aif.ru counter
986

Филолог Валентина Дедеева: Интерес к алтайскому языку сейчас очень большой

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1. "АиФ-Алтай" 09/01/2014

У Валентины ДЕДЕЕВОЙ, филолога из Горно-Алтайска, семья – настоящий Интернационал: есть русские и евреи, казахи и буряты, мордва и даже цыган. И сама Валентина Семёновна, словно мостик в диалоге разных культур, потому что её ученики живут во многих странах мира.

– Интерес к изучению алтайского языка сегодня очень большой, – считает Валентина Дедеева. – За помощью ко мне обращаются люди из Барнаула, Москвы, Питера, из Америки, Турции, Франции. Активно учить свой родной язык стали сами алтайцы. Сейчас у меня берут уроки юрист, врач, инженер и студент.

Кстати
Алтайский язык (устаревшее название ойротский) – один из тюркских языков, в литературной форме относится к кыпчакско-киргизской подгруппе. Сложился на основе различных древнетюркских диалектов. В современном алтайском языке выделяются три диалекта: южный (Улаган), северный (Турочак) и центральный, или Алтай-кижи, который и является литературным языком. Это государственный (наряду с русским) язык Республики Алтай. По данным последней переписи населения, в Республике Алтай свыше 52 тыс. человек назвали алтайский язык родным, однако свободно владеет им лишь около 2% алтайцев.

Тякши ба? – Тякши!

– С какой целью учат алтайский?

– Многие мои ученики говорят, что мир должен узнать об Алтае и об алтайцах. Один мой ученик чех – этнограф, доктор исторических наук. Он учит язык, чтобы ездить по стоянкам, сёлам и общаться с коренными жителями. Те, ценя, что иностранец говорит на алтайском языке, всё выкладывают, что помнят и знают: как раньше жили, что варили, из чего делали утварь, как ею пользовались. Учёный всё это записывает на алтайском, потом переводит на английский и пишет статьи: весь мир о нас, об алтайцах, читает.

Ещё один мой ученик Дима – аспирант, работает в Академии наук лаборантом, пишет кандидатскую об Алтае и алтайцах. А Дима Арзютов, кандидат исторических наук, сейчас работает в Англии и пишет докторскую об алтайцах. Американцы Джордж Вуд и Галина Вуд составили и издали алтайский морфемный словарь. Он написан на трёх языках – алтайском, русском и английском.

– Как долго нужно изучать алтайский язык, чтобы свободно говорить на нём?

– В среднем, два года. Впрочем, это зависит от индивидуальных способностей: вот эта моя американка заговорила через месяц. Сейчас она по-алтайски стихи пишет и хорошо песни народные поёт. Тьянгар называются. Это как русская частушка. Наверное, без знания языка они воспринимаются странно. Один русский мужчина, послушав тьянгар, сказал: «Всю ночь одну и ту же песню пели». Но в том-то и дело, что в тьянгаре слова не повторяются! Ведь говорят же, что никогда не бывает последней частушки: пока ты одну поёшь, вокруг уже десять других сочинили. Тоже самое тьянгар – мелодия одна, а слова всегда разные. Сейчас напою. (Поёт «Я надену бело платье, Мимо школы я пройду, Говорите, что хотите, Я учителя люблю» сначала как привычную русскому уху частушку – задорно и бойко, а потом как тьянгар – протяжно – прим. автора).

– Наверное, песня отражает несуетную жизнь алтайцев?

– Ой, сегодня мы с этим бешеным темпом жизни тоже многое теряем. Даже здороваемся впопыхах. Ведь разные народы здороваются по-разному. Русские говорят «Здравствуйте!» – желают здоровья. Некоторые народы в качестве приветствия спрашивают: «Что вы едите?» – потому что по пище судят о здоровье и достатке. Некоторые здороваются так: «Как потеете?». Хорошо потеет – значит, живёт активной жизнью. А у алтайцев традиционное приветствие – это целый диалог. «Тякши ба?» («Хорошо ли?») – «Тякши. Тякши ба?» («Хорошо. А у тебя хорошо ли?») – «Тякши» («Хорошо»). А теперь же мы бежим, только успеваем сказать на бегу: «Тякши» – «Тякши».

Говорить с Богом

– Валентина Семёновна, известно, что вы переводите на алтайский Библию…

– Среди алтайцев много православных. Для каждого человека разговаривать с Богом на родном языке это как-то ближе. Конечно, русский язык для нас, алтайцев, второй родной, но всё-таки это не язык матери. Очень помогает мне в этом труде матушка Ксения, жена настоятеля Майминского храма Сошествия Святого Духа.

– А разве раньше не было попыток таких переводов?

– Были. Ещё во времена Макария Алтайского, выдающегося православного миссионера и просветителя Алтая, четыре Евангелия было переведено. Но то был не современный алтайский язык, это телеутский диалект.

– Были ли сложности при переводе?

– Я бы сказала об обратном явлении: древнееврейский язык намного лучше ложится на алтайский, чем на русский. Многие обороты речи очень схожи. Например, по-русски мы говорим: «Он вышел из дома и пошёл туда-то, потом туда-то…». А алтайцы и евреи о движении по неровному ландшафту говорят «он поднимался» или «он спускался». Вот мой дом находится в частном секторе, который расположен выше, чем здание, в котором у меня офис. Когда я спрашиваю у мужа, когда он из дома придёт ко мне на работу, то спрашиваю по-алтайски: «Ты когда спускаться будешь?».

Ещё момент. Когда описывается трапеза Иисуса Христа, то в Библии используется слово «возлежал». Когда я была ребёнком, то часто видела, что алтайцы ели полусидя-полулёжа, так же, как евреи. И глагол, обозначающий такое действие, синоним «возлежать» в алтай- ском языке есть, а в русском он имеет другое значение.

В Библии упоминается такой обычай: когда старший брат умирал, то его жена выходила замуж за его младшего брата. У алтайцев тоже был точно такой же обычай вплоть до 50-х годов прошлого века.

– Народные традиции, к которым сегодня активно возвращаются алтайцы, имеют всё же языческую основу. Не является ли ваша работа неким диссонансом с общей тенденцией?

– Вовсе нет. Даже те, кто придерживается языческого верования, говорят, что перевод Библии возвращает нам наш язык, даёт возможность людям читать на родном языке и вспоминать многие слова, которые мы забыли за советское время.

Дети милые на любом языке

– Только что наступил новый год. А когда и как отмечают новолетье алтайцы?

– Новый год отмечают по лунному календарю. В этот день они освещают Алтай: рано утром выходят на гору, зайсаны – старейшины – разжигают костёр. На огонь кладут молочные продукты, хлеб, мясо и окропляют молоком. И без конца читают молитвы. Каждое слово – в рифму. Прославляют Алтай, просят благославления у духа Алтая. Такой же обряд совершают осенью, на празднике саарыл-дыр (Жёлтой листвы) и весной, на празднике тяжыл-дыр (Зелёные листья). Но я туда не хожу, ведь я же в седьмом поколении христианка. Это я высчитала по именам предков своих. Моя мама, православная алтайка – Анна Герасимовна, дед – Герасим Михайлович, прадед – Михаил Агофонович... Я воспитывалась по христианским обычаям. Выросла в селе Шашикман. Это правый берег реки Урсул, а на левом берегу жили алтайцы. В 50-е годы наши колхозы объединили. Дети ходили в одну школу, бывали друг у друга в гостях. Помню, заходишь в незнакомый дом: алтайская шапка висит, алтайская шуба висит, вместо икон – вереск, белые верёвочки. Пахнет едой не нашей. И людей зовут странно. Как русских до крещения называли – Заяц, Волк, Бел, Мал, Рябой, Косой, Радуга, Солнце.

Кстати, у алтайцев сегодня многие забытые имена возвращаются. Сейчас часто детей называют такими именами, как Ырыс (Счастье), Айас (Ясный). Причём такие имена дают и мальчикам, и девочкам. Потому что в алтайском, как во всех тюркских языках, нет категории рода. Очень многих девочек зовут Чечек (Цветок), а мальчиков – Ирбис (Снежный барс). Хотя по-прежнему популярны и русские имена – Светлана, Любовь, а также имена греческого происхождения – Валентина, Елена.

Моего внука зовут Эркеш, а внучку Эркелей – «милый» и «милая». А мою дочь зовут Лада Викторовна. Лада – древнерусское имя, в переводе на современный русский – «милая». Вот так и получается, что у меня все дети милые – и по-русски, и по-алтайски.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество