aif.ru counter
109

Мальчик, пытавшийся повеситься из-за отчима, после лечения живет в приюте

Барнаул, 12 декабря - АиФ-Алтай. Увидев сегодня информацию пресс-службы следственного управления Следственного комитета РФ по Алтайскому краю об осуждении жителя Солонешенского района, из-за которого едва не повесился его 10-летний пасынок, «АиФ-Алтай» заинтересовался дальнейшей судьбой ребенка.

И очень хотелось узнать, как мать мальчика – назовем его Антоном - могла закрывать глаза на жестокое отношение сожителя или гражданского мужа (кому как удобнее) к своей «кровиночке», и почему районные «надзорные» структуры «проморгали» опасную семейную ситуацию?

Напомним, следователь Белокурихинского межрайонного следственного отдела регионального СУ СКР Константин Пыль, разбиравшийся в попытке самоубийства малолетнего, по окончании дела счел необходимым внести «представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, в органы полиции и комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав при администрации Солонешенского района».

Евгения Беликова, помощник руководителя регионального СУ СК по взаимодействию со СМИ, на основании обвинительного заключения в адрес ныне осужденного гражданина Байлагызова помогла нам в общих чертах «форматировать» семью.

С матерью Антона 39-летний мужчина проживает около 10 лет, ими «нажито» две девочки (все дети – на фамилии женщины, а она не Байлагызова!). Уже после рождения дочерей папаша был судим за причинение смерти по неосторожности.

После освобождения перебивался исключительно случайными заработками (видно, в понуждении мальчонки выпрашивать у прохожих сигареты был прямой «экономически-экономный смысл!» - ред.).

Тяга к спиртному у «главы семейства» была более постоянной. Выходит, что семья неблагополучная…

- Да, семья на всех учетах стояла у нас как неблагополучная, - подтвердила Людмила Шередеко, главный специалист отдела по опеке и попечительству комитета по образованию администрации Солонешенского района.

При этом, по ее словам, о притеснениях и избиениях «воспитателем» мальчика ничего не было известно (напомним, это продолжалось с мая 2011 г. по апрель 2012 г.).

«Ни мать, ни соседи о таких фактах не сообщали», - пояснила чиновница, обронив, что «они сами его, кажется, боялись». После неудавшегося самоубийства Антона он был устроен на лечение в «психиатрическую» клинику, где провел почти три месяца.

Младшие его сестренки на время были помещены в бийский приют «Надежда»: «общество» вынуждало их мать «взяться за ум».

Хотя, по словам Шередеко, женщина употребляла спиртное только «время от времени», ее полечили в наркологии, после чего устроилась на постоянную работу дояркой, сделала дома кой-какой ремонт и приобрела кой-какую мебель. В итоге дети вернулись домой.

Антон, правда, ненадолго: как только в дом вернулся «временно отсутствующий» Байлагызов, он сбежал. Сейчас мальчик находится в бийском приюте. С ответом на вопрос, что теперь-то, после вынесения приговора отчима, его, наверное, можно вернуть домой, Людмила Шередко замешкалась.

По ее словам, вполне возможно, опека будет ставить вопрос о лишении матери родительских прав в отношении сына, потому как есть признаки, что она относится к мальчику «неадекватно»…

- Но мы глаз с этой семьи больше не спустим, - заверила нас собеседница.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество