aif.ru counter
122

Под ливнем пуль, под стук колёс. Война и мир железнодорожника Зворыгина

Виктор Крутов / АиФ

В честь столетия эксплуатационного локомотивного депо Барнаула Григорию Кузьмичу Зворыгину несколько лет назад вручили фирменный памятный сувенир. Самая примечательная его часть – небольшая копия паровоза, «начинка» которого воспроизводит звук движения поезда.

Звучит пронзительный гудок; слышно, как состав трогается с места, набирает скорость, переходит на ровный ход, с характерным лязгом тормозит, опять подавая сигнал, – полное ощущение, что стоишь на перроне... Григорий Кузьмич, 30 лет отработавший на железной дороге, вслушивается в эти звуки, как в первый раз, и морщинки вокруг его глаз разглаживаются, а на лице появляется улыбка... Может быть, он вспоминает свой самый первый паровоз, с которым познакомился, попав учиться в техникум паровозного хозяйства?

Фронт, госпиталь, фронт…

Техникум, честно говоря, не был прямо-таки осознанным выбором: просто на станции Тайга Кемеровской области в середине прошлого века не было выбора учебных заведений. А раньше, когда семья Зворыгиных ещё жила в с. Таштып Красноярского края Хакасской автономной области, и Григорий учился в школе, он даже не успел задуматься о будущей профессии. В 1941 году, когда началась война, он только окончил 8 класс. Родного брата Григория – двумя годами старше – призвали сразу же, а его самого тем же летом отправили в город Черногорск, что неподалёку от Абакана.

«В один день позвали в военкомат, документы забрали, на утро велели быть с рюкзаком, сказали, в училище отправят, а куда и какое не пояснили, - вспоминает Григорий Кузьмич. - А оказался в городе угольщиков, где в фабрично-заводское училище набирали ребят учиться на отвалоотбойщиков».

Хотя чему там учиться? Это тяжёлая монотонная работа – кидать уголь на транспортёры. Добровольцев-то не было, вот через военкоматы и набирали. Мне семнадцатый годок, поэтому меня всё-таки пожалели, устроили в строительную бригаду при ФЗУ, через год вернули документы – и домой.

Но дома Григорий не задержался: направили в Ачинск, в артиллерийское училище, а вскоре перевели в Томск, в пехотное, весь состав которого в августе 1942 года стал пополнением для разных частей, воюющих на Харьковском направлении.

Семья Григория Зворынгина
Семья Григория Зворыгина Фото: АиФ/ Виктор Крутов

«На третий день по прибытию мы пошли в атаку под деревней Котыльба, - рассказывает Зворыгин. – Подсолнухи там росли густо-густо, но разве они могут защитить от шквального огня? Ранило меня там в лицо, глаза моментально отекли, ничего не видел, и два следующих месяца провёл в полевом госпитале. А брат мой старший в этом же году погиб под Сталинградом…»

Поправившись, Григорий оказался в запасном полку второго Украинского фронта, в районе Крюково – города на берегу Днепра. В большом танковом сражении зимой 1943 года он снова был ранен, и только через семь месяцев врачам харьковского госпиталя удалось поставить его на ноги. Дальше был резервный полк фронта, польский Сандомир, где готовился плацдарм для дальнейшего наступления советских войск: «В отделениях вместо 12 человек – где четыре, где пять, а траншеи копали за всех, без передыху».

Долгожданное известие о Победе Зворыгин с сослуживцами услышал в городе Лигнис, что километрах в двухстах от Берлина.

«Радость была неимоверная,- рассказывает Григорий Кузьмич, - только вот победную оружейную канонаду мы устроить не могли: часть наши считалась учебной, стрелять без команды было нельзя».

А вот долгожданная демобилизация у нашего собеседника случилась только в 1947 году, до того он, отучившись на курсах младших лейтенантов в Ташкенте, служил в г. Кушка, на границе с Афганистаном. А после – приехал в Тайгу («так семейные обстоятельства сложились»).

Григорий Зворыгин
Григорий Зворыгин Фото: АиФ/ Виктор Крутов

Почёт и орден за труд

Паровозное хозяйство так увлекло Григория, что он вдобавок отучился в училище для локомотивных бригад, а потом ещё и окончил Московский институт железнодорожного транспорта. Когда паровозы стали «уходящей натурой», он стал обучать машинистов тепловозов. Однажды один из его учеников - на минуточку - начальник депо Барнаула! – пригласил мастера к себе на работу, и Зворыгин приглашение принял, потому что врачи советовали ему увезти дочку из влажного климата Тайги.

На Алтае Григорий Кузьмич начал работать в локомотивном депо Барнаула мастером подъёмочного цеха по ремонту тепловозов, продолжая переучивать  тех машинистов паровозов, которые по каким-либо причинам не могли поехать на курсы в Тайгу. А потом на смену тепловозам стали приходить электропоезда, и снова пришлось самому учиться, и других учить. В 1965 году он «вырвался» в локомотивную  бригаду и сам водил поезда по краю, пока в 1972 году не стал победителем трудового социалистического соревнования, после чего его попросили занять место машиниста – инструктора. С этой должности  ныне «Почётный ветеран Западно-Сибирской железной дороги» и  ушёл на заслуженный отдых – с Орденом Трудового Красного Знамени за ратный труд.

Григорий Зворыгин
Григорий Зворыгин Фото: АиФ/ Виктор Крутов

Возможно, и продолжил бы Зворыгин трудовую биографию в каком-нибудь другом статусе, но нужно было ухаживать за тяжело заболевшей женой. В новый мир – именно так говорит Григорий Кузьмич – она ушла два года назад. Но до этого супруги дважды пережили страшное родительское горе: похоронили дочь, оставившую им на попечение внучку-школьницу, а потом и сына. Сергей, отслужив срочную службу в погранвойсках, пошёл по стопам отца, получил звание Почётного железнодорожника, привил тягу к локомотивам и магистралям двум своим наследникам, а потом «скосили» его последствия участия в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС.

Смотришь на Григория Кузьмича, разменявшего 96-й (!) год, и вспоминаются «пролетарские» строки  Владимира Маяковского: «Гвозди бы делать из этих людей - крепче бы не было в мире гвоздей!»

Он сам в абсолютном  порядке содержит свою квартиру, от «корки до корки» читает любимую газету железнодорожников «Гудок», много гуляет, с удовольствием  общается с внуками и правнуками, а летом ещё ухаживает за дачным участком на ст. Цаплино. Причём только в прошлом году он «сдался» внучке, чтобы она возила его туда, а раньше всё сам: «Да мне не трудно было, а рассаду отвезти или урожай привезти мне в родном депо всегда машину давали».

Младшие коллеги-железнодорожники (а старших-то почти не осталось!) не забывают ветерана войны и труда, приглашают на все праздники и сами в гости приходят. Тем и живёт Григорий Кузьмич, переживший войну, послевоенную разруху, потерю самых близких людей и не утративший интерес к жизни, как и удовольствия слышать, как гудят, набирая скорость, поезда.

Вся жизнь - железная дорога.
Вся жизнь - железная дорога. Фото: АиФ/ Виктор Крутов
Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах