Примерное время чтения: 7 минут
262

Ученый, который вывел три новых сорта пшеницы: «Санкции - это наш шанс»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ-Алтай 27/04/2022
В результате 10-летней работы в 2019 году передали на сортоиспытание сорт «Лидер-80».
В результате 10-летней работы в 2019 году передали на сортоиспытание сорт «Лидер-80». / Николай Коробейников / Из архива героя публикации

Николай Коробейников - руководитель Алтайского селекционного центра, где за последние годы ввели три новых сорта пшеницы:  «Лидер-80», «Гонец» и «Юнион». На подходе еще один «Алтайская-85», названный в честь 85-летия Алтайского края, которое отмечают в этом году. 

Ученый говорит, что этот юбилейный сорт - еще один аналог на замену культур иностранной селекции. Мы спросили у Коробейникова, какие проблемы нужно решить, чтобы таких, наших отечественных, сортов становилось все больше, и какую роль в этом могут сыграть иностранные санкции.

Почему «подсели» на импортные семена?

Анатолий Медведев, «АиФ-Алтай»: Николай Иванович, отечественные производители крепко «подсели» на импортные семена. Как так получилось?

Николай Коробейников: Первоначально положительную роль сыграло в этом процессе падение «железного занавеса» с началом перестройки. Когда открылись границы, на бездонный российский рынок хлынули ведущие селекционные компании мира. Эти фирмы имеют полуторавековую историю селекционного процесса, у них было и есть чему поучиться.

Параллельно шло развитие отечественных агротехнологий. В итоге некоторые наши сорта оказались мало приспособленными к ним. Плюс бешеное давление дилеров, всевозможных посредников, зарабатывающих на этом сверхприбыль. Справедливости ради следует отметить, что новое поколение сортов иностранной селекции («Буран», «Аквилон», «Торридон», «Сансет» и ряд других), действительно, хорошо себя показывают, особенно в зонах достаточного влагообеспечения.

В то же время у нас также возникли творчески и коммерчески выгодные связи с иностранными фирмами. Появился материал, который мы включили в гибридизацию 12 лет назад. И начали работать над созданием собственных сортов такого же типа, как зарубежные.

В лидерах – «Лидер-80»

– На чем же специализируется ваш селекцентр?

– На зерновых, зернобобовых и кормовых культурах: мягкая и твердая пшеница, овес, ячмень, горох, сорго, суданка, ну и подсолнечник. Основная культура, конечно, пшеница. В результате 10-летней работы в 2019 году мы передали на сортоиспытание наш первый низкорослый сорт пшеницы «Лидер-80», созданный на базе немецкого материала. И он хорошо «пошел». Завидная урожайность – в прошлом году получили 53 центнера с гектара. Этот сорт активно востребован и в Восточной Сибири: в Бурятии, Иркутской и Амурской областях.

С созданием этого первенца открылась возможность использования семян отечественной селекции, не уступающих по урожайности, а в ряде случаев и лучше, чем иностранных.

Мы, разумеется, на этом не остановились и передали в ГСИ два новых сорта – «Гонец» и «Юнион», которые с этого года внесли в Госреестр – это официальный пропуск для производственного использования этих короткостебельных сортов.

Это фактически закрывает на 80–90% проблему урожайных низкорослых сортов интенсивного типа. Тем более что в этом году мы планируем передачу еще одного низкорослого сорта на замену аналогов иностранной селекции. Это будет «Алтайская-85», в честь 85-летия Алтайского края. 

В последние годы возродили селекцию распространенной в Алтайском крае такой важной крупяной культуры, как гречиха. Пока занимаемся производством оригинальных семян сортов селекции ФНЦ ЗБК (Орловская область). Открыли собственную селекцию гречихи, отобрали форму, которую готовим на передачу.

Досье
Николай Коробейников с декабря 1973 года по настоящее время работает в Алтайском селекционном отделе Алтайского НИИ сельского хозяйства Федерального Алтайского научного центра агробиотехнологий. Начинал в должности младшего научного сотрудника. Сейчас - руководитель селекцентра и заведующий лабораторией селекции мягкой пшеницы, кандидат биологических наук (1984).

Один в поле не воин

– С какими проблемами вам приходится сталкиваться при продвижении на рынок ваших сортов?

– Известные ограничения по финансам и техническому обеспечению не дают развиваться интенсивно и противостоять давлению западных фирм, где крутятся сотни миллионов евро и работают по нескольку сот человек. У нас в селекционных лабораториях по 2–3 научных сотрудника и столько же лаборантов. А если говорить о подсолнечнике – так вообще один научный сотрудник. Но, несмотря на это, создали новый сорт «Забава», крупносемянный, он оказался востребованным у торговых сетей, поэтому можно сказать, что и в области подсолнечника есть некоторые достижения.

– Как у вас обстоят дела с кадрами?

– Кадровый голод в селекции наиболее обострен. Попробуйте молодого, оригинально, творчески мыслящего человека подключить к селекции. Он должен быть изобретателем, конструктором. Потому что селекция – это творческий процесс, который мало поддается формализации, это опыт, помноженный на творческие способности, связанный с наблюдательностью и так далее. Ну а главное – терпение, любовь к делу и стремление сделать новый сорт, которое заглушает проблемы, стоящие перед каждым: заработать деньги, на что кормить семью, отдыхать.

Как, спрашивается, конкурировать в плане создания сортов со штатом в шесть-семь человек, да еще и с текучкой кадров? С нулевым техническим обновлением?

– Что значит, «с нулевым техническим обновлением»?

– Больше чем за 30 лет мы не получили ни единицы техники. Техническое оснащение ниже плинтуса. У зарубежных конкурентов все это гораздо лучше и современнее. У нас нет даже своего комбайна, мы пользуемся им на паритетных началах с сортоучастком. 

И если не будет кардинального технического обновления селекционных центров, перспективы – весьма мрачные.

Санкции – это хорошо?

– Какова ситуация с господдержкой в вашей отрасли?

– Только в 2021 году дело сдвинулось с мертвой точки. Заговорили о селекционных центрах. Мы, кстати, прошли отбор и попали в ТОП-35 селекцентров России.

Важный момент, тормозящий развитие селекции и семеноводства, – отсутствие автономности селекцентров. Должен быть, вероятно, субсчет, пусть в составе головного научного центра. Чтобы средства, заработанные селекционерами и семеноводами, шли на развитие именно селекции. Например, в 2021 году Алтайский НИИСХ (куда входит Алтайский селекцентр) заработал 29 миллионов рублей прибыли. Из этих денег, пускай, отдел земледелия – 3–4 миллиона. Остальное 25–26 млн рублей – селекционеры-семеноводы. Эти средства, за исключением всех необходимых затрат, должны быть использованы целевым образом: на приобретение техники, обновление лабораторного оборудования и так далее. Пока не будет самостоятельности, мы так и будем кормить убыточные направления, а порой и просто бездельников, без которых легко можно обойтись. Провозглашенная в прошлом году самостоятельность селекцентров должна получить развитие и в экономической автономности. Тогда появится возможность технического обновления и привлечения молодых перспективных специалистов на достойную зарплату.

– Насколько сильно ударят санкции по семеноводству?

– Санкции – это хорошо! Если вы такие «хорошие друзья», повесили замок и «железный занавес», то мы будем просто игнорировать ваше авторское право на сорта. Мы можем воспроизводить эти семена и продавать без всяких лицензионных сборов, доходящих до 100 евро за тонну. В то время как у нас 4%, или 800 рублей с тонны. Кто нам мешает воспроизводить тот же «Буран» (селекции KWS) и продавать его? Можете назвать его по-другому!

Я не говорю, что это выход, но одно из решений. Если вам не нравится «Юнион», «Гонец», «Лидер-80», «Алтайская-85» или другой наш сорт, вы хотите четко «сидеть» на «Буране», ради Бога, «сидите» и воспроизводите его семена. По приказу Минсельхоза вы вправе его сеять, как и наши сорта, до пятой репродукции. А за это время много чего изменится.

– Для «Лидера», «Гонца» и других это же шанс?

– Конечно! Мы в плане селекции короткостебельных сортов опередили всю Сибирь, и в какой-то мере можем гордиться достижениями. Говорим: «Ребята, не надо смотреть на Запад, поглядите вот сюда и найдете то же самое». И наши элитхозы уже активно занимаются алтайскими сортами: «Гонцом», «Юнионом», «Лидером-80». У нас довольно большие запасы невостребованных оригинальных семян. После рекордного прошлогоднего урожая наоборот возникли проблемы с реализацией. Поэтому говорить о кризисе в семеноводстве неуместно. Алтайский край, если не случится глобальной катастрофы типа засухи, свои пять миллионов тонн зерна произведет и добрую часть на рынок еще выбросит.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах