aif.ru counter
52

И любовь наша будет вечной, или янтарный цветок

Трое подошли к перевалу Тули, одетые в тёплые шерстяные одежды и высокие меховые сапоги, у каждого за плечами была торба с поклажей. Эльф и два человека – мужчина и женщина. Трое странствующих бардов, путешествующих из города в город, от расы к расе.

 

Эльф был среднего роста, его глаза вспыхивали цветом изумрудной зелени, а волосы горели медью, ложась на плечи так, что закрывали острые ушки. Мужчина был высок и красив собой: янтарные глаза, светлые волосы, величавая стать, на вид ему было лет двадцать семь - тридцать. Девушка не была красавицей, но все считали её прехорошенькой: чуть вздёрнутый носик, губки цвета лепестков розы и необычной красоты волосы, русые с серебряными прядками, которые она заплетала всегда в два забавных хвостика. Никто не знал, сколько ей лет, но выглядела она всегда на двадцать.

Уже третий раз за два года они приходят сюда, к гномьим горам, чтобы развлекать своими песнями и сказаниями обитателей гор.

            - Вот и дошли, - со вздохом сказала девушка. – Остался день пути по перевалу – и мы у гномов.

            - И там тебя уже ждёт с распростёртыми объятьями Дэрин влюблённый, - с насмешкой сказал мужчина.

Она сморщила носик и слегка обиженно ответила:

       - Бонавир, совсем не обязательно об этом вспоминать. Ну, подумаешь, песня моя ему понравилась, ну переиграла его в «кто больше выпьет и не свалится», да и то без помощи особой травки Эльбринана я не победила бы. Но ведь это не означает, что он в меня влюбился. Он же гном!

      - Да, да, он гном. И ты его перепила, пусть даже и не без помощи «волшебной» травки, - продолжал насмешничать Бонавир. – А ведь это для гномов самый главный критерий отбора самок для создания семьи.

            - Бонавир! – чуть не плача взмолилась Илена.

            - Хватит! – резко прервал их диалог эльф. – Мы идём или будем торчать тут, пока нас снегом не занесёт?

            - Идём, Эльбринан, конечно же, идём, - ответил Бонавир и зашагал к перевалу.

           - И за что ты его любишь, не понимаю. Он ведь мучает тебя своими похождениями к другим женщинам, да ещё насмехается над тобой! – сказал эльф девушке.

            - Ты – эльф, Эльбринан, тебе не понять нас, людей,  - вздохнула Илена.

            - А по-моему, ты просто глупа, - и эльф зашагал вслед за Бонавиром.

            - Может и так, - пробормотала девушка и зашагала следом.

 

В таверне царило шумное оживление - редкое явление в гномьих пещерах.

            - И чего суетятся, чего мечутся, не дадут спокойно эля выпить, - недовольно бормотал Бифур.

            - Бифур, дружище! Сегодня ты вдоволь напьёшься эля, пива, настойки мухоморовой и ещё боги знают чего! – с весельем в голосе ответил ему Туин. – Сегодня барды выступать будут. Старейшины объявили пир на два дня!

            - Вот только бардов нам тут не хватало, - проворчал Бифур. - То воители человеческие якобы нам в помощь. А кто их просил нам помогать? Мы и сами с демонами управимся! То барды эти, свои плясульки будут нам показывать. Тьфу, деваться от них некуда!

Туин в ответ только рассмеялся и похлопал Бифура по плечу.

            - Эй, Дэрин! – крикнул он, давясь от смеха, обращаясь к гному, сидевшему у самой стены таверны за столом, почти не освещавшимся лампой. – С бардами та пришла, что перепила тебя!

После этих слов все, кто был в таверне, захохотали, а Дэрин молча поднялся и с хмурым видом вышел из таверны.

Шум, толкотня, смех, звон бутылок и стук кружек о столы: в таверне царило веселье, редкое явление после начала войны. Илена сидела за столом, стоявшим почти посередине таверны, в окружении гномов, хозяев гор, и людей, прибывших помочь гномам в войне. Она звонко смеялась, и её смех, переливом колокольчиков разлетаясь по таверне, заражал всех хорошим настроением и верой в победу. Эльф Эльбринан сидел за соседним столиком чуть правее Илены, а Бонавир предпочёл столик напротив двери и вовсю флиртовал с девушками, обслуживающими посетителей таверны, и с женщинами-воительницами.

Вдруг шум стих, разговоры смолкли, и со всех сторон послышались тихие смешки – в таверну вошёл Дэрин.

            - Ну чего замолкли? - проворчал он. – Честному гному уже и в таверну зайти нельзя эля выпить! – бурчал он себе под нос, пробираясь к дальнему полуосвещённому столику.

Когда он проходил мимо столика Илены, все, кто был в таверне, разразились хохотом. Илена вздрогнула, а Дэрин, казалось, стал белее своей бороды, заплетённой в мелкие косички. Девушка стала искать глазами Бонавира, ожидая, что он поддержит её, но увидела в его глазах лишь насмешку, а на губах кривую улыбку. Ему было так же весело наблюдать за смущением гнома, как и за её растерянностью. И тогда в душе её что-то закипело, заклокотало и почти вырвалось наружу, но тут Эльбринан пришёл на выручку.

            - Интересно, после какой кружки эля человек свалится мертвецки пьяным, если в эль не добавить «волшебный» ингредиент? Илена, ты как считаешь? – произнёс он еле слышно как бы промежду прочим, но при этом его услышала вся таверна.

Сначала все посмотрели на Эльбринана, оценивая его слова, затем взгляды присутствующих переместились на Илену и Дэрина. А потом…

            - Хо-хо-хо! Ха-ха-ха! Ох-хохо-хахаха! – как будто гром грянул. Кто-то уже хлопал Дэрина по плечу, кто-то аплодировал Илене и Эльбринану, кто-то кричал, что барды прохвосты, утёрли-таки нос гномам. Но напряжение уже спало, и Илена с облегчением вздохнула. Благодарно кивнув эльфу, она забралась на стол с кружкой пива в руках и сказала настолько громко, насколько было возможно перекричать возникший гвалт:

            - А ну-ка, все взяли кружки, наполнили их элем, и подпеваем!

И пританцовывая, она начала петь.

             Мы ребята удалые,

            Хоть и рост наш не велик.

            Но без пива с пеной в кружке

            Жить устав нам не велит.

           

            Хо-хо-хо, мухоморова настойка.

            Хо-хо-хо, пиво, эль.

            Нам вот столько и полстолька

            Каждый день выпить не лень.

 

            Коль грустим мы, иль болеем,

            Иль устали от борьбы,

            Лишь один глоточек эля

           Вмиг избавит от хворьбы.

 

           Хо-хо-хо, мухоморова настойка.

            Хо-хо-хо, пиво, эль.

            Нам вот столько и полстолька

           Каждый день выпить не лень.

 

           Демон пусть клыки оскалит –

           Мир мы снова обретём:

           Мы глотнём немного грога –

           Без победы не уйдём!

 

           Хо-хо-хо, мухоморова настойка,

           Кружка эля, пиво, грог.

           Перед битвой сделать надо

           Рома жгучего глоток.

 

            Хо-хо-хо, мухоморова настойка.

            Хо-хо-хо, пиво, эль.

            Нам вот столько и полстолька

            Каждый день выпить не лень.

 

Гномы радостно хлопали в ладоши, стучали кружками о столы и подпевали. А когда Илена закончила петь, она залпом выпила содержимое кружки под общий одобрительный гул, и спрыгнула со стола.

Когда гомон немного утих, Эльбринан достал из своей торбы дорожную арфу и начал играть. В таверне воцарилась полная тишина, ни одного звука, кроме звучания арфы, не было слышно. Красоту эльфийской мелодии невозможно описать словами, её можно только почувствовать душой. Все заворожённо слушали. Илена, как и все, наслаждалась музыкой. Уже не первый раз она слышала, как играет Эльбринан, но каждый раз его игра поражала её мастерством и лёгкостью. Вдруг краем глаза девушка заметила у выхода какое-то движение. Она оглянулась на дверь таверны и увидела, как Бонавир выходит с девушкой, придерживая её за талию и что-то нашёптывая на ушко. И снова у неё в душе заклокотало. Илена встала, и, стараясь никого не потревожить, как можно тише вышла из таверны вслед за Бонавиром.

Через несколько шагов она догнала парочку.

           - Бонавир! – окликнула она мужчину. – Скоро твоё выступление, а ты уходишь?

Двое остановились и обернулись.

            - Илена, давай без сцен. Я вернусь до начала выступления. А теперь будь умницей, возвращайся в таверну и поработай ещё немного, - и он слегка подтолкнул Илену к таверне.

            - Ты будешь развлекаться с очередной девкой, а я буду, значит, работать за двоих? Ну уж нет! Я больше не намерена это терпеть! Ты сейчас же вернёшься вместе со мной в таверну!

            - Ты не смеешь мне указывать! – прошипел Бонавир сквозь зубы. – Ты всего лишь бродячая артистка. Ты для меня никто! Я путешествую вместе с тобой только потому, что ты охотно согревала мою постель, когда мне это было нужно. Сейчас ты мне не нужна, так что возвращайся в таверну и работай. А ночью я, может быть, приду к тебе и приласкаю, - уже открыто насмехаясь над девушкой говорил бард.

            - Ты… Да как ты смеешь так со мной! – Илена размахнулась и влепила Бонавиру звонкую пощёчину.

Бонавир, разозлившись, с силой толкнул девушку и та упала.

            - А я думал, что барды только плясульки показывать умеют да глотки драть. Оказывается, они ещё и девушек обижать горазды, - пробасил кто-то со стороны.

Бонавир обернулся на голос и увидел Дэрина.

            - А, это ты… гном, влюблённый в человека, - со смешком произнёс Бонавир. – Не лезь не в своё дело!

       - Ты осмеливаешься угрожать тому, у кого в гостях ты находишься? Да ещё оскорбляешь предмет влюблённости хозяина? – с удивлением спросил гном. - Однако манерам тебя не научили, похоже, мне придётся это сделать, - произнёс Дэрин, вынимая из-за пояса свой топор.

            - Я не собираюсь с тобой драться, гном.

            - Что, кишка тонка, бард, сразится с тем, кто ниже тебя? – хохотнул Дэрин. – Тогда извинись перед девушкой, и я сделаю вид, что ничего не было.

На скулах человека от гнева играли желваки. Он не скрывая злости смотрел на гнома, который помогал Илене подняться. Наконец он выдавил из себя:

            - Прошу прощения. Но с этого момента мы больше не в одной команде, - он повернулся, взял свою спутницу под руку и, спустя минуту, они скрылись за поворотом пещеры.

            - Ты в порядке? – спросил Дэрин.

          - Да, кажется… - рассеянно произнесла Илена. – Спасибо, что заступился. Тебе, наверно, было тяжело принять такое решение.

            - Почему? – пробасил гном.

            - Ну, из-за слухов о твоей любви ко мне, - произнесла Илена, краснея от смущения.

            - А с чего ты решила, что это слухи? – произнёс гном, затыкая топор обратно за пояс.

Затем он повернулся и зашагал к таверне, а Илена стояла посередине гномьей пещеры, ошеломлённая признанием Дэрина, преданная своим возлюбленным, и не знала, что же ей теперь делать.

 

Была глубокая ночь. Песни и развлечения давно закончились, таверна закрылась до утра. В пещерах было пусто, лишь время от времени их осматривали одинокие патрули.

Она шла, крадучись, прижимаясь к стенам пещер, стараясь избегать встреч с патрулями.

            - Я смогу, я это сделаю, я должна, - шёпотом приговаривала она.

Благополучно минуя последнюю пещеру, девушка выбралась из гор, перед ней лежал путь через перевал Тули. «Мы больше не в одной команде», - звучал голос в её голове. – «Ты для меня никто… всего лишь бродячая артистка… ты мне не нужна…» Эти слова больно хлестали её душу, но на её решение повлияли слова гнома: «А с чего ты решила, что это слухи?» Она вспомнила, как растерянно стояла посреди пещеры, не зная, что ей делать. А потом пришла мысль и она решилась.

Постояв ещё мгновенье, девушка двинулась в путь. Тёплые одежды оберегали её от холода снегов и пронизывающего ветра. Торба была заполнена продовольствием и питьём на три дня. «Я дойду до Трейтана, найду там работу, и больше никогда… НИКОГДА не буду странствовать, а, может даже, и петь больше не буду». Она не думала о том, что путешествие в одиночку через гномьи горы может быть опасным, и эта беспечность её чуть не погубила.

Пройдя полпути, Илена решила сделать недолгий привал. Не отдохнув и пяти минут, она почувствовала, как за спиной что-то вспыхнуло. Девушка обернулась и увидела демона. Ростом он был футов девять, огненно-красный с одним рогом на голове, уродливое лицо перекошено яростью. Илена закричала и бросилась бежать. Её сердце громко стучало, или это были шаги демона за спиной?

Она бежала, падала в снег, поднималась и продолжала бежать, путаясь в полах длинного зимнего плаща. Внезапно разыгралась буря. Снег слепил глаза, ветер сбивал с ног, но Илена знала, если она остановится – это будет конец. Неожиданно она во что-то врезалась с такой силой, что отлетела назад на пару шагов. Когда девушка подняла глаза, прикрываясь рукой от слепящего снега, то увидела перед собой ещё одного демона. Футов пять ростом с кабаньей головой, ядовито-зелёного цвета. В своих лапищах он держал трезубец, направленный остриями вниз.

Девушка попятилась назад, не вставая с земли, но потом вспомнила, что со стороны гномьх пещер её настигает огненный демон. Тогда она сжалась в комок, закрыв голову руками, зажмурила глаза, и мысленно стала ругать себя за свою глупость и беспечность. Она слышала за спиной приближающийся топот девятифутового демона, слышала, как трезубец рассекает воздух…

И вдруг что-то просвистело у неё над головой, затем ещё раз, и ещё. Девушка открыла глаза, подняла голову и увидела, как зелёный демон заваливается в снег, а из его груди торчат арбалетные болты.

- И-ех! – и огненный демон взревел от боли.

- И-ех! – арбалетный болт попал ему прямо в глаз, демон заметался, размахивая своими ручищами, пытаясь схватить обидчиков.

- И-ех! – три топора со свистом вошли в его тело, и демон упал, подняв тучу снега.

- Скорее, сюда! Ну же, давай! – услышала она чей-то бас сквозь вой бури.

Кто-то схватил её за руку, помог подняться и потащил. Она не понимала, кто это, что происходит, и жива ли она ещё. Она бежала, мимо демона, ворочающегося в сугробе, бежала, не разбирая дороги. До неё смутно доносились какие-то крики, звон оружия. И вот она уже в пещере, видит, как гномы закрывают проход огромным камнем и запирают пещеру охранными рунами. Она понимает, что находится в безопасности, сознание её отключается, и последнее, что она слышит:

- Держи её, а то расшибётся!

Открыв глаза, Илена обнаружила, что лежит на каменной кровати, застеленной мягким покрывалом. Рядом с ней сидел Эльбринан.

- Рад, что ты в порядке, - сказал он, увидев, что девушка пришла в себя. – Хотя я надеялся, что ошибаюсь насчёт твоей глупости.

- Эльбринан, я рада тебя видеть. А что произошло? Я помню только, как на меня напали двое демонов и как я бежала, а потом - стены пещеры и темнота.

- Демоны перешли в наступление. Гномы готовятся к отражению вражеского натиска. Перевал Тули завалило лавиной, так что мы здесь застряли надолго.

- А Бонавир? Что с ним? – спросила Илена, приподнимаясь на локте.

- Ты беспокоишься о нём? После всего произошедшего?

- Эльбринан! – взмолилась девушка.

- Да что с ним будет! Развлекается с очередной пассией, как обычно, - эльф брезгливо поморщился. – А ты знаешь, кто тебя спас?

Этот вопрос застал девушку врасплох.

- Гномы… - неуверенно произнесла она. – Кто же ещё. Не Бонавир же!

- Гномы, - повторил за ней Эльбринан. – Это был отряд Дэрина.

- Ох! Дэрин… Он уже второй раз спасает меня. Я даже не знаю, как смогу отблагодарить его.

- Я знаю.

- Что?

- Просто скажи сегодня «да».

- О чём ты? Я не понимаю…

- Грядёт большая битва. Гномы что-то придумали, чтобы одним ударом запечатать все шесть порталов Демолиона. Старейшины попросили нас выступить перед тем, как воины отправятся на битву. Ты сможешь выступать?

- Да… Думаю, что смогу.

- Тогда через час поднимайся в Башню Совета, - Эльбринан встал и направился к выходу.

- Подожди! – окликнула его Илена. – При чём здесь битва и моя благодарность Дэрину?

- Просто скажи «да» - ответил Эльбринан и вышел, оставив девушку в глубоком раздумье.

 

Через час Илена поднялась на башню, единственную в гномьих горах. Хозяева гор называли её Башней Совета. Здесь уже было много народу: гномы и люди, все в доспехах и при оружии. Над башней стоял приглушённый гомон, разговоры шли вполголоса.

- Илена, сюда! – помахал ей из толпы Эльбринан.

Илена поискала глазами Бонавира. Он обнимал какую-то девушку и чему-то смеялся. Илена покачала головой и начала протискиваться сквозь воинов к эльфу.

Через минуту гомон стих, и один из Старейшин гномов начал речь.

- Гномы и люди! Вот уже несколько лет мы ведём борьбу с демонами, сдерживая их натиск и не давая им проникнуть дальше этих гор! Мы потеряли многих доблестных воинов и среди гномов, и среди людей! Но мы также уничтожили или отправили обратно в Демолион демонов, по численности превосходящей наши потери! Все эти годы мы готовили удар, который положил бы конец войне и запечатал бы порталы демонов на многие века, а может даже и навсегда! И настало время претворить задуманное нами в жизнь! Ибо враг наш осмелел и набрал силу настолько, что чуть не прорвал нашу оборону! Через два часа воины выступят в поход, чтобы нанести врагу сокрушительный удар! Да помогут нам боги!!!

Аплодисменты на миг оглушили Илену.

- Ты готова? – спросил её Эльбринан.

- А Бонавир не будет выступать с нами? – спросила она.

- Нет, - резко ответил эльф.

Илена грустно вздохнула и произнесла:

- Играй.

Эльбринан тронул струны своей арфы, вокруг воцарилась тишина.

Илена запела:

 

Вот и настал час разлуки.

Бьётся сердце тревожно в груди.

Я запомню навек твои руки,

И тебя буду ждать. Приходи.

 

Возвращайся ко мне ты скорее,

Возвращайся ко мне ты живым.

И одна лишь надежда всё греет,

Всё твердит мне, что мы победим!

 

Краски буйные вновь заиграют,

По лугам разольются цветы,

Солнце в небе опять засияет.

И вернёшься ко мне сразу ты.

 

Обними ты меня на пороге,

Поцелуем согрею своим…

Ты уйдёшь – я застыну в тревоге.

Но в разлуке любовь сохраним.

 

И бессмертной любовь наша будет,

Ведь её не сломить никому.

Воедино сплетя наши судьбы,

Мы пойдём по пути одному.

 

Закончилась песня, стихла музыка, но никто не расходился. Все чего-то ждали.

Из толпы вышел Дэрин и подошёл к Илене.

- Я не бард, я воин, да к тому же гном, - при этих словах кто-то в толпе хихикнул, - я не умею складывать красиво слова. Поэтому скажу просто и прямо. Меня назначили командующим хоругвью, я смогу обеспечить тебе защиту и жизнь, какую ты только пожелаешь. Илена, будь моей супругой! – и он протянул ей невероятной красоты колье, собранное из различных драгоценных камней.

Илена растерялась. Она ожидала, что сейчас все присутствующие разразятся хохотом, но вокруг стояла лишь звенящая тишина. Она растерянно оглядывалась по сторонам, но видела лишь серьёзные лица, ожидающие её ответа. Только Бонавир ухмылялся. Тогда она вспомнила слова Эльбринана: «Просто скажи «да». Она посмотрела на гнома и сказала:

- Да.

 

Пещера была украшена драгоценными камнями и кристаллами, в середине её находилось озеро кристальной чистоты, даже какие-то кустики буйно росли и цвели здесь. Пещера была битком набита народом. Всем было любопытно посмотреть на свадьбу гнома и человека – такое не часто увидишь! На полную церемонию не было времени, поэтому её сократили до нескольких минут.

Дэрин и Илена стояли в центре пещеры возле озера перед высеченным из камня алтарём. За алтарём стоял Старейшина и произносил свадебную речь. Он говорил что-то о силе камня, о крепости и глубине гор, о необычном союзе, предвещающем начало новых крепких отношений и что-то ещё, о чём Илена не слушала. После речи Старейшины гном и девушка положили на алтарь по одному предмету, символизирующие их союз. Дэрин положил алмаз, а Илена - цветок с пятью лепестками янтарного цвета, сорванного в пещере перед церемонией.

На этом свадьба закончилась. Принимая поздравления, Илена искала глазами Бонавира. Она увидела, как он уходит в соседнюю пещеру, скрытую заросшей густой растительностью аркой. Насколько это было возможно, девушка незаметно последовала за ним.

- Бонавир! – позвала она его, пройдя под аркой.

Он стоял, прислонившись к стене, скрестив руки на груди.

- Я знал, что ты придёшь, - ухмыльнулся он.

- Бонавир! – девушка бросилась в его объятья. – Бонавир, я люблю тебя! Давай всё забудем и снова будем вместе! – говорила она, целуя его.

- Кхм! – гулко раздалось в пещере.

Илена отпрянула от Бонавира, а он, казалось, ничуть не смутился создавшейся ситуацией.

- Нам пора выступать, проводишь? - проговорил Дэрин.

- Д-да, конечно, - виновато пробормотала девушка.

Уходя, он обернулся и сказал:

– Ты вольна делать что хочешь, я тебя держать не стану.

От этих слов у Илены подступил ком к горлу.

- Дэрин! – она не знала, что хотела сказать ему, но чувствовала, что должна была хоть что-то сказать.

- Мне пора, - прервал её гном и вышел, столкнувшись под аркой с девушкой из таверны.

- Бонавир! Вот ты где! А я тебя повсюду ищу, - недовольно поджав губки, произнесла девушка. – Милый, мы же хотели поразвлечься немножко, ты забыл? – захихикала она.

- Поразвлечься? Милый? – Илена почувствовала, что над ней зло посмеялись.

- А разве для тебя это имеет значение? – спросил её бард. – Ты ведь всё равно ко мне прибежала. «Я люблю тебя … Давай всё забудем…» - передразнил он её.

- Ты! Ты просто монстр! Ты даже хуже демонов!!! – закричала она. – Ты… больше… никогда… не причинишь… мне…боль, - уже спокойно сказала она, выделяя каждое слово.

Затем она развернулась и выбежала из пещеры, слыша за спиной издевательский смех Бонавира.

 

Прошла неделя, завал на перевале Тули расчистили и Бонавир покинул горы. Илена осталась у гномов ждать вестей от Дэрина и Эльбринана. Эльф отправился с воинами, убедив Старейшин, что его магия может помочь в битве.

В тот вечер она сидела в таверне за столиком, который обычно занимал Дэрин. Весь день она не находила себе места, какое-то смутное предчувствие терзало её. Но она списывала всё на обычное беспокойство о муже и друге.

Народу в таверне было немного: десяток гномов да девушка, подносившая им пиво.

Дверь таверны отворилась, и вошёл Эльбринан, уставший, запорошённый снегом.

- Пить! – произнёс он хриплым голосом.

Тавернщик тут же поставил на стол кружку с элем. Эльф выпил её залпом и молча протянул тавернщику. Кружку снова наполнили, и через мгновение она опустела. Все молча следили за бардом. И лишь когда была выпита третья кружка, эльф сказал:

- Получилось! Мы запечатали все порталы!

Раздались радостные возгласы, а Илена бросилась обнимать друга.

- Эльбринан, как я рада тебя видеть! Значит, мы победили? Это так здорово! – щебетала она. – А где Дэрин? Он вернулся вместе с тобой?

Эльбринан лишь молча посмотрел на неё и покачал головой.

Высота башни поражала. Казалось, она поднимается к самим богам. Башня Совета. Здесь Дэрин сделал ей предложение, и она приняла его, чтобы отомстить Бонавиру. Как глупа она была, не видя истины. Бонавир был ей безразличен, в ней говорила лишь уязвлённая гордость женщины. А Дэрин, милый Дэрин (если «милый» можно применить к гному) был дорог ей, но она этого не замечала.

Илена стояла на краю башни, держа в руках цветок, который на свадебном алтаре составлял пару алмазу. Она вспоминала свой разговор с Эльбринаном. Он рассказал ей, как погиб её муж. Во время битвы что-то пошло не так, и Дэрин прыгнул в один из демонских порталов, разя врагов своим топором, стараясь выиграть время, чтобы другие могли исправить ошибку. Он не смог уйти от взрыва, запечатавшего порталы, но он пал героем, и многие века его подвиг будут воспевать барды.

Она вспоминала своё первое посещение гномьих гор, как она выиграла у Дэрина в поединке с выпивкой, как он заступился за неё перед Бонавиром, как спас её от демонов, как он смотрел на неё перед тем, как уйти на битву. В её голове проносились фразы: «…Дэрин влюблённый… Просто скажи «да»… Он не смог уйти от взрыва… А с чего ты решила, что это слухи?.. я тебя держать не стану… А по-моему, ты просто глупа… Он не смог уйти от взрыва…»

«Он не смог уйти от взрыва! Он не смог уйти от взрыва! Он не смог уйти от взрыва!» - стучало у неё в висках. И, больше не имея сил терпеть эти удары, она шагнула вниз. И лишь цветок с пятью лепестками янтарного цвета остался лежать на полу…

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых