aif.ru counter
160

Не оголодаем! Что несёт Алтайскому краю продовольственное эмбарго?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. "АиФ-Алтай" 13/08/2014

Несколько дней назад Маргарита Павловна сделала для себя открытие: жить в Алтайском крае очень даже и неплохо. Вообще она, как бы это сказать покорректней… из всем здесь недовольных. В их рядах она пребывает как минимум последние лет десять, со времени отъезда единственной дочки в Первопрестольную – в ожидании, когда она окончательно встанет на ноги и заберёт мать в «цивилизованный и богатый город».

Отношение к месту жительства у Маргариты Павловны изменилось на фоне продовольственного эмбарго.

– Нам тут переживать нечего! – пресекла она приятельниц-пенсионерок, затеявших при ней пересказ «страшилок» о грядущей пустоте полок продовольственных магазинов. – У нас, слава богу, всего своего вдоволь: и хлеба, и мяса, и крупы, и молока со сметаной, и картошки! В таком богатом крае голодным может остаться только тот, кто привык устрицы трескать!

Сами едим и другим дадим

Действительно, кому-кому, а жителям края тотальный продуктовый дефицит действительно не грозит. Уж, кажется, все мы должны запомнить, что агропромышленный комплекс региона по всем основным позициям продовольственных товаров со значительным запасом обеспечивает потребности собственного населения. И не только мукой, крупой, жирными сырами (1-е место в стране по объёмам производства), макаронными изделиями (3-е место), животным и растительным маслом (4-е). Александр ЧЕБОТАЕВ, начальник Главного управления сельского хозяйства края, в очередной раз успокаивает и по другой «номенклатуре»:

– Мяса у нас производится 239 тысяч тонн при потреблении 174,9 тысячи тонн, молока – 1,364 тысячи тонн при потребности 802 тысячи; картофеля выращивается более 900 тысяч тонн (при необходимых 347), других овощей – 244 тысячи тонн, что тоже полностью закрывает потребности региона.

Для наглядности он «перевёл», что в прошлом году у нас в расчёте на душу населения было произведено 567 кг молока (в среднем по России – 214 кг), 427 штук яиц (288) и 140 килограммов скота и птицы (это если в живом весе, что по стране составляет 85 кг, – ред.).

И при необходимости наши производители могут увеличить объёмы производства. Так, к примеру, по словам Татьяны ЗЕЛЕНИНОЙ, начальника Управления края по пищевой, перерабатывающей и фармацевтической промышленности края, производственные мощности алтайских молокопераработчиков (58 действующих предприятий) составляют 1,9 млн тонн в год, а используются они на 60%. (На складах сейчас есть в запасе более 6 тыс. т. сыров, более 2 тыс. т. сливочного масла – ред.). Запас мощности есть даже у мукомолов, что уж говорить про мясопереработку: уже сейчас предприятия отрасли технически могли бы перерабатывать в пять раз больше свинины и говядины, в два раза больше выпускать колбас и полуфабрикатов – был бы «повышенный» спрос.

Вот где у нас – из запрещённого к ввозу ряду продуктов – слабые собственные позиции, так это в рыбоперерабатывающей отрасли. В ней начитывается 43 предприятия, преимущественно средних и мелких, и преимущественно их специализация – не разведение рыбы, а её переработка. Причём доля импорта в «перерабытываемом сырье» превышает 75%.

А наибольший вес импорта в «санкционном списке» и на наших прилавках наблюдается в свежих фруктах, и география основных (но не всех, конечно) стран-поставщиков как раз включает страны, попавшие под действие санкций. Но если бы был спикер по имени Торговля, мы бы процитировали его слова, что он уже две недели назад начал активный поиск новых контрагентов, готовых поставлять на Алтай как рыбу и морепродукты, так фрукты и орехи.

Что там, в сетях?

К слову, о торговле. То, что «своих» продуктов основной «линейки» у нас достаточно, это одно дело. Политика торговых сетей, которые в последние годы заметно – особенно в городах – потеснили «давнишние» магазины, – другое дело. По данным Евгения ДЕШЕВЫХ, начальника Управления края по предпринимательству и развитию рыночной инфраструктуры, доля сетевой торговли в обороте розничной торговли продовольствием превышает 37%. Наибольший вес в товарообороте имеют сети «Мария-Ра» (295 объектов), «Аникс» (156), «Холидей» (71), «Лента» (3); объекты крупных сетей не представлены лишь в Заринском, Алейском, Каменском, Суетском районах. По официальным данным, доля алтайских производителей в торговых сетях, представленных в регионе, достигает 40%. Но по субъективным впечатлениям посетителей «сетевых» магазинов, особенно федеральных, «родной» товар на их прилавках представлен более чем скромно, в отличие от того же экспортируемого. Отсюда, собственно, и предположения, что если из них сейчас хотя бы временно пропадёт последний, то у покупателей возникнет… дискомфорт. Краевые чиновники, похоже, эти опасения разделяют, ибо с совещания по вопросу введения санкций, состоявшегося под руководством губернатора в минувший понедельник, журналистов попросили удалиться после «вступительной» части, до диалога с представителями крупных сетей.

Но ещё большие опасения у населения есть по поводу неизбежного – и не копеечного – роста цен на основные продукты питания на фоне всех этих событий. По словам Дешевых, управлением организован ежедневный мониторинг цен и наличия товаров в разрезе муниципальных образований по 40 позициям. В перечень «контрольных» объектов вошли 400 объектов торговли, как федеральных, так и региональных, и локальных торговых сетей, а также 19 розничных рынков. Любые попытки «сыграть на ситуации» будут жёстко пресекаться, – заверяют власти.

Мнение эксперта

Александр СЕРОВ, председатель Союза агропромышленных формирований Алтайского края, председатель комитета АКЗС по аграрной политике и природопользованию:

– Сегодня наши сельхозпроизводители полностью закрывают и даже значительно перекрывают региональные потребности в основных продуктах питания. Сейчас у них появилась уникальная возможность наращивать объёмы производства для «экспансии» в другие регионы страны, где собственный аграрный сектор менее развит, и больше зависимость от импортного продовольствия. Мощности большинства наших пищевых и перерабатывающих предприятий позволяют это сделать.

Иногда – это касается в первую очередь мясо- и молокоперерабатывающих предприятий – приходится слышать, что на полную мощность они не выходят из-за нехватки местного качественного сырья. Но вот система цивилизованного закупа сырого молока и мяса у населения – а личным подсобным хозяйством в крае занимаются тысячи сельчан – у нас до сих пор не выстроена. Этим нужно заняться вплотную, чтобы владельцы бурёнок не жаловались, что их молоко переработчикам не нужно, а владельцы мясного поголовья не отдавали его «живым весом» инорегиональным перекупщикам, предлагающим большую цену. Шансы, которые даёт нашим крестьянам эмбарго, нужно использовать на 100%.

Мнение власти

Александр КАРЛИН, врио губернатора края:

– У нас крестьянство очень мудрое. Мудрость у них многовековая. Я думаю, что фермеры и сельхозпредприятия примут правильные решения в этой ситуации. С полки в торговых сетях нельзя уходить не то что на полгода, но ни на день и ни на час. Пользуясь моментом, наши крестьяне и переработчки получили уникальную возможность более серьезно разместиться на «правильной полке» торговых сетей…

Мы сети видим не только в качестве тех, кто торгует продовольствием, но в качестве перспективных партнеров-покупателей большого количества продовольствия здесь у нас, в Алтайском крае. Я думаю, что изменившаяся экономическая ситуация заставит их думать и поступать несколько иначе, чем они привыкли. И мы им такую возможность обязательно дадим, по крайней мере, всё от нас зависящее будем делать.

Шансы и риски

Александр СТАРЦЕВ, доктор исторических наук, профессор, автор и соавтор научных работ о предпринимательстве и торговле на Алтае, истории развития сельского хозяйства и кооперации на Алтае.

– Не вижу никакой трагедии в запрете ввоза ряда продовольственных товаров в Россию. Наоборот, вижу в нём хороший шанс освободиться от «вредной еды». На уровне здравого смысла понятно, что если в какой-то небольшой стране практически круглый год в каких-то неимоверных объёмах «пожинают плоды», то это вряд ли возможно без «стимуляторов роста». Цена, по которой на наших алтайских прилавках появляются «заокеанские» продукты, тоже наводит на определённые мысли. Но тут, конечно, нельзя не заметить, что в ряде стран, чья продукция попала под запрет, сельхозпроизводителям оказывается очень существенная государственная поддержка. Я не большой экономист, но, полагаю, если бы нашим давали хотя бы половину того, страна давно бы могла отказаться от такого объёма ввозимого продовольствия.

У алтайских крестьян, ещё в XIX веке торговавших продовольствием с заграницей, теоретически сейчас появились очень широкие перспективы. Но и опасения у них, насколько я понимаю, тоже есть: вот начну расширять производство (увеличивать объёмы и пр.), а эмбарго завтра отменят, всё вернётся на круги своя, и что? Куда девать «излишки» продукции, как «отбить» дополнительно вложенные средства? По-моему, в интересах государства более, скажем так, предметно обозначить курс на импортозамещение продовольственных товаров.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах