Примерное время чтения: 9 минут
1717

Видела множество психозов. Психиатр написала книгу о поразивших ее случаях

Елена рассказала о сюжете книги, мифах вокруг шизофрении и изумивших ее случаях
Елена рассказала о сюжете книги, мифах вокруг шизофрении и изумивших ее случаях / Ольга Бессонова / Из архива героя публикации

«Шизофрения. История психиатра, оказавшегося на грани безумия» - так называется книга барнаульского доктора Елены Старенковой.

В основу сюжета легли истории пациентов Алтайской краевой психиатрической больницы им. Ю.К. Эрдмана и наблюдения автора, которая работает врачом в этой больнице. Молодой психиатр также ведет свой блог, который постепенно набирает популярность.

В интервью altai.aif.ru Елена рассказала о сюжете книги, мифах вокруг шизофрении и некоторых изумивших ее случаях.

Поможет психиатр, а не экзорцист

«Психозов я видела за свою работу множество,  – пишет Елена в своем Telegram-канале, – у молодежи и пожилых, у беременных, у женщин и мужчин, у «наших» больных и первичных пациентов, обрывающиеся одним днём и длящиеся месяцами. Но каждый психоз уникален, и каждый раз меня впечатляет эта клиника.

Возьмём условную женщину. Она жила, где-то работала, у неё была семья. Потом что-то случается и вот уже её ведут с руками за спиной два огромных сотрудника скорой помощи; она кричит, бранится, плюётся, кусается, пинает всех вокруг.

 «Это мои дети, отпустите! Твари! Вы сгорите! Я вас сожгу»

 «Это всего лишь ваши руки»

 «Мои руки, мои крылья, мои дети! Не смейте! ***»

Так и опишем: аффективно заряжена, речь не по существу, агрессивна, громко бранится, вербальной коррекции не поддаётся, критики нет. В такие моменты понимаешь, откуда берётся вся эта ересь про «экзорцизм» и «изгоняя дьявола...». Правда похоже. Человеку, который не знаком с психиатрией, крайне сложно представить, что здесь обошлось без бесовщины.

Другая условная девушка. Училась, встречалась, жила. И вдруг, ни с того ни с сего, замирает, неадекватно себя ведёт, прислушивается к чему-то, прячется, боится кого-то, кого не видит больше никто.

Третий случай. Мужчина - бывший банковский работник. Вдруг вырубает сеть в компании, начинает громить компьютеры, и всё вокруг. Кричит что-то про слежку и «вам это ещё аукнется!».

Или вот пожилая женщина в течение жизни «принимала на грудь», а под старость и вовсе ушла в запои. Теперь видит змей, вползающих в окна, насекомых и несуществующую живность, которые пугают её до чёртиков.

Всего несколько кубов препарата могут оборвать тот кошмар, в котором пребывает человек. Для нас его возбуждение, галлюцинации, бред, страхи, тревога - всего лишь симптомы конкретных заболеваний, мы знаем, что случилось, и как это лечить. Для пациента же - это непрекращающийся фильм ужасов, в котором он - главный герой. 

Великая, всё-таки, психиатрия. Раньше я этого не понимала, и только с течением лет в этой специальности я осознала, насколько она великая».

Не хотят сбегать

«На днях ко мне в отделение приходила группа студентов-юристов. Судя по всему, в подобном нашему учреждении они были впервые, и мне нужно было показать отделение и ответить на интересующие их вопросы. Как-никак, с юристами психиатры плотно сотрудничают, стало быть, будущие помощники пришли.

«А на случай, если пациент буйный, у вас есть в отделении тревожные кнопки?» - десяток пар глаз заинтересованно уставился на меня, а начмед, стоя чуть поодаль, заулыбалась.

«У меня из тревожных кнопок санитар», - я тоже улыбнулась, понимая, насколько студентам некомфортно у нас в психиатрии.

 «А в чисто женских отделениях санитары есть?»

 «Нет. Только санитарки»

«И как тогда?»

 В памяти невольно всплыл случай, когда я и сама работала медсестрой в остром женском отделении. Тогда поступила пациентка в психозе, которая габаритами значительно превышала меня, да и всю мою смену вместе взятую. В тот раз фиксировали вшестером, а у меня появились первые «боевые» ссадины. Но такие истории скорее исключение из правил, нежели закономерность.

 «Ну..., - и я на секунду задумалась. - Ловкость рук и никакого мошенничества».

«А пациенты сбегают?»

 «Сбегают те, кто лечится недобровольно, остальным бежать не хочется. Вы, наверное, заметили, что мы не тюрьма - у нас нет решеток нигде кроме туалета и наблюдательных палат…».

Вот она стигматизация. Тревожные кнопки, решетки, побеги - кажется, не психбольница, а почти Шоушенк. На самом же деле, у нас спокойно, а порой даже весело - я читаю лекции по психообразованию, соцработник проводит тренинги, психолог занимается диагностикой и тестированием, а иногда к нам даже приходил баянист. Неужели есть чего бояться?».

Нужен «психпросвет»

Арина Колокольцева, altai.aif.ru: Елена, для многих из наших читателей диагноз, связанный с психиатрией – нечто страшное, что стоит скрывать. А сама больница - «психушка» за высокими заборами, куда не стоит попадать…

Елена Старенкова: Да, в представлениях людей много штампов. Чтобы уговорить человека прийти на прием к психиатру, нужны какие-то титанические усилия, эта область очень стигматизирована, люди просто боятся. Травки пьют, к знахаркам идут, лишь бы не к врачу. Кто-то ищет ответы в сети. Но найти информацию о психиатрических заболеваниях в интернете – легко, а вот разобраться в ней – практически нереально.

- Как много людей сегодня страдают психическими расстройствами?

 - Официальная статистика, на мой взгляд, даже преуменьшена. Вокруг много людей, которые в нее не вошли, а также родственников заболевших, которые не осознают необходимости лечения. Именно поэтому я стала рассказывать об этом в своем блоге легко и доступно, называю это «психпросветом». Люди начали задавать вопросы о диагнозах и лечении, я стараюсь просто отвечать, при этом мягко.

Не застрахован никто

- В вашей книге все истории реальны?

- В основном. Но я предприняла все меры предосторожности, чтобы не раскрыть врачебную тайну и никто не смог догадаться, о ком именно я рассказываю. Изменены не только имена, но и некоторые сюжетные линии. История о психиатре, который сам сошел с ума - тоже выдумка.

- А может ли психиатр сойти с ума?

- Конечно, от этого не застрахован никто. В последнее время стало больше расстройств невротического спектра. Много стрессов было во время ковида и постковида, сейчас - в связи с последними политическими событиями в стране и мире.

- Судя по одному из рассказов в вашей книге, шизофренические мысли могут появляться чаще всего, когда рядом живет больной на голову родственник?

- Был такой случай интересный в моей практике. Поступила пациентка, которая на приеме говорила о слежке за семьей, об угрожающем наблюдении. Казалось бы, был типичный случай расстройства шизофренического спектра. Но в больничной палате женщина в следующие дни стала вести себя нормально. В результате наблюдений комиссия пришла к выводу, что женщина не была больной, но при этом при поступлении в больницу вовсе не играла в шизофреничку, говоря, что за ней непрестанно следят. Выяснилось после разговора с родственником по телефону, что навязчивые мысли были у него. А у нашей пациентки редкое заболевание, при котором симптомы бреда перенимаются от другого человека...

Разрушение мифов

- Елена, а правда ли, что осенью и весной больше обострений?

- Если говорить о пациентах с шизофреническим диагнозом, то я как врач такой зависимости погодной не наблюдаю.

- Какие еще мифы приходится вам развенчивать?

- Например, о том, что шизофрения не лечится - это миф, что шизофреники – опасны и агрессивны - тоже миф, чаще это интеллигентные люди. Мнение, что с шизофренией не устроишься на работу тоже спорно, есть только очень узкий спектр таких специальностей запретных. Также миф, что после лечения – станешь «овощем»: современные препараты не имеют пугающих побочных эффектов и т.д.

- В одном из своих постов вы разоблачает миф о гипнозе, при котором человек якобы погружается в прошлые жизни…

- Некоторые гипнотизеры, собирая с людей деньги, утверждают, что при помощи «регрессивного гипноза» они «вспомнят» свои прошлые жизни и получат полезные инсайты. Это просто фуфлогипноз. Да, картинки, воспринимаемые мозгом за правду действительно бывают, но реальными не являются.

Продолжение следует

- Слышала, что скоро выйдет уже вторая ваша книга. О чем она?

- О проблемах, с которыми сталкиваются пациенты врача-психиатра. Если первая книга – это, по сути, мягкий психпросвет, то новая, которая выйдет в январе - «тяжелая артиллерия». Буду говорить на реальных историях о сложностях взаимодействия пациентов с обществом, с врачами и т. д. В конце будут даны рекомендации, как самим больным, так и их родственникам.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах