aif.ru counter
48

Из-за равнодушия властей барнаульский ветеран-герой вынужден жить в развалине

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. "АИФ-Алтай" 01/02/2010

Барнаульский ветеран и инвалид войны Михаил Сабодров, имеющий четыре фронтовых ранения и контузию, награжденный орденом Красной Звезды, двумя медалями «За отвагу» и медалями за взятие Будапешта и Вены, в свои 85 лет вынужден коротать дни в холодной 100-летней избушке.

От дивизии осталась рота

Разваливающийся домик на улице Конституции, температура в комнате около плюс 10 градусов, скоромная обстановка, китель с медалями на стуле, в кресле тепло одетый сидит ветеран. Михаил Андреевич редко выходит из дома и не ходит на праздники – левая нога после фронта плохо работает – война напоминает о себе.

Михаил Сабодров родился в селе Калманка в ноябре 1924 года. В семье было трое детей – помимо Михаила Андреевича еще две сестры. Вскоре переехали в Барнаул – отец работал на закладке Меланжевого комбината, а мать занималась домашним хозяйством.

Однажды воскресным утром на улице услышал из репродуктора сообщение наркома Молотова о том, что началась война. Через пару месяцев в армию забрали отца – его признали годным к нестроевой службе и направили в стройбат в Новосибирск строить заводы. А 10 августа 1942 года в РККА призвали 17-летнего Михаила – отправили в Новосибирск, где формировались маршевые части для отправки на фронт. Получив обмундирование, сходив в баню и поужинав, парни поутру грузились в вагоны и отправлялись навстречу своей судьбе.

Первое и очень яркое впечатление Михаила на линии фронта – полностью разрушенный город Вязьма. Здесь шли кровопролитные бои на Ржевском плацдарме, и потери советских войск, упорно в лоб штурмующих укрепления немцев, были колоссальными.

Сменив разбитые части, 82-я стрелковая дивизия, куда был определен Михаил Сабодров, заняла окопы.

На второй день после прибытия стрелковой дивизии дали приказ штурмовать позиции немцев. Вечером накормили, а в шесть утра началась артподготовка. Солдаты готовились к атаке – пожилые солдаты прямо в траншее переодевались в чистое белье – знали, что идут умирать. По сигналу красной ракеты бойцы с винтовками и примкнутыми штыками пошли в атаку. Добежали до немецкой траншеи и с боем заняли ее. Стали готовиться к контратаке противника. И она не заставила себя долго ждать. Танки немцев докатились до траншей и стали утюжить солдат гусеницами. Остатки дивизии отступили к своим позициям – из 16 тысяч человек в строю осталась только рота – не больше 200 человек.

На другое утро пришел приказ: опять идти в атаку. Людей уже нет – стали снимать и направлять в окопы поваров, рассыльных, почтальонов. Опять пошли в бой, и тут перед немецкими траншеями Михаила Андреевича ранило в левую ногу – пуля раздробила голеностопный сустав, перебила малую берцовую кость. Санитары, медсанбат, потом длительное лечение в госпитале Кисловодска.

От Сиваша до Севастополя

После лечения его направили в батальон для выздоравливающих, потом на Центральный фронт, на 2-й украинский фронт. В апреле 1944 года в составе 4-го украинского фронта Михаил Сабодров принимал участие в освобождении Крыма. В это время он был старшим сержантом и командовал батареей 82-миллиметровых минометов в 417-м отдельном полку. В ходе двухчасовой артподготовки сравняли с землей передний край обороны немцев и с короткими боями прошли от озера Сиваш до Севастополя 250 километров, освободив Джанкой, Бахчисарай, Симферополь. Однажды один из минометов батареи Михаила Андреевича разорвало – боец в спешке кинул в ствол миномета две мины – весь расчет погиб. В другом бою осколки от близкого взрыва вражеской мины вонзились в «мягкое место» сержанта, лежащего на земле. Ранение было не тяжелым, но конфузным, а 15 осколков извлекли из мягких тканей уже в Барнауле после войны.

Сопротивление фашистов слабело, но опасностью было не столько сопротивление немцев, которые отходили, сколько бандитизм и диверсии крымских татар, служивших в национальных частях СС. Бывало, вырезали по ночам целые подразделения численностью до роты, пока солдаты спали. В боях за Крым части пехоты поредели, повыбивало многих командиров, и старшего сержанта Сабодрова перевели в пехоту.

Бои за каждый дом

После освобождения Крыма часть перебросили в порт Констанца в Румынии. В составе стрелкового корпуса она прошла Чехословакию, где Михаила ранило еще раз, вышла оттуда в Венгрию и принимала участие в освобождении Будапешта. Одна из медалей «За отвагу» у Михаила Андреевича именно за этот город. Немцы в Будапеште были окружены и сопротивлялись отчаянно. Шли горячие бои за каждый квартал и дом венгерской столицы. Будучи командиром стрелковой роты младший лейтенант Михаил Сабодров не раз сталкивался с фашистами на короткой дистанции – то они были в доме напротив, то прямо за стеной – кинжальный огонь, разрывы ручных гранат были губительны для обеих сторон. Спасала хладнокровная смелость, реакция и расчетливость. Раз здоровый фашист выскочил в дверном проеме лицом к лицу с младшим лейтенантом. Одновременно оба нажали на спусковые крючки автоматов, но Михаил успел отклониться от направленного на него ствола и фашист был убит.

В апреле 1945 года Михаил Андреевич освобождал Вену. Рассматривать красоты древней австрийской столицы было некогда – шли бои. И тут его ранило в последний, четвертый раз. Ранение было тяжелым – в бедро левой ноги. Сначала направили в госпиталь в Братиславе. Однажды майским днем в палату вошла медсестра и произнесла: «Война кончилась». В здании напротив госпиталя стояла часть МВД – они достали откуда-то несколько бочек вина и угощали всех желающих – раненые из окон на бинтах спускали вниз котелки, миски, кружки, которые тут же наполнялись вином. Радость в тот день была всеобщей.

Четверть века в ДОСААФ

Через месяц на санпоезде Михаила Андреевича перевезли в Харьков, где он пробыл еще два месяца. Потом выписали и предложили остаться в армии. Но он выбрал демобилизацию домой. По дороге в Барнаул заболел малярией – сказалось напряжение долгих военных лет. Пока шли бои – никто не болел, как они закончились – пришли все накопившиеся болячки.

В Барнауле младшего лейтенанта поместили в госпиталь, устроенный на базе 27-й школы. Михаил лежал именно в том классе, где учился в последний год перед войной.

Пришел после выписки домой, а на второй день вернулся из Новосибирска отец. В апреле 1946 года Михаил Сабодров устроился на работу в ОСОАВИАХИМ, позже ставший ДОСААФ. Здесь он проработал 25 лет – инструктором, начальником краевого стрелкового клуба, председателем Октябрьского райкома ДОСААФ. Получил даже награду от маршала Буденного за активную работу. В начале 70-х годов Михаил Андреевич перешел на работу в Алтайский сельхозинститут, где проработал преподавателем на кафедре физвоспитания до пенсии.

Старый дом на улице Конституции купили всей семьей в 1950-м году – немного починили, сделали пристройку. В нем родились двое детей Михаила Андреевича – сын и дочь. Правда, сын умер, не дожив до сорока лет.

А сегодня в доме их только двое – два ветерана с инвалидностью второй группы. Бабушка Антонина с 16 лет работала на Станкостроительном заводе, выпуская патроны для фронта, для будущей победы. Но сегодня ни она, ни Михаил Андреевич уже не в силах содержать дом, фундамент и крыша которого разваливаются. Все попытки пенсионеров достучаться до властей пока безуспешны: раз у них свой дом – помощь им никто не окажет. Они были нужны тогда – во время войны, а сегодня они лишь могут помешать помпезно справить 65-летие Великой Победы… А может Сабодровых все-таки услышат?

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество