aif.ru counter
Александр СОКОЛОВ 207

В XIX веке Барнаул самым культурным уголком Сибири, а теперь?

Туристические перспективы Барнаула напрямую зависят от сохранения исторического наследия и элементарного соблюдения...

Фото из архива редакции

Случайным ли был пожар, уничтоживший гостиницу «Империал», зачем Барнаулу памятник Демидову и почему архитектурные шедевры краевого центра оказываются в частных руках? Об этом и многом другом известный архитектор рассказал в эксклюзивном интервью «АиФ-Алтай».

Цель туризма – инвестиции

Талантливый человек талантлив во всем. В истинности изречения убеждаюсь при каждой встрече с Сергеем Алексеевичем. На сей раз, она состоялась в базовом медицинском колледже, где в библиотеке развернулась очередная персональная выставка живописи и рисунка художника Боженко. Среди написанных характерными для его стиля точными, стремительными мазками портретов и пейзажей привлекли работы с изображением исторических мест Барнаула. С этого и начался разговор.

– Сергей Алексеевич, администрация края назвала туристско-рекреационный комплекс одним из приоритетных и перспективных направлений развития региона. Какое место в этом проекте отводится Барнаулу?

– Важное. Столица края может стать центром притяжения многих тысяч российских и зарубежных туристов. Но при определенных условиях.

– Каких?

– Начнем с архитектурных памятников. Их немало, причем уникальных, достойных восхищения. Поскольку застройка городских кварталов Барнаула в восемнадцатом-девятнадцатом веках шла под влиянием архитектуры Петербурга.

Наиболее характерный пример – комплекс Демидовской площади. Это время вообще давало ярчайшие примеры духовного, научного, административного, инженерного, производственного служения Алтаю. Поэтому в городе особенно привлекательны места, связанные с пребыванием и деятельностью выдающихся личностей: Ползунова, Фролова, Семенова-Тян-Шанского, Достоевского, Гумбольдта, Геблера, Ледебура, Брема, Аносова, Штильке.

Неслучайно, современники называли Барнаул самым культурным уголком Сибири и Сибирскими Афинами. Все это надо бережно сохранять. Огромную ценность представляют археологические находки. Это направление богато представлено в классическом университете, но слабо – на доступном обозрении.

Между тем, на высоком берегу Оби, на склонах южных экспозиций сохранились захоронения и места стоянок племен, живших и кочевавших в этих местах с древнейшего времени до средних веков.

Привлекательными в этом смысле остаются входящие в городской округ Бельмесево, Гоньба, Казенная Заимка, Научный городок. Археологические раскопки там могут и должны быть продолжены. А барнаульские музеи! Их десятки: государственных, муниципальных, ведомственных, частных. В том числе, тех, о которых не все знают. Но имеющиеся там экспонаты достойны самых восторженных оценок. Добавим в это перечень городские театры, Дома культуры. Где тоже есть на что посмотреть.

Лично я под развитием туризма понимаю еще одно направление, которое звучит так: привлечение потенциальных инвесторов. Да-да! Если сегодня власть убедительно продемонстрирует туристам ресурсный, производственный, интеллектуальный и иной потенциал Барнаула, то завтра кто-то из них или с их подсказки придет в город в качестве серьезного инвестора.

На мой взгляд, именно привлечение в экономику краевого центра отечественных и зарубежных инвестиций должно стать главной целью развития туризма. Пришло время действовать в этом направлении значительно активнее.

Что там, за высоким забором?

– Вернемся к памятникам архитектуры. Вы – один из разработчиков проекта реконструкции исторического центра Барнаула. Как это происходило?

– Это была, без преувеличения, эпохальная работа, осуществленная на средства краевого и городского бюджетов в конце 70-х годов, накануне 250-летия Барнаула. Проект разрабатывался архитекторами Николаем Вдовиным, Александром Долнаковым в сотрудничестве с инженерами мастерской генеральных планов. В составе творческого коллектива посчастливилось трудиться и мне.

Утверждаю, как непосредственный участник: идея нашла живейший отклик у руководителей всей уровней, многих барнаульцев. Хорошо «разогрели» тему журналисты, писатели, в целом творческая интеллигенция. Были выявлены специальные исторические зоны. Такие, как уже упомянутая Демидовская площадь и ансамбль улицы Ползунова.

Подробно разрабатывались комплексы медесереброплавильного завода, территория современного Центрального рынка. Отдельно создавалась так называемая зона деревянного зодчества.

Мы перенесли на улицу Анатолия, 102 здание с улицы Чехова, 24. Там долгое время, благодаря мэру города Владимиру Николаевичу Баварину и многолетнему руководителю писательской организации Владимиру Борисовичу Свинцову располагался Союз писателей Алтая.

Было реконструировано здание по улице Анатолия, 106 «А» – Дом архитектора, восстановлено здание по Анатолия, 108 – Дом Носовича, сооружено вновь здание на углу улицы Анатолия и проспекта Красноармейского. Его прообразом была аптека Паленца. В первозданном виде она находилась у входа на бывшую ВДНХ. Финансовые проблемы конца 80-х, начала 90-х годов остановили работы.

– Бывший медесереброплавильный завод много лет огорожен глухим забором. Между тем, он примыкает к Демидовской площади, и органично дополнил бы уникальный историко-архитектурный комплекс. Одно время даже обсуждался вариант установки на лужайке у ресторана памятника Акинфию Демидову. Что думаете по этому поводу?

– Есть поговорка «лучше не досолить, чем пересолить». Композиционный центр площади формируется так называемым Демидовским столпом. Он воздвигнут в честь столетия основания Колывано-Воскресенских заводов.

Память династии горнозаводчиков можно увековечить в любом другом историческом месте Барнаула. А на существующем монументе достаточно восстановить горельеф Демидова, он там изначально присутствовал.

Теперь о комплексе, в целом. Барнаульцы старших поколений хорошо помнят, как удручающе выглядела Демидовская площадь четверть века назад.

Но в последние десять-двенадцать лет в ремонт и реконструкцию зданий, формирующих композицию, были вложены немалые средства. Что позволило, в частности, завершить работы на Православном храме Димитрия Ростовского, реконструировать здание бывшей богадельни, там сейчас торговый центр «Мария – РА».

Масштабной реставрации подверглись два здания по улице Ползунова: б. Народный дом и б. горная канцелярия. Попытки восстановить к жизни комплекс медесереброплавильного завода, к сожалению, не увенчались успехом. Хотя, в начале 90-х годов мы с известным архитектором Александром Дерингом выполнили проект музеефикации объекта.

Работу финансировал Фонд культуры под руководством Анны Васильевны Добриковой. Увы, дальше дело не продвинулось, потому что памятник архитектуры республиканского значения каким-то образом оказался в частных руках.

Хозяева на объекте меняются, но дело вперед движется медленно. Как мне известно, сейчас над проектом работают специалисты из Новосибирска. Чем занимаются: восстановлением сооружений или реновацией? Общественности не ведомо. Может случиться так, что архитектурная жемчужина Барнаула утратит первозданный вид. Неразумный подход к исторической среде вообще приносит ей непоправимый эстетический ущерб.

– А для чего чиновники, сотрудники научно-производственного центра «Наследие», наконец? Разве эта организация больше не отвечает за сохранение памятников архитектуры?

– Хороший вопрос. Напомню, НПЦ был создан, когда городом руководил глубоко уважаемый мной Анатолий Иванович Мельников. По нашему ходатайству из краевого бюджета были выделены средства на создание реставрационных мастерских как филиала «Томскреставрации».

На их базе впоследствии возник научно-производственный центр с удивительно точным названием – «Наследие». НПЦ вначале действительно занимался прямым делом. Но со временем эти функции постепенно отошли на второй план.

– Как памятники республиканского значения вообще оказываются в частных руках?

– Хочется верить, что рано или поздно юристы разберутся, на каком этапе это случилось с медесереброплавильным заводом!

Хотя я, как профессионал, в принципе не исключаю частно-государственного партнерства, когда речь идет о сохранении архитектурных памятников. Иначе они и дальше будут деградировать и разрушаться. Но эта процедура должна быть четко законодательно регламентированной и подконтрольной общественности.

Лучший вариант – долгосрочная аренда с конкретными обязательствами. Тогда старинные, особенно деревянные, здания не будут приходить в негодность и, в конце концов, сгорать. Как бывшая гостиница «Империал» за речкой Барнаулкой у Центрального рынка.

– Но там волшебным образом скоро возник торговый комплекс. Не под эти ли объекты расчистили место?

– Ничего не доказано. Поэтому мы с вами можем строить только догадки. Обвинить людей легко, а восстановить репутацию сложно. Но мне до сих пор безумно жаль то здание, которое предприниматель, настоящий патриот Барнаула Иван Иванович Сергиенко восстановил за счет собственных средств. Раскатал по бревнышкам старое здание и по обмерным чертежам воссоздал его. Увы, но это, по моей оценке, чуть ли не единственный образец честного отношения бизнеса к сохранению памятников деревянного зодчества в нашем городе.

Борьба за «красные линии»

– Сергей Алексеевич, туристов наверняка заинтересуют не только архитектурные памятники Барнаула, но и его современный облик. Особенно места, примыкающие к историческому центру. Там, где, образно говоря, стыкуются эпохи. Согласны?

– Скажу больше: органично соединить историческую самобытность и градостроительные новации – невероятно сложная, но и необычайно интересная творческая задача. Если она будет успешно решаться, туристическая привлекательность города только возрастет.

В 2010 году был утвержден разработанный Санкт-Петербургским институтом Урбанистики Генеральный план застройки Барнаула до 2025 года. Проектанты, особенно в начальной стадии, получили много замечаний. Не скрою, я был одним из главных критиков документа.

К чести коллег-питерцев, многие предложения ими были учтены. В результате, в сравнении с другими сибирскими городами, наш генплан получился неплохим. И он уже активно реализуется.

По интересным современным проектам идет застройка новых жилых микрорайонов, подводятся коммуникации, дороги. Но в планах, рассчитанных на долгосрочную перспективу, невозможно прописать детали. В том числе, проработку так называемых стыков с историческими зонами. Это – задача соответствующих городских служб.

– На Красноармейском проспекте, где был кинотеатр «Первомайский», завершается строительство здания прямоугольной формы. От его отделки буквально пестрит в глазах. Как вам такой «стык»?

– Мне очень больно говорить на эту тему. Будучи главным архитектором города, я настойчиво продвигал идею строительства на месте подвергшегося разрушению кинотеатра пластически выразительного, архитектурно и эстетически осмысленного культурно-зрелищного объекта. То, что возникло, не выдерживает никакой профессиональной критики. Это недоразумение я бы назвал разноцветным «сундуком».

Понимаете, когда проектант не может сделать красиво, он делает пестро. Примитивный утилитаризм особенно очевиден на фоне стоящего рядом изящного теремка. Вот он-то и нес функцию одного из стыковочных элементов.

– В центральной части города, на так называемых «красных линиях», застраивается буквально каждый квадратный метр. Исчезают скверики, лужайки, другие уголки отдыха. Здесь, образно говоря, не хватает воздуха, что взыскательному туристу тоже вряд ли понравится.

Новые сооружения, в свою очередь, вызывают огромное притяжение пешеходов, транспортных средств. Как это в последние годы происходит на улице Партизанской между проспектами Красноармейским и Социалистическим. Даже неспециалисту ясно, что в этом месте надо срочно делать либо подземный переход, либо пешеходный мост. Вы согласны?

– Транспортную проблему здесь надо было решать еще вчера. Включая расширение проезжей части вдвое. Генпланом это было предусмотрено. Тем более, на этой же улице, напротив «Сити – Центра» со временем построят большой жилой дом переменной этажности.

Что касается подземного перехода или виадука, то такое обременение по моему настоянию в свое время было выписано застройщику двух жилых высоток за шоу-центром «Колизей». Но бизнесмен, по согласованию с городскими, мудро разделил весь комплекс по срокам на три очереди. Реализовал две и злонамеренно отказался от третьей.

В результате подземного пешеходного перехода до сих пор нет. Вот такое получилось «шоу».

Еще один пример: при сооружении торгового центра «Проспект» на пересечении проспекта Ленина с улицей Чкалова застройщику предписывалось при внешней отделке фрагментарно использовать красный кирпич.

Поскольку здание композиционно привязывалось к стоящему напротив Никольскому храму. И должно было, вместе со зданием управления культуры и корпусом медуниверситета, органично вписаться в исторический контекст. Но владельцы это требование не просто проигнорировали, но и «решили вопрос» о надстройке дополнительных двух этажей.

– Если застройщики и дальше будут делать все, что им заблагорассудится, архитектурной самобытности Барнаула несдобровать. Неужели нет необходимых контрольных механизмов? Есть, в конце концов, Градостроительный совет, членом которого вы, кстати, являетесь?

– Этот вопрос надо адресовать тем, кто сегодня руководит сферой градостроительства. Что касается Совета, то он – совещательный орган при администрации города. То – есть, к мнению членов Градостроительного Совета можно прислушиваться, а можно и нет. И, при случае, прикрыться.

– Сергей Алексеевич, что, на ваш взгляд, необходимо сделать, чтобы Барнаул не оказался на задворках туристической отрасли края? Не вырвется ли вперед Бийск? Вторая столица Алтая попала в федеральную целевую программу «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации на 2012-2016 г.г.». И там уже в этом году начнется строительство комплекса «Золотые ворота».

– Барнаул может быть отодвинут на вторые роли в силу своего географического положения. Это, во-первых. Во-вторых, историко-архитектурный потенциал двух городов сопоставим.

У Бийска даже есть некоторое преимущество: там все памятники сконцентрированы практически в одной зоне. Тем более, руководству краевого центра следует утроить усилия, с тем, чтобы усилить туристическую привлекательность города.

То есть, продолжить реализацию того, что задумано еще в 70-е годы, строго придерживаться концепции Генерального плана, бережно сохранять архитектурные шедевры и соблюдать градостроительную дисциплину. Ремонтом фасадов на проспекте Ленина тут не обойтись.

Я точно знаю, что глава администрации Барнаула Игорь Григорьевич Савинцев серьезно настроен улучшение внешнего облика города. Способна ли профессионально поддержать такой настрой возглавляемая им команда? И существует ли она вообще? Большой вопрос.

Биографическая справка:

Боженко Сергей Алексеевич, родился в Шипуновском районе Алтайского края. Окончил Новосибирский архитектурно-строительный институт по специальности «архитектор-градостроитель». С 1977 года – архитектор института «Алтайгражданпроект», в 1982 – 1993 г.г. – главный художник, с 1993 по 2007 г.г. – главный архитектор г. Барнаула.

С непосредственным участием С.А. Боженко разработаны проекты: реконструкции исторических центров Барнаула, Бийска (1979-1982 г.г.), Богоявленского храма (1997 г.), Обского бульвара; памятников В.М. Шукшину, воинам-интернационалистам, А.С. Пушкину.

С.А. Боженко – член Союза архитекторов, Союза писателей России, Градостроительного совета Барнаула. Почетный архитектор Российской Федерации, лауреат Демидовской премии, дипломант смотра архитектурного творчества «Золотая капитель», автор ряда персональных выставок живописи, рисунка (пейзаж, портрет).

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Актуальные вопросы

  1. Когда в Барнауле включат отопление?
  2. Когда закончится строительство барнаульского театра кукол «Сказка»?
  3. Почему нельзя хранить СНИЛС в паспорте?
Самое интересное в регионах
Роскачество
В городах нужна стихийная палаточная торговля?