aif.ru counter
120

Полвека назад в Барнауле было четыре светофора

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. АИФ-Алтай 30/06/2010

Привычными стали светофоры со звуковыми сигналами для слабовидящих людей и табло обратного отсчета секунд до переключения сигналов. Для ветерана Великой Отечественной войны, 18 лет проработавшего в ГАИ Андрея Федотова эти изменения в организации дорожного движения являются добрыми. Ведь он еще застал время, когда во всем крае число светофоров можно было сосчитать на пальцах одной руки. Накануне профессионального праздника ГИБДД (3 июля) он рассказал, чем были озабочены сотрудники ГАИ полвека назад.

От рядового до лейтенанта

– Андрей Ипатьевич, как для вас началась война?

– В феврале 1943 года мне исполнилось 17 лет, а в октябре призвали в армию. До этого все лето нас в колхозе уже обучали военному делу вернувшиеся по ранению с фронта мужчины. Нас отправили на Дальний восток, на станцию Даурия в стрелковую дивизию. Так как у меня было образование семь классов – определили в связисты. Основная задача батальона связи – обеспечивать связь между командованием дивизии и командирами подразделений.

Тянули провода, сидели в палатках, домах, где придется на телефонных аппаратах. У меня был список командиров по номерам – вызывали к аппарату «пятого», «десятого», фамилии произносить запрещалось. Когда началась война с Японией, в составе дивизии наступали в Манчжурии – получил медаль «За боевые заслуги» и Орден Отечественной воны. Стал сержантом, потом ефрейтором.

После капитуляции Японии прошел шестимесячные офицерские курсы в Чите и получил звание младшего лейтенанта. Продолжал службу на Дальнем Востоке. А в конце 50-х, ушел из армии по сокращению, как многие другие. В этом было одно преимущество – увольняемым офицерам на новом месте жительства должны были в трехмесячный срок предоставлять квартиру. Сначала хотел поселиться в Воронеже, но жена настояла вернуться на Алтай. Тогда она еще сказала, что в Барнауле хоть и не за три месяца, но за год квартиру можно получить. И, правда, год прожили на съемных квартирах, а затем нам дали жилье на Потоке.

– А как вы пришли на работу в ГАИ?

– Когда вставал в военкомате на воинский учет, сказали что есть заявка для офицеров на работу в милиции. Я сходил в краевое УВД, со мной побеседовали, а когда узнали, что в армии я научился водить автомобиль – предложили пойти на работу в ГАИ. Приняли меня на должность инспектора дорожного надзора, но с первых же дней поручили заняться в управлении организацией движения в городе Барнауле. Так я стал ответственным за светофоры, дорожные знаки, разметку, дорожное покрытие.

И практически все время работы в ГАИ, вплоть до выхода на пенсию в 1978 году с должности замначальника краевого ГАИ, я занимался именно этим.

– Каким был Барнаул в 1960 году с точки зрения дорожного движения?

– Светофоров в городе было мало – всего четыре штуки. Причем первый светофор появился на пересечении проспектов Строителей и Социалистической. Второй светофор – на перекрестке Ленина и Никитина. Постепенно светофорами стали заполнять все участки в городе. Их заказывали в Москве, потом распределяли по самым сложным перекресткам. Но с поставками светофоров были проблемы – присылали всегда меньше, чем заказывали, и то и не всегда. Однажды даже заказали опытную партию светофоров нашему радиозаводу.

Со временем модели светофоров менялись, и сейчас они намного ярче и красивее, чем были тогда. Другой аспект работы – дорожные знаки. Мы их также заказывали в Москве, определяли места установки. Старались не злоупотреблять запрещающими знаками – ставили их редко – в основном обходились предписывающими и предупреждающими.

Прежде чем поставить запрещающий знак – выезжали на место и на себе проверяли, как он будет работать – какие объездные пути выберет водитель, когда здесь будет висеть знак. Позже стали появляться светофоры и по краю. Основные работы были связаны с городами края – Рубцовском и, особенно, Бийском, где была насущная проблема упорядочивания движения с помощью светофоров.

Были и забавные случаи. Когда в Горняке повесили первый светофор – его укрепили не на столбе, а на подвесном тросе через перекресток. Местные бабушки долго удивлялись и не могли понять, почему перед перекрестком стали останавливаться автомобили – раньше такого никогда не было.

На дежурство на попутке

– А были тогда пешеходные переходы?

– Пешеходные переходы были, но знаков «Пешеходный переход» не было. И не было краски, чтобы наносить разметку. Поэтому мы заказывали круглые алюминиевые колпаки, которые прибывали к асфальту по краям перехода. Это не просто, но все-таки обозначает переход, заставляет водителей снижать скорость. Сейчас все намного лучше – есть краска для разметки, есть знаки. Еще бы больше дисциплины водителям привить в их соблюдении.

– А много машин было в Барнауле и Алтайском крае в 60-70-е годы?

– Поначалу немного. В основном грузовые, немного такси, служебные «Волги» и «Победы». Немного «Москвичей» 400, 401 моделей в частных руках. Массово частный транспорт стал появляться позже – когда стали активно выпускать «Москвичи» 408 и 412 и «Жигули» первых моделей. Да что говорить, поначалу автомобилей не было и у ГАИ. На весь Центральный район Барнаула – только одна «Волга» у начальника, а инспектора либо на мотоциклах, либо пешком.

А зимой на мотоцикле не наездишься. На место ДТП приходилось выезжать на попутных машинах. Не хватает культуры вождения

– Машин мало, значит, все улицы были ровненько асфальтированы?

– Не все. Полностью был заасфальтирован Ленинский проспект, а вот на Красноармейском проспекте асфальтовое покрытие было только до улицы Партизанской – ниже, в сторону Барнаулки – щебенка. Такое же покрытие вело на гору. Причем, чтобы с Красноармейского попасть на Змеиногорский тракт, надо было свернуть на Социалистический, доехать до его конца и там подняться в гору.

Когда встал вопрос организации прямого пути с Красноармейского – нашлись противники асфальтирования дороги ведущей на подъем. Дело в том, что во время дождя, на льду машины с трудом въезжали в гору по щебенке, и некоторым казалось, что при асфальтовом покрытии въехать будет еще трудней. Пришлось доказывать в горисполкоме, что сцепление с асфальтом у автомобилей будет выше, и они смогут проехать в любое время года и любую погоду. Так же приходилось решать вопросы с дорогами по краю.

До Рубцовска вела грунтовая дорога, и порой до Барнаула оттуда добирались два дня. Теперь же по бетонной дороге, покрытой асфальтом, можно доехать в считанные часы. А первый опыт прокладки дорог в сочетании бетонного основания и асфальтового покрытия мы применили на трассе от Барнаула до Баюновских Ключей. Очень хорошо получилось – и надежно, и мягко.

– Испытывала ли тогда ГАИ кадровый голод?

– Нельзя сказать, что людей не хватало, но их в автоинспекции было мало. В каждом районе была своя служба ГАИ. Потом службы объединили, а сейчас существует уже полк дорожно-постовой службы – что еще лучше. Такое подразделение может оперативно решать любые задачи хоть в краевом центре, хоть за его пределами.

И автомобилей сейчас у ГИБДД достаточно, не приходится инспекторам зимой целый день на улице мерзнуть, как это было в наше время. Другое дело, что число машин в крае резко увеличилось, а культура поведения на дороге не возросла – поэтому у нынешних инспекторов так же много работы, как и у нас 50 лет назад.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах