aif.ru counter
28.08.2019 13:06
Светлана ВИКТОРОВА
216

Мастер пути. Как Владимир Владимирович «прикипел» к рельсам

Виталий Субботин / АиФ

С некоторых пор коллегам по работе  железнодорожника  Луценко понравилось  подчёркнуто обращаться к нему на «вы».

«Владимир Владимирович, а каково ваше мнение по этому вопросу?»… «Владимир Владимирович, что скажете?»… «Владимир Владимирович, распоряжения будут?»…

Но и не окажись наш сегодняшний визави тёзкой президента страны, к нему обращались бы так же (разве что без «подчёркнутой» интонации), и с теми же вопросами. Потому что Владимир Луценко - человек на станции Язевка-Сибирская авторитетный, он  дорожный мастер пути. Мастер по должности и мастер первого класса по уровню профессионализма, что он трижды подтверждал в ходе ведомственных конкурсов Барнаульской дистанции пути.

Фото: АиФ/ Виталий Субботин

Лучшая «профориентация»

Владимир родился в Казахстане на стыке 1977 и 1978 годов. Фактически – 31 декабря, документально – 1 января. Профессия железнодорожника для  него была предопределена «с младых ногтей»: отец – машинист тепловоза, мама – повар …в железнодорожной столовой. Подросши до «свободы передвижения», сын любил бывать у родителей на работе, особенно у отца.

«Постоять рядом с тепловозом для меня, мальчишки, уже был восторг, а оказаться в его кабине, вообще  счастье», - признаётся Владимир за давностью лет, так как такие «экскурсии» были и есть под запретом в силу строгих правил безопасности на железной дороге.  

Но эти нарушения правил оказались лучшей профориентацией,  и следующим учебным заведением после общеобразовательной школы для Владимира естественным образом стало железнодорожное училище. Выйдя оттуда помощником машиниста, он два года отработал по специальности в локомотивном депо Алма-Алты. Работал бы и дальше: жизнь на железных колёсах; убегающие вдаль рельсы; многоголосие  станций моментально «проникли в кровь», невзирая на отягчающие факторы в виде изнуряющего летнего зноя или  ядрёной зимней зыбкости в многотонной железной махине.

Но на переломе веков - общеизвестный факт - в Казахстане стало неспокойно, в первую очередь для русскоязычного населения. И  Владимир решил уехать на родину любимой девушки – на Алтай. Новым местом жительства стало село Кашино Рубцовского района.

Фото: АиФ/ Виталий Субботин

С «корочками» помощника машиниста и в статусе демобилизованного «срочника» в 2003 году он – в виду отсутствия вакансий по «профилю» - устроился стажёром на работу Рубцовскую дистанцию пути(ныне Барнаульская дистанция пути).

Потом был Новосибирский техникум железнодорожного транспорта (филиал в Новоалтайске), курсы  Новокузнецкой дорожной школы, и в 2005 году  Луценко стал бригадиром пути, а вскоре мастером.

Геометрия колеи

«Головная боль» дорожного мастера пути – текущее содержание железнодорожного  полотна и его основания, обеспечение безопасности бесперебойного движения поездов с установленными скоростями. В постоянном, ежесуточном, ежедневном режиме он ответственен за своевременное выявление и устранение неполадок на вверенном участке пути, а их может быть множество - просадка полотна, ушерение колеи, излом рельса, износ шпал и т.д. На мастере пути -  расстановка рабочих и бригад, контроль за соблюдением технологических
процессов и  их совершенствование.  

В зоне ответственности Владимира Луценко - 30 километров путей и станция Язевка: она вообще небольшая – три пути, один из них главный – но хозяйство всё - равно хлопотное. В его подчинении – десять монтёров пути и бригадир.

«Проверка состояния железнодорожного пути регламентируется ведомственными нормами железнодорожного транспорта и представляет собой непрерывную последовательность операций разной степени частоты, -  рассказывает Владимир Владимирович – Для этого мы используем различные мобильные средства измерения. Аппаратура у нас на дороге современная, умная. Представляете, едет вагон, «нашпигованный» автоматикой, и «считывает» геометрию рельсовой колеи, отклонения от паспортных характеристик устройства пути; ведёт видеофиксацию. А вагон-дефектоскоп ультразвуком «светит» рельсы на предмет внутренних повреждений…Я периодически езжу в Казахстан к родственникам, встречаюсь там с товарищами по первой работе, и могу сказать, что российские железные дороги далеко вперёд ушли. Рассказываю коллегам, какими способами мы состояние пути проверяем, они по - хорошему завидуют».

Фото: АиФ/ Виталий Субботин

«Но оснащение оснащением, а без опытного человеческого глаза всё - равно никуда, - добавляет Луценко. – Путевые обходчики обязаны дважды в неделю проводить  натурные визуальные осмотры, плюс ещё есть контролёр состояния дорожного пути, да и мастер обязан с определённой периодичностью лично проверять состояние вверенного участка. Встаёшь и идёшь, и смотришь внимательно, в том числе на насыпи, откосы, водопропускные устройства – основание пути, которое «рельсовые» мобильные устройства не видят. Так что работа у нас не только ответственная, но и местами тяжёлая, даже изнуряющая. Особенно зимой, когда то снегопад, то метель… Не все выдерживают, но я как-то быстро к пути душой прикипел. И коллектив у нас хороший сложился».

И отличный «коллектив» сложился у Владимира Владимировича дома. Любимая девушка, за которой он когда-то приехал на Алтай, давно жена и коллега: Евгения - дежурная стрелочного поста. В семье трое детей – дочь (уже студентка) и два сына, младший из которых пока держит маму в декретном отпуске. Так что есть кому династию железнодорожников Луценко продолжать.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество