aif.ru counter
379

Гарно спiвають. Центр украинской культуры в Романово объединяет земляков

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ-Алтай 06/08/2014
Владимир Костенко / Из личного архива

– У нас в районе живёт много разных национальностей – немцы, белорусы, мордва, татары, – говорит Владимир КОСТЕНКО, руководитель известного в крае ансамбля «Вытрэбэньки». – Но самая многочисленная после русских – украинцы.

Владимир Михайлович – представитель уже пятого поколения украинских казаков, живущих на алтайской земле и старающихся сохранить свою национальную культуру. Его дочь Олеся, вместе с которой он пришёл в редакцию, даже уговорила будущего мужа и его московскую родню сыграть свадьбу на своей родине. Тогда три дня, по украинскому обычаю, гуляло Романово: с песнями-плясками, галушками, варениками, пампушками, жареной домашней колбасой, катанием на тройках…

Досье
Владимир КОСТЕНКО – заслуженный работник культуры РФ, представитель общественной организации «Украинское землячество в Алтайском крае». Под его руководством ансамбль «Вытрэбэньки» стал победителем международного Маланинского конкурса в Новосибирске, дипломантом международных и всероссийских фестивалей народного творчества, участником популярной программы братьев Заволокиных «Играй, гармонь!».

Горилка на хмелю

Владимир Михайлович, а сами-то вы как себя этнически определяете – алтайский украинец, что ли?

– (Смеётся). Да попросту хохол! Говорят же: «Украинцы живут на Украине, а хохлы – где лучше».

– Приверженность традициям, наверное, из семьи идёт?

– У нас это от моей бабушки. Ей было всего четыре года, когда семья переехала сюда с Украины в 1895 году. Она чтила все национальные праздники, традиции, обряды.

Олеся:

– Основными считались Рождество, Пасха, старый Новый год. Даже в советское время, хотя и боялись, но традиции свои поддерживали. И сейчас мы так делаем. На Рождество стараемся все приехать в Романово: брат – из Кемерова, сестра – из Новосибирска, я – из Москвы. Берём гармошку и идём по деревне колядки петь.

Владимир:

– Так постоянно у нас было. Сейчас дают деньги, конфеты, а раньше – сало, пироги, булку хлеба, колёсико колбаски. Ну, и горилочку, конечно.

А её-то, родимую, делаете до сих пор?

– (Хитро прищуривается). Может, кто-то и делает в глухих деревнях, но у нас уже рецепт утрачен. Помню, отец и мать раньше горилку делали на хмелю. Мешали хмель с отрубями, делали дрожжи. На таких дрожжах и хлеб пекли в русской печи. Чтобы отрезать ломоть, приходилось в охапку брать !

Подарок виртуозу бубна

– В недалеком прошлом слава о семейном ансамбле Костенко по всему краю шла…

Олеся:

– Папина семья – семья музыкантов-самородков. Его отец, мой дед, очень хорошо играл на балалайке. И на бубне виртуозно. Бубен не обычный, а с натянутой мембраной и специальной колотушкой, с бубенцами и колокольцами. Нужно было умело управляться и с колотушкой, да еще и мизинчиком себе помогать, чтобы создавался нужный звук и ритм. А ещё бубном и по локтю били, и по колену, и по голове. Наверное, дедушкина игра на бубне и покорила бабушку. Она говорила: «Я вышла за Михаила потому, что он такой весёлый!». Его дети сами научились играть на разных инструментах. Правда, профессионально с музыкой связал свою жизнь только папа, который закончил Новосибирское культросвет- училище. На золотую свадьбу родителей и решили шесть братьев и шесть сестёр сделать музыкальный сюрприз. На балалайке, бубне, гармошке, бересте, ложках, трещотках как грянули «Светит месяц»! Ну, а потом решили выступать семейным ансамблем и дальше. За 15 лет исколесили пол- страны. Дослужились до звания народного самодеятельного коллектива.

– А потом?

Владимир:

– Внезапно умер брат Валентин. Он играл на бубне. К тому же дети выросли, разъехались… Но года через три я организовал ансамбль русских инструментов. Правда, он недолго просуществовал. Тогда решил создать ансамбль украинский – «Вытрэбэньки».

– Название-то какое…

Говорят: «Ой, на работу не пiду, пiду на вытрэбэньки». Это такая народная «дискотека», где можно повыделываться, повытрепываться.

Уроки украинского

Наверное, сложно было уговаривать будущих артистов?

Владимир:

– Да нет, они сами приходили. Многие тогда были молодыми специалистами, приехавшими в село на работу. Все наши земляки. Сложность была в том, что пришлось обучать их правильному произношению. У нас же кто по-русски, кто по-хохляцки (на суржике – прим. ред.) говорит. А украинская мова – совсем другая. Если по украинскому телевидению что-то говорят, то половину мы не понимаем. Но если вы приедете в Романово, и там с вами будут разговаривать по-хохляцки, вы все поймете. «Пидим со мной до дому» – понятно же? Но бывает и чисто украинские слова используем. Вот, например, что такое «дровына»?

Может, дрын какой-нибудь, деревяшка…

– Нет, лестница. Ну, а «горобец» это схоже с русским звучанием.

Коромысло или грабли…

– Да нет же – воробей!

Получается, что вы не только музыкальный руководитель, но и учитель-филолог?

– Получается так. А как иначе? Вот поют: «полюбИла». Я говорю: «Ну, ты как москаль! Надо «полюбЫла». Стал объяснять, если слово в тексте песни с i, то нужно петь как «и», а если с «и», то – «ы».

– А костюмы? Они у вас стилизованные?

Олеся:

– Стилизованные, сценические. Настоящие украинские костюмы мало у кого сохранились. Раньше ведь как-то никто не думал, что эти вещи – ценность, они могут исчезнуть. Сейчас в нашем центре украинской культуры, который открыли год назад, и в организации которого очень помогла Татьяна ФИЛАТОВА, директор районного Дворца культуры и досуга, создали музей. Отнесли туда все костюмы, какие только смогли найти по деревням, кухонную утварь, другие предметы национальной культуры. Теперь, если какой-то фестиваль в крае, то сразу звонят из Барнаула: «Привезите, пожалуйста, ваши музейные экспонаты. И обязательно вашу кухню!». И вот они везут: сало, пампушки с чесноком, варэнички с разной начинкой. И как только эта кухня приезжает на какие-нибудь мероприятия – все объединяются вокруг хохлов романовских, все угощаются!

– А у вас самих какое любимое блюдо?

Олеся:

– Борщ с салом и горчицей. И мамины пампушечки с маком – такое чудо!

О маме хочу сказать несколько слов. Она – папин надёжный тыл. И великолепный организатор. Её папа привёз из Новосибирска, они вместе учились. Как дедушка бабушку покорил игрой на бубне, так папа маму – художественным свистом. Она рассказывала: «У меня занятия, а он подойдёт под окна и начинает насвистывать – вызывает. Учительница: «Ну, иди, Наташа, твой соловей вон как заливается». 24 августа у мамы с папой юбилей – 40 лет совместной жизни!

Мы будем вместе

– Сейчас между Украиной и Россией возникла напряжённость. Чего делим?

Владимир:

Мы-то, простой народ, ничего не делим. Это там, наверху, что-то делят. Думаю, что всё это интриги западных политиков.

Олеся:

– Я сейчас живу в Москве. Туда приезжают на заработки люди разных национальностей. Бывают и напряжённые моменты. Потому что все – разные, есть и такие, которые не уважают уклад жизни, традиции других людей. Но в России многонациональной всегда чтили культуру разных народов. Думаю, что благодаря тому, что у нас культуры схожи, мы будем вместе. Мне кажется, что русский человек никогда не оставит украинца в беде, а украинец в свою очередь отблагодарит русского брата.

Много у вас юбилеев – и личных, и общественных. Вот ансамблю «Вытрэбэньки» уже 10 лет. Поменялся за это время его состав?

Владимир:

– Сейчас в ансамбле семь человек. Юрий Янковский – выпускник АлтГАКИ. Ольга Ананьева – тоже закончила этот вуз, а Евгений Бубенчиков ещё учится на заочном. Ирина Скрипка поёт и работает костюмером, занимается творчеством с детьми. Юлия Черепанова ещё в школе учится, в восьмой класс перешла. Ирина Костенко работает в райфинотделе. Ирина Лоскутникова – завуч в ПТУ. Если раньше наш коллектив был полностью самодеятельным, то теперь половина участников с профессиональным образованием. А это тоже показатель роста.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах