aif.ru counter
846

Ветеран речного флота: Река Обь работала день и ночь

Виктор Крутов / АиФ

Ко Дню работников морского и речного флота, который отметили 3 июля, в микрорайоне Затон в Барнауле представили книгу «Речники Алтая».

Её автор – Сергей Ефимов, полковник милиции в отставке, член Союза журналистов. В книге рассказывается о более чем 55-летней истории выпускников и работников Барнаульского речного училища №7 имени Е. П. Дрокина.

Одним из героев книги стал Алексей Гармаш, ветеран речного флота, с которым мы решили поговорить об особенностях работы на реке Обь.

Плоты и баржи

Петр Шульга, altai.aif.ru: Алексей Лукьянович, почему автор книги «Речники Алтая» считает вас одним из инициаторов её создания?

Алексей Гармаш: Как и я, Сергей Ефимов учился в барнаульском речном училище в посёлке Затон – только на курс старше. Окончил училище с отличием, работал на танкерах. Но потом жизнь развела его с рекой. Но наши дороги пересеклись ещё раз – выйдя на пенсию, он какое-то время работал управляющим на АЗС, куда я устроился разнорабочим. Однажды разговорились, вспомнили об училище, и я сказал: Сергей Иванович, а было бы здорово написать книгу о речниках Алтая, так как Западно-Сибирское речное пароходство, которому давало кадры и барнаульское речное училище, фактически застроило весь север Томской области, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий округа. И он сказал, что это интересная идея.

– Откуда у вас, уроженца предгорий, интерес к речному флоту?

– Так получилось, что мой двоюродный брат Александр Хартов учился в училище речников и приезжал к нам в гости в красивой форме, с выправкой, которая мне нравилась. Поэтому по его стопам я поступил в речное училище и окончил его в 1974 году с отличием.

Первым судном, на которое попал во время учёбы как практикант, стал пассажирский теплоход «Патрис Лумумба». Полугодовая практика проходила интересно – два месяца на капитанской вахте. Потом два месяца в машинном отделении, и два месяца – палубным матросом. Всю службу корабельную практика позволяла познать.

После службы в армии отправился к брату Александру в Колпашево Томской области – там и началась постоянная речная флотская жизнь. Работа была очень интересной – буксировали плоты по рекам Кеть, Васюган, Парабель и, конечно, по Оби. Спускали плоты вниз по течению до Нижневартовска и назывались плотоводами Ново-Ильинской РЭБ флота Западно-Сибирского речного пароходства.

Сначала был мотористом-рулевым, заочно учился в новосибирском речном училище, получил диплом штурмана. В 1981 году в первый раз пошёл в навигацию уже капитаном. На буксире БВ-55 – однопалубном толкаче с водомётным движителем. Буксировал как плоты, так и баржи. Это был очень маневренный теплоход, который мог развернуться на реке, как солдат на каблуке. Корабль небольшой, вёрткий, но в то же время достаточно мощный – таскал плоты из леса по 2,5 тыс. кубометров.

Как не сесть на мель

– Что самое сложное в работе на реке?

– Меженный период – время самого низкого уровня воды в реке при уменьшении стока с водосборной площади летом во время сухой погоды. Примерно с середины или конца июля по сентябрь-октябрь. Тут нужно проявлять большую внимательность, знать нрав реки, хорошо знать лоцию и строго руководствоваться правилами плаванья.

– Какой нрав у реки?

– Река реке рознь. Нужно знать лоцию, которая определяет перекаты, перевалы, где свайные течения, где прижимные. У нас были лоцманские карты на каждую реку, но опыт был не менее важен. Как, к примеру, провести состав из барж или плот, где нужно заранее его оттянуть от острова, чтобы не положить его на остров, как не посадить на перекате, не зайти за буи, за вехи. Человек со стороны в этом не разберётся, даже если будет знать, как управлять судном.

– Обь – сложная река?

– Обь разделена на несколько участков. Считается, что сложный участок – начиная со слияния Бии и Катуни до Камня-на-Оби. Потом идёт водохранилище, где проще. Затем очень сложные новосибирские перекаты, которые идут до устья Томи. Ниже устья Томи река более-менее глубока и широка, там работать проще, но и там есть участки, которые очень сложно проходить как весной, так и в меженный период.

Тут важно работать в тесном контакте с техническим участком, который занимается углублением русла, обставляет перекаты, сообщает об изменениях навигационной обстановки.

– Случаи, когда плот или баржа на мель садились, были?

– Конечно, неоднократно. Плот делают на осадку метр, а нужно чтобы запас под днищем был в 1,2 метра – от нижних брёвен плота до дна. Или у баржи осадка 1,5 метра, а запас воды под днищем на перекате должен быть не менее 10 сантиметров. И пока баржи грузят – уровень воды в реке может упасть, а техучасток не успел нас проинформировать или углубить русло. Ясно, что в такой ситуации и баржа, и плоты сядут на мель.

Когда это происходит – плоты разбирают, уменьшая осадку. А для баржи, гружённой песком или гравием, предусмотрена перепаузка. Подводится к барже, которая сидит на мели, плавучий кран и другая порожняя баржа и разгружается. Если знали, что после мели идёт хорошая глубина – пытались несколькими кораблями баржу по песку протащить, чтобы не делать перепаузку. Несколько теплоходов становились в кильватер и стягивали баржу.

Выручали книги

– Где на территории края вам удалось поработать?

– В 1990 году пароходство меня на «Плотоводе-693» направило в Барнаул в помощь мостоотряду, который строил новый мост через Обь. Им понадобился мощный теплоход-буксировщик. Строили опоры нового моста на воде – до июня 1993 года. В 2006 и 2008 годах, уже на пенсии, был капитаном пассажирского прогулочного теплохода ПТ-63 в Барнауле. А в 2008-2009 годах работал на БМК «Разлив» в Камне-на-Оби на строительстве железнодорожного моста – на малом буксировщике выполняли разъездную работу – возили людей от опоры к опоре и на берег. В последний раз работал на реке в 2010 году. Но надо сказать, многие мои коллеги продолжают трудиться и в 60, и даже почти в 70 лет – если есть нужда в них. Сейчас ведь нет таких объёмов перевозок по реке, как 30-40 лет назад – работу найти сегодня сложнее. А раньше река работала и день, и ночь – по ней круглые сутки ходили суда.

– Необычное случалось?

– Неоднократно видели, как лоси переплывают через Обь, как медведи ходят по берегам или тоже переплывают реку Кеть в верховьях. Однажды мы перевозили живой скот. Мы шли на БВ-55 в конце июня по реке Парабель. И в одном из колхозов нам отчаянно махали с берега руками, просили остановиться. Остановили баржи, подошли к берегу. Оказалось, что нам поступило распоряжение местного райкома партии оставить баржи и, взяв небольшую баржу-аппарель, загрузить на неё скот, который объелся ядовитого веха – 10 ещё живых, но парализованных коров. Взяв скот, мы с максимальной скоростью пошли вниз по реке в райцентр Парабель. Преодолели 200 км за 8 часов – успели сдать коров на мясокомбинат живыми.

– Как протекает корабельная жизнь?

– Работа была в основном двухсменная – по шесть часов. Сначала шесть часов на вахте – это строго, потом шесть часов на обед, сон или отдых. Если не хотелось спать – то на стоянке рыбачили, а на ходу нас выручали книги – телевиденье на реке не работает. Также играли в нарды, шахматы, карты.

Продукты получали в речных портах – нас обеспечивали плавмагазины – по норме на каждого члена экипажа. Питались хорошо, но дополнительно разнообразили меню тем, что добывали сами – выловленной рыбой, дикорастущими ягодами, черемшой.

Работа на реке очень увлекательна, интересна, скучать приходится редко. Ты всегда в движении, каждый раз видишь что-то новое, следишь, как времена года меняют знакомые берега.

Досье

Алексей Гармаш.

Родился в Чарышском районе Алтайского края. В 1972 году поступил в Барнаульское речное училище, которое окончил в 1974 году с отличием. После службы в армии работал мотористом-рулевым на Ново-Ильинской ремонтно-эксплуатационной базе флота Западно-Сибирского речного пароходства. С 1981 года – капитан буксира и других судов.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах