aif.ru counter
103

Наставник по призванию: железнодорожник рассказал о работе сортировщика

Виктор Крутов / АиФ

На работу к Герману Титову просто так, мимоходом, не заглянешь. Работает на особом объекте - на станции Алтайская, оператором сортировочной горки. А ещё он и наставник - не по должности, скорее, по призванию.

В честь космонавта № 2

Один из сыновей в семье Степана Титова, что жила  в Заринском районе, родился в 1962 году. Имя  ребёнку заранее не выбирали, и медперсонал   роддома легко «убедил» родителей новорожденного, что назвать его непременно  стоит  Германом. Имя космонавта № 2, уроженца Алтая Германа Титова уже несколько месяцев  знала вся планета.

Несмотря на полную «тёзкость», наш герой полётами  к звёздам не «заболел». Не витая в небесах, он окончил восьмилетку (семья к тому времени  переехала в Новоалтайск), и пошёл в барнаульское профессионально-техническое училище, получать сугубо практические навыки экскаваторщика. После добросовестно отслужил срочную на флоте (туда тогда ещё призывали на три года), вернувшись домой, устроился работать по профессии, женился…  С проторенного пути Германа  «сбили» родственники.

«Так получилось, что мои родные брат и сестра стали железнодорожниками: он был маневровым диспетчером, она – вагонницей, - рассказывает Герман Степанович. - На любой семейной встрече разговор обязательно сбивался на железную дорогу, так  я и оказался вовлечённым в эту «тематику». И ещё теща моя  работала в техотделе на сортировочной горке… В 1991 году там освободилась вакансия оператора, я успешно прошёл стадию ученичества, и уже двадцать девять работаю на одном и том же месте».

Фото: АиФ/ Виктор Крутов

Это место – станция Алтайская, но в буквальном смысле четыре года назад старую сортировочную горку закрыли, и оборудовали новый пост - в полном соответствии с современными железнодорожными технологиями. «Сидишь в тёплом светлом  помещении у компьютеров, и дистанционно контролируешь весь процесс – красота!», – улыбается Титов.

«И ищи его в тумане»

В обязанности оператора входит расформирование поездов, приходящих на станцию, и формирование составов, уходящих с неё.

«Раньше всё это делалось в ручном режиме в прямом смысле этого слова, - объясняет собеседник. - Берёшь сортировочный лист, и смотришь, куда этот вагон, куда другой, а грузопоток был от полутора до двух тысяч вагонов за смену. Их нужно растащить или сцепить, отправить в нужное направление, да ещё с нужной скоростью, чтобы ушли в Алтайской в целости и сохранности…. Как вспомнишь - снег, метель, стрелки не переводятся: намаялись и операторы, и другие работники горки. Провожаешь глазами каждый вагон - куда пошёл, как; а в тумане не видно ничего… Дело прошлое, но, бывало, уезжал  какой-нибудь неизвестно куда, приходилось потом по разным станциям искать. А сейчас везде автоматика, всё у оператора на экране, а если случайно «заяц» на чужой путь убежал, компьютер немедленно сигнализирует. Конечно, пришлось осваивать, но железная дорога это вообще такое производство, что постоянно нужно учиться чему-то новому, повышать квалификацию».

Оператор должен знать!

У самого Германа Степановича первый ученик случился четверть века назад, точнее, ученица. Это была знакомая семьи, поэтому он не стал «отбиваться» от наставничества, хотя это лишняя ответственность, и не каждый готов её взять на себя. Экзамен женщина сдала успешно, с тех пор работает оператором. Потом ему доверили ещё одного стажёра, и ещё, и он   «втянулся» - понравилось посвящать молодых в тонкости профессии.

«Часто бывает, что стажёр изучил все инструкции, посмотрел со стороны на работу, и радуется: «О, я уже всё понял!», - рассказывает Титов.- А я ему: «Не торопись! Я тебе сейчас Библию оператора сортировочной горки начну растолковывать, а она более объёмная, чем все изученные тобой инструкции вместе взятые». У нас нюансов  в работе очень много. И я считаю, что если даже какая-то нестандартная  ситуация  может случиться «раз в сто лет», оператор должен о ней знать, потому что она может возникнуть как раз в его дежурство».

По современным нормативам, на практическое обучение стажёра требуется 14 рабочих смен, дальше – самостоятельная работа. Но, по словам Титова, у многих операторов в  первые свои смены руки от волнения потеют, а у некоторых «мандраж» только через полгода проходит, а то и через год.

По своей «Библии» Герман Степанович обучил более 50 человек, некоторые из них сейчас занимают руководящие должности. Но, признаётся он, были такие, кто перешёл на другие участки стации или вообще ушёл с дороги: не каждый способен работать в режиме постоянной концентрации.

Фото: АиФ/ Виктор Крутов

Релакс для нашего собеседника, который недавно на конкурсе «Лучший наставник Алтайского центра организации работы железнодорожных станций и железнодорожной станции Алтайская»  занял призовое место, - семья и путешествия. Благо, что профессиональная принадлежность во время отпуска позволяет «колесить»  по стране не только на личном автомобиле, но и на поездах.

А вот о бессрочном отпуске, то есть пенсии, он даже думать не хочет. Себя без любимой работы, без стажёров, без родной станции, без железной дороги он не представляет.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах