая перед изумлённым взглядом, вздрагивающая на холодном ветру.

Кто-то ждёт первого проявления весны, хмельного угара рождающейся и обновляющейся жизни, и сам молодеет и становится лучше и чище от соприкосновения с вечной тайной жизни.

Другой любит печальную красоту осени, с её холодными яркими красками. И грустно, и хорошо, и хочется без причины плакать, и тянется душа человеческая обнять и приласкать каждую умирающую травинку, каждую улетающую птаху. Резанёт с побледневшего неба по сердцу журавлиный крик, и долго стоит человек, глядя в далёкое небо, полный невысказанных чувств и желаний.

Богата наша жизнь и необъятна, всему есть в ней место, и каждый найдёт в ней своё, неповторимое и прекрасное и, собранная в одно целое, красота природы нашей и жизни не может не захватить лишь человека ограниченного и злого.

Солнечным ноябрьским днём ехали мы в сторону Хуторков. Миновали Урожайное, и просёлочной дорогой, напрямую, пошли отмерять поворот за поворотом подмёрзшую колею, проторённую здесь проезжавшими до нас машинами. Дорога постепенно поднималась вверх, и взору открывалась бескрайняя картина нашей земли, окаймлённая с юго-востока неподвижной цепью зубчатых гор.

Вокруг простирались поля, разделённые на квадраты лесополосами. Густо заросшая березняком и тальниками, петляла между холмов светлая, говорливая речка Кокша. С правой стороны надвигался, своей могучей грудью раздвигая облака. суровый красавец Бобыр-ган. В редких колках, разбросанных здесь и там, в прозрачной белизне берёз, затаилась осенняя тишина.

Преодолев очередной подъём, мы оказались на вершине холма, с которого открылся вид на лежащее впереди, в глубокой котловине, озеро Светлое. На его поверхности во многих местах виднелись неясные тёмные и светлые фигуры. Рыбаки. Я выразил сожаление по поводу того, что нет с собой никакой снасти - можно было бы немного посидеть у лунки. Но уже через мгновение стало ясно, что на льду находились птицы.

Меня дружно подняли на смех, а потом кто-то сказал: -Лебеди! Мы прильнули к окнам и затем, в один голос, стали просить шофёра остановиться у озера. Подъехав и встав напротив, мы вышли из машины. Вид отсюда открывался красивый. Берег озера резко обрывался, с его крутого спуска в озеро текли многочисленные родниковые струи хрустально-чистой воды. Озеро замёрзло наполовину, с северной стороны по всей кромке льда длинной живой цепью сидели, стояли и ходили лебеди.

Некоторые грациозно повернули в нашу сторону головы, на крутых, длинных шеях, и перекликались между собою нежными серебряными голосами. Мы молча любовались открывшейся перед нами панорамой озера, окаймлённого березняком, сказочными царственными птицами, выбравшими эти места для своей зимовки.

И невольно в голове зарождались строчки:

Там, над озером, негромкий

Лебединый разговор.

Над берёзами прозрачными

Туманится простор.

Воздух ласковый, упругий

Под уверенным крылом.

С неразлучною подругой

Хорошо лететь вдвоём.

Мы насчитали тридцать шесть птиц. Все они были чисто - белого цвета, за исключением одной пары. Они стояли несколько в стороне. Окраска их была тёмного цвета, и только часть шеи и грудь выделялись своей чистотой. Растревоженные нашим присутствием, серые лебеди побежали, набирая скорость для взлёта, и тяжело и как бы неохотно, оторвавшись от льда, стали кружиться над озером.

Видя, что всё вокруг спокойно и что их примеру никто, за исключением нескольких уток, во множестве плавающих поблизости, не последовал, они, коротко переговорив, сделали несколько кругов и пошли на посадку. Вопреки ожиданию, сели они на лёд, скользя на лапах, как на лыжах и тормозя крыльями. Это получилось у них довольно ловко и красиво. Невольно возникла мысль: неужели найдётся человек, способный поднять руку на такое чудо?

На обратном пути мы снова проезжали по берегу Светлого. Утки самых разных размеров и всевозможной окраски суетились на водной поверхности. Лебеди отдыхали, сидя на льду и засунув свои головы под крылья. На нас они не обратили никакого внимания. Они верили, что мы не нарушим их покой, не сделаем им никакого зла. И от сознания невидимой связи между птицами и человеком, от этой близости и доверия, на душе стало чисто и празднично, и долгое время спустя возникал где-то в самом сердце негромкий серебряный звук: Лонг! Лонг! Лонг!

Об авторе

Меня зовут Алексей Блохин. Мне 59 лет. По образованию журналист. Я родился и вырос в сельской местности, в предгорье. Последние 10 лет живу в Барнауле. Стихи пишу с детства. Хочу представить на суд всем читателям «АиФ» свои произведения. Буду рад, если они вам понравятся.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых