aif.ru counter
209

Светлое будущее алтайского театра. Почему из края уезжают любимые актёры?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. "АиФ-Алтай" 12/09/2018
Поиск вектора развития в Драмтеатре напоминает странствия Ивана в пьесе Василия Шукшина.
Поиск вектора развития в Драмтеатре напоминает странствия Ивана в пьесе Василия Шукшина. © / Виктор Крутов / АиФ

В конце августа из Алтайского краевого драматического театра уволился один из ведущих актёров – Александр Хряков. Он был задействован в 16 из 30 спектаклей репертуара театра.

За роль рядового Фридриха Войцека в спектакле «Войцек» Александр Хряков был удостоен высшей театральной награды – национальной театральной премии «Золотая Маска». В 2016 году читатели «АиФ-Алтай» выбрали Александра Хрякова самым любимым актёром.

В театре признали, что замену ему найти будет очень тяжело. Молодые актёры из Новосибирска Сергей Филипченко и Максим Волков, которые войдут в труппу театра, только частично смогут «перехватить» роли уехавшего в Красноярск 50-летнего актёра.

Всего за последние месяцы из театра драмы ушло несколько актёров. Помимо Александра Хрякова это Сергей Стасюк, Вячеслав Сысоев и Игорь Черепанов. А в ночь на 27 августа ушёл из жизни Анатолий Кирков. Начинать сезон 14 сентября театру придётся с поредевшей труппой.

Не только зарплата

В хорошем театре есть определённая магия – темнота зрительного зала, свет на сцене, актёры на расстоянии нескольких шагов – живые, как есть. Всё погружение в мир пьесы, сюжета происходит за счёт таланта артистов – заставят они зрителя забыть, что это театр, смогут удержать внимание, всколыхнуть эмоции или люди в креслах будут думать о буфете и домашних делах?

К сожалению, в Алтайском крае постановок, которые могут зацепить, заставить задуматься, не так много – одна-две за театральный сезон, хотя для того же драмтеатра государственное задание на год – 20 новых или восстановленных спектаклей. Меньше всего разочаровывает алтайского зрителя Театр музыкальной комедиии. Затем следует, вероятно, Молодёжный театр Алтая, а замыкает тройку больших театров – Драматический театр, который некоторые наблюдатели, знакомые с его внутренней кухней, называют театральным кружком при администрации края. При том что талантливых актёров в нём не меньше, чем в других театрах края. Так почему из театра уходят и молодые, и уже именитые артисты, почему ропщет алтайский зритель?

Государственное задание на 2018 год в наполняемость зрительного зала на 60% и 78,6 тыс. зрителей театру, вероятно, удастся выполнить. Но не благодаря постановкам, о которых спорят и говорят, а больше за счёт верности зрителя.

Кто-то считает, что дело в деньгах. На культуру в год тратится около двух процентов краевого бюджета, на содержание краевых театров выделяется около 220 млн рублей. Остальное культурные учреждения должны зарабатывать сами – либо своими спектаклями, цена билета на которые может доходить до тысячи рублей, либо гастролями. Когда в 2007 году проходила реконструкция Театра драмы – многие критиковали светлый интерьер, в котором трудно работать осветителям, который не соответствует духу драматического театра. Зато такой интерьер идеален для концертной деятельности. И драмтеатр принимает гостей с удовольствием. В этом году в рамках гастрольных туров на сцене театра выступят Лия Ахеджакова, Кристина Орбакайте, Михаил Шуфутинский, Светлана Сурганова, Владимир Кузьмин. Цена билетов доходит до 4,5 тыс. рублей. Какие-то деньги театр, конечно, зарабатывает. Но, видимо, недостаточно. Руководство драмтеатра неоднократно обращало внимание на то, что труппе трудно ездить на гастроли по районам – нет собственной техники, чтобы перевозить декорации. Также сообщалось, что в театре нет денег на приличные компьютеры или замену ламп профессионального осветительного оборудования.

Экономить приходится на многом, и, к сожалению, на артистах. Как в театре драмы, так и в других театрах края зарплата многих актёров колеблется на уровне 12-15 тыс. рублей в месяц. Кто-то терпит, особенно если театр помогает служебным жильём. Кто-то уходит и уезжает. На недавней встрече с работниками сферы культуры врио губернатора Виктор Томенко вспомнил о зарплатах: «Когда жил в Красноярске, было непонятно, почему люди уезжают из этого региона. Когда приехал, посмотрел, то сразу стало ясно. Были сложности, финансовые ограничения серьёзные».

Деньги, оплата труда – важный факт работы театров. Но не единственный, и многие актёры признают – не главный.

Контакт со зрителем

Алтайский край не является театральной столицей Сибири. Гремит театральная школа Новосибирска, хотя и там есть театры с самодеятельным уровнем постановок. Известен Красноярск. Достойно смотрятся Томск и Омск. У театра Алтайского края были громкие дни – когда там работали Владимир Золотарь или Роман Феодори, – их постановки широко обсуждались, номинировались на «Золотую маску». Были споры, даже скандалы, но были и прорывы, биение театральной жизни. И хотя краевая власть не всегда благоволила неоднозначным постановкам, зритель был вовлечён в жизнь театра и защищал право спектаклей на жизнь. Сегодня же одной из претензий к Театру драмы является утерянная связь со зрителем.

Возможно, из-за этого бурное ранее обсуждение всех постановок на площадках различных социальных сетей в Интернете превратилось в скудный ручеёк реплик: «Читки забросили, никакого взаимодействия зрителей и театра нет, никаких совместных мероприятий, акций, встреч, программ лояльности, клубов, обсуждений, голосований за лучших актёров сезона – ничего, что успешно применяется в других театрах». Кто-то ругает зрителей за неблагодарность, когда не замечаются попытки талантливых актёров «вытянуть» даже слабый в основе спектакль. А кто-то сетует на то, что хороших спектаклей мало: «Спектакль должен как минимум на эмоциональном уровне срабатывать, а тут даже этого нет. Зачем держать в репертуаре несмешную комедию?». Более глобальные жалобы зрителей: у театра отсутствует духовный стержень, мало «культуры в самом широком смысле этого слова». Ещё зрителей неприятно удивляет отношение театра к своим бывшим актёрам – информация и фотографии ушедших мигом удаляются с сайта, как будто их никогда и не было. Сами работники театра, а это не только актёры, но и обеспечивающий персонал работников сцены, кулуарно признают – что очень не хватает острых постановок, а «восстановленные» старые спектакли не отвечают духу времени. И эта проблема не только драматического театра, но и всей театральной жизни столицы края.

Где найти режиссёра?

Но главная, уже почти десятилетняя проблема большого театра – фигура главного режиссёра. Если его нет – у труппы нет радетеля и защитника, а у театра – капитана и проложенного на карте маршрута. Директор, даже умный и порядочный, – не замена режиссёра, он лишь администратор и финансист, а не штурман и рулевой.

В мае 2017 года в очередном интервью «АиФ-Алтай» патриарх театральной сцены Алексей Самохвалов в очередной раз говорил о важности фигуры главного режиссёра для театра драмы. «Самая большая беда нашего театра – то, что мы остались без главного режиссёра,– говорил тогда заслуженный артист РСФСР. – Главный режиссёр – это, прежде всего, репертуар. Это генеральная линия. Раньше драмтеатр работал неплохо, получал «Золотые маски», участвовал в фестивале «Сибирский транзит» и ниже третьего места не опускался. А теперь на «Сибирский транзит» нас даже не приглашают. Нам нечего показывать… Молодые знают, что должен быть режиссёр, который ставит спектакли. А ставить-то и некому. И научить некому. Поэтому варятся в собственном соку. Но делать режиссёра из выпускника института – это как лейтенанта ставить командовать дивизией».

С ним согласна и театровед, театральный критик Елена Кожевникова, которая также отводит главному режиссёру особую роль творческой личности, который заинтересован в становлении, воспитании умной и думающей публики.

Без этой фигуры театр всё больше становится частью массовой культуры,  «милый пустячок» – по определению Алексея Самохвалова. Ничего страшного. Но почему этот пустячок должен присутствовать на сцене краевого театра драмы им. Шукшина? – спрашивал патриарх сцены.

Выносить сор из избы не любит никто – работники театров в том числе, срабатывает корпоративная этика. Даже кулуарно уход актёров обсуждается осторожно. Но то, что театральная жизнь в крае требует новых подходов и особого внимания,  – соглашаются многие.

Потенциал есть – театры края не раз это доказывали в прошлом. Может быть, новое руководство края, знакомое с традициями красноярской театральной школы, даст добро на театральные эксперименты, неожиданные постановки и творческую дерзость. И поможет вернуть в главный театр края фигуру главного режиссёра. У Барнаула как театрального центра, хочется верить, славное будущее.

Комментарий

Артист Красноярского театра юного зрителя, в прошлом артист первой категории Алтайского краевого театра драмы Вячеслав Сысоев:

– Всё очень просто. В Алтайском краевом театре драмы нет адекватной творческой политики. Нет того человека, который называется главным режиссёром. А когда нет руководителя именно постановочного процесса, все артисты в театре находятся в подвешенном, расплывчатом состоянии. Любому театру нужна общая объединяющая идея, которую должен нести и транслировать один человек – режиссёр. Именно в этом главная проблема театра, а не оплата труда, на которую принято жаловаться. Потому что низкие зарплаты предлагают во многих театрах.

А в Красноярском ТЮЗе сложилась в данный момент очень хорошая команда с сильным наставником, что позволяет театру делать очень качественные и хорошие вещи, радовать постановками зрителя.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах