181

Эхо Великой войны. В Барнауле открылась выставка о Первой мировой войне

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ-Алтай 06/08/2014
Ирина Заречнева / Из личного архива

Тихо-тихо звучит вальс «Амурские волны». Такой же старинный, как удивительные экспонаты выставки, которую барнаульский «Музей времени» открыл 1 августа и которая посвящена Первой мировой войне. Той забытой Великой войне, в которой погибли 1,7 млн русских солдат и офицеров и почти 2 млн российских мирных граждан.

– Когда мы только задумывали эту выставку, не было ещё событий на Украине, – говорит Сергей КОРЕПАНОВ, директор музея. – Мы хотели показать, что война – это чудовищное зло: её развязывает крупный капитал, страдают же люди. А жизнь показала, что прикосновение к событиям столетней давности не только поучительно, но и актуально.

Придумано для войны

Собранные музеем экспонаты – подлинные свидетели давних событий. Это вещи простые, недорогие, которыми пользовались каждый день.

Солдатские записные книжки, в которых заносились сведения о денежном довольствии, ранениях, участии в боях. Ополченский крест для головных уборов, кокарды, пуговицы, награды, в том числе самые почётные – медаль «За храбрость» и Геор- гиевский крест IV степени. Каска в отличном состоянии и настоящая казачья шашка. Индивидуальный санпакет: в пергаментной упаковке бинт, две подушечки, английская булава и инструкция пользования при сквозном ранении.

Немецкий бокал-»матрёшка» на двоих (вот оно, принципиальное отличие от русских традиций!) с портретами императоров Вильгельма и Франца-Иосифа и хвастливой надписью «Подымем чашу в железный век за железного героя».

Командирский свисток, звук которого поднимал солдат в атаку. Офицер свистел в него всё время, пока шли в наступление, чтобы подчинённые знали – командир с ними, рядом, впереди. Походная офицерская постель-раскладушка, она же – сундук, она же – письменный столик. Видимо, у неё было два хозяина: сбоку подписаны две фамилии. Одна из них – зачёркнута…

Закалённая сталь

Очень трогают образцы солдатского творчества. Оно всегда было во всех армиях мира. Вокруг – гибель, кровь, боль, а солдаты в минуты затишья между боями творят красоту. Например, потрясающий канделябр из пуль от винтовки-мусинки или пепельницу из гаубичной гильзы, чарку из взрывателя шрапнельного снаряда или кружку из донной части артиллерийского снаряда.

– Особенностью многих представленных здесь экспонатов является их доброт- ность, они и сейчас в прекрасном рабочем состоянии, – считает Генрикас НЕХВЕДАВИЧЮС, директор Музея археологии и этнографии Алтая АлтГУ. – Вотфранцузский бинокль. Его можно хоть сейчас брать и на войну ехать!

Посетители выставки тотчас поправляют: «Лучше на рыбалку!». Впрочем, кроме шуток: вещи начала прошлого века не потеряли своей функциональности и сегодня. Например, сапёрными лопатками времён Первой мировой, которыми солдаты не только окопы рыли, но и в рукопашных боях вместо штыков использовали, предпочитают пользоваться ребята краевого поискового отряда. Они только что вернулись из очередной экспедиции в Карелию, где искали останки советских воинов времён ВОв.

– В этих лопатках сталь-то какая закалённая! – говорит Анатолий МАЛЮТИН, известный алтайский краевед. – Универсальная вещь на все времена.

Дочь царского крестника

Удивительные истории могут поведать некоторые музейные экспонаты. Например, самодельный столик для карточных игр и письменный прибор, которые передала музею Наталья ПРИТВИЦ, кандидат технических наук, учёный-секретарь новосибирского Академгородка. Наталья Алексеевна долгие годы даже не догадывалась, что является внучкой барона, полковника Аркадия Павловича Притвица и дочерью царского крестника. Открыть семейную тайну невольно помогли немецкие журналисты, снимавшие фильм о сибирских немцах. Упоминание о женщине, носящей их фамилию, заинтересовало неведомых зарубежных родственников, которые и отыскали её.

Вообще Притвицы в начале прошлого века жили и в России, и в Пруссии. Поэтому во время войны русские служили Николаю II, а прусские воевали на стороне кайзера. Один из прусских Притвицев, кстати, отбил у казаков практически пленённого Фридриха II, за что был пожалован огромным замком. До сих пор в этом фамильном «гнезде» собирается вся семья, представители которой живут и в Австрии, и в Германии, и в Америке, и даже в Африке. Наталью Алексеевну, единственную живущую в России, теперь постоянно приглашают туда.

В советские годы в семье Натальи Алексеевны о «неприличном происхождении» не говорили даже между собой. И без того им как СОЭ (социально опасным элементам) приходилось несладко. Сначала выслали из Петербурга в Уфу. Затем, когда в годы ВОв Уфа стала режимным городом, – ещё дальше. Возить сундуки с дореволюционными вещами, конечно, было несподручно. Поэтому их оставляли у малознакомых людей, зачастую в сараях. Каково же было удивление Натальи Алексеевны, когда спустя 30 лет она находила по названным своей мамой адресам семейные реликвии в целости и сохранности. Кстати, ломбардный столик и письменный прибор дедушки-барона именно из такого народного схрона.

Музей идёт к людям

Сотрудники «Музея времени» собираются сделать выставку «Нет оправдания войне! И никогда не будет…» передвижной. Сначала экспозицию планируют показать на разных площадках Барнаула, а затем – в городах и сёлах края.

– Очень рассчитываем, что её с интересом будут посещать дети и молодёжь, – говорит Генрикас Нехведавичюс. – Ведь это очень важно для патриотического воспитания. Жизнь, в частности сегодняшние события на Украине доказывают: как только упускают момент такого воспитания – всё, фашизм на пороге.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах