68

Ели лебеду, пахали огороды. Как дети выживали в войну

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ-Алтай 28/04/2021
Пресс-служба УФСИН по Алтайскому краю

Их поколение взрослело быстро. Росли не в играх и забавах, а в каждодневной тяжелой, не по детским силам работе. Они не жаловались, ведь это был их участок борьбы с врагом.

Знаю войну не понаслышке

«Я видел воочию и как снаряды рвутся, и как избы горят, – говорит пенсионер из Барнаула, подполковник внутренней службы в запасе Василий Александров. – Моя родная деревня в Орловской области 15 месяцев жила под оккупантами. Немцы пришли осенью 1941-го. Сначала зверствовали – выгоняли людей из домов, перебили почти всех коров, свиней, домашнюю птицу…  Всю картошку у нас съели. Из всей живности одна курочка уцелела: удачно спряталась, когда немцы «охоту» на несушек устроили.

Пришла весна 1942-го: плодороднейшая земля есть, лопата ржавая есть, а сажать нечего. За деревней – кручи и овраги. Там сельчане собирали крапиву, лебеду, прочие съедобные травы. Толкли, добавляли немного ржаной муки, из этой мешанины похлебку варили».

Их большую семью – маму, Василия с младшим братом, больных бабушку с дедушкой и ещё одну бабушку – выручал небольшой запас овса. Из овса варили кисель – кисловатый, густой, как холодец. Летом спасали сады. Яблоки, вишни, сливы. Большую часть дома заняли немецкие солдаты. Хозяевам выделили небольшой закуток.

«Каждый раз, когда грудной братишка плакал, фрицы стучали в стенку: «Матка, штиль!» Немцы были лучше вооружены, у них было хорошее продовольственное снабжение, все продукты консервированные, но у нас был выше дух, – считает Василий Иванович. – В нашей деревне, в которой до войны ни электричества, ни радио не было, люди всегда жили интересами своей страны. И в оккупацию у кумушек-соседушек только и разговоров было, что о том, когда «наши придут».

Немцы были лучше вооружены, у них было хорошее продовольственное снабжение, все продукты консервированные, но у нас был выше дух

В марте 1943 года фронт подкатился совсем близко. Однажды, когда Василий с приятелями наблюдали за боем, разразившемся у соседнего села, рядом разорвался снаряд. Осколок поранил ладонь. Подросток получил ожог лица и глаза.

Когда немцев вышибли из села, первостепенной задачей стала иная битва – трудовая, на посевной. Мужиков не было, в деревне из работников – женщины, старики да подростки от 10 до 14 лет. А в полях – не разорвавшиеся снаряды, мины. Их обезвреживали саперы. Землю копали вручную лопатами. Бороновали на тощих коровёнках, их в деревне уцелело всего семь. Вскоре, правда, в колхоз пригнали лошадей из Монголии – низкорослых, мохнатых, но выносливых. Сеяли в основном рожь. Собранный урожай практически весь уходил на нужды фронта.

После Победы его главной целью стало получить образование. В 1949 году Василий Александров уехал из родной деревни Красная Звезда Колпнянского района Орловской области. Был пожарным в городе Джезказгане. Три года служил в 76-й Псковской десантной дивизии, командовал противотанковым орудием, совершил 73 прыжка с парашютом. Закончил Барнаульскую спецшколу МВД, юридический факультет Томского университета. С 1961 года и до выхода на пенсию служил в учреждениях УИС Алтайского края. В основном на должностях оперативного работника. Награжден медалями «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.», «За безупречную службу» I, II, III степени, а также юбилейными и памятными медалями.

«Ждали сенокос и жатву»

Александр Чернев
Александр Чернев Фото: АиФ/ Виктор Крутов

«Мне в память врезался такой момент, – делится воспоминаниями о военном детстве полковник внутренней службы в запасе Александр Чернев. – Пришла весна, надо пахать огороды. А они в нашей деревне Стрелецкая Слобода, что в Чувашии, – огромные. Что делать? Я, 12-летний пацан, нашёл где-то однолемешный плуг. В него впряглись мама и три соседки, и мы пахали четыре огорода. И тогда я решил: «Все сделаю, чтобы моя мать никогда не впрягалась!» Каюсь, увёл с выпаса лошадь (с товарищами пас лошадей в ночном) и за ночь вспахал огород. Знал, что нарушил, но смотреть больше не мог, как мать тащит за собой плуг».

По словам Александра Семеновича, самым желанным временем для деревенской детворы военных лет были сенокос и жатва. Для работ в лугах и полях из подростков формировали бригаду. Они и жили прямо там, в полях. Сооружали большой шалаш. Ребятами командовал 75-летний дед: у него самого сил косить уже не было, но он хорошо отбивал и правил косы. Он поднимал работников в три часа утра, чтобы роса с травы ещё не сошла, и косить было легче.

Но главным было то, что для кормежки юных косарей колхоз забивал барана! И хлеба вдоволь в колхозной пекарне для них пекли – без нормы, сколько съешь. Ведь для такой тяжелой мужицкой работы, как косьба, ого-го сколько силушки нужно было.

Часто вспоминает он и майский день 1945 года. В 6 утра в их избу пришел бригадир. Мать уже ушла на работу, а они с братом сидели, ждали разнарядку. И вдруг бригадир говорит: «Сегодня не работаем. Ты (на брата) иди на овцеферму, пусть барана колют. А ты пойдёшь на поляну, где пасём коров и лошадей, костры жечь. Пиво будем варить». «С какой радости?» – не поняли мальчишки. «С какой-какой… Война кончилась!» В тот день в деревне был праздник, какого давно – с довоенных времен – уже не случалось. И пели, и плясали, и смеялись, и плакали…

Пришла весна, надо пахать огороды. А они в нашей деревне огромные. Что делать? Я, 12-летний пацан, нашёл где-то однолемешный плуг. В него впряглись мама и три соседки, и мы пахали четыре огорода

Ему было 15 лет. Позади – война, надо было думать о будущем. Учиться можно было только в городе, а для этого нужен был паспорт. Увы, получить колхознику этот документ в те годы было ой как непросто. Но правление решило: ходатайствовать о выдаче Александру Черневу паспорта за хорошую работу. Паспорт он получил. И стал учиться: каждый день ходил за четыре километра в город. Пешком – туда и обратно. Но не это его волновало. Расстраивало то, что не понимал программу 8-го класса, ведь в деревне, по сути, и не учились все военные годы, основы знаний не было. И тогда настырный паренёк по примеру старшего товарища – пришедшего с армии инвалида Николая Сторожева – пришел к директору школы и попросил дополнительных занятий, чтобы учителя помогли ему ликвидировать пробелы в знаниях.

После школы поступил в педагогический институт в Чебоксарах. После вуза по распределению приехал в Алтайский край, работал в школе села Староалейское Третьяковского района. Ушёл служить в армию. Учился в военном училище в Барнауле. Работал в крайкоме комсомола. В 1956 году был направлен на службу в органы внутренних дел. Работал в детской колонии, начальником спецчасти ИТК-1, инспектором и старшим инспектором в краевом отделе ИТУ. На пенсию вышел с должности заместителя начальника управления, отдав службе в УИС Алтайского края 18 лет.

«На судьбу мне обижаться не с чего: что мог делать, я делал», – говорит Александр Семенович.

Сегодня ветеран окружен любовью и заботой своей семьи – детей, внуков, правнуков и даже праправнуков. И каждый из его потомков знает, почему он так гордится государственной наградой – медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах