Примерное время чтения: 7 минут
330

«Самое дорогое чувство – благодарность». История мамы из Барнаула

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ-Алтай 24/11/2021
Жизнь семьи наполнилась новым смыслом, заботами и радостями
Жизнь семьи наполнилась новым смыслом, заботами и радостями pixabay.com

«Сегодня, когда такая болезнь страшная появилась, я понимаю, что бояться нужно только одного – потери любимых людей. Тем более, если они тебе подарены Богом и достались болью души и сердца», – говорит Елена Колесникова, многодетная мама из Барнаула, сотрудница УФСИН России по Алтайскому краю.

Некогда плакать

День рождения Егора – поворотный в ее судьбе. Врач роддома остановила роды. Ребенок задохнулся в чреве матери. Когда медики все-таки сделали роженице операцию, малыша извлекли бездыханным. Но откачали. На второй день жизни у него случился паралич. А внутрь его полуживой от потери крови и перенесенных мучений матери зашили… колпачок от пузырька с зеленкой.

Елену вывезли из села Советское в барнаульскую клинику. Сына – следом за ней. Они выжили. Только Егорка остался инвалидом – ДЦП с поражением опорно-двигательного аппарата. А женщина лишилась счастья рожать детей.

Тогда ее всецело захватила одна мысль: инвалидная коляска не должна стать приговором сыну! Значит, нужно было найти силы и возможности, чтобы поставить его на ноги.

«Я долго подавляла чувство жалости к Егору. В противном случае он бы даже голову не начал держать, – признается мама особенного ребенка. – И себя не жалела. Потому что тогда попросту опустила бы руки. Я с ним обращалась, как с обычным ребенком. Он должен был научиться всему тому, что умеют здоровые дети».

Каждый день Елена, чтобы укрепить мышцы малыша, «качала» ему спину. Два подхода по сто упражнений. Он плакал от боли. Бабушка, глядя на эти «издевательства над ребенком», в слезах уходила из дома. Плакали все, кроме Елены. Ей плакать было некогда – она ставила сына на ноги… В два годика Егорка пошел.

Елена с мужем рисовали на стенах буквы и учили не говорящего сына узнавать и называть их. Женщина рисовала на листах ватмана картинки: например, один фрукт и много одежды или много посуды и дом. Спрашивала: «Где здесь яблоко?». Егорка пальчиком показывал на фрукт. «А где то, из чего едят?». Сын указывал на нарисованные тарелки-чашки. Эти самодельные «развивающие пособия» до сих пор хранятся в их доме на память. 

Каждое лето они возили сына к морю, в знаменитую крымскую детскую здравницу Евпатория. Полгода лечили в военно-воздушном госпитале в китайском городе Урумчи. Эти усилия давали хороший результат.

В школу – на руках

Когда пришло время Егору идти в школу, Елена с мужем Евгением решили, что ему необходимо общение с детьми, поэтому оформили сына в обычную общеобразовательную. Как-то на переменке одноклассники толкнули странного мальчика, и он упал, сильно ударившись и разбив голову. Родителям стало понятно: комфортнее и безопаснее ребенку будет в специализированной школе. А такая – только в Барнауле.

Переезд много времени не занял. Им везло: быстро продали жилье в Советском и купили квартиру в Барнауле.

«Единственное, о чем жалею, что пришлось оставить любимую работу, – рассказывает Елена. – Тогда была начальником уголовно-исполнительной инспекции в селе Советское. У нас была футбольная команда из осужденных. Мы с ними ходили в церковь, ездили в Бийск в музеи. В районную библиотеку они все были записаны. Главное – пить бросали! Утром прихожу на работу – мои уже сидят в коридоре, хотя отмечаться им не надо. «Вы чего пришли-то?» – «Поговорить. Вы нас поругаете сейчас, и мы сегодня пить не будем». К одному из осужденных, Саше, как-то с проверкой домой прихожу, вижу, моя фотография из газеты над столом висит. «Зачем повесил?» – «А я как соберусь сесть выпить, на это фото посмотрю – не-е-ет, лучше не буду». Он и сейчас живет в Советском. Помогает кому что надо по хозяйству сделать – дрова порубит, отремонтирует крыльцо или забор. Не пьет… Я считаю, что самое дорогое чувство в жизни – человеческая благодарность».

…В новой школе Егор учился по обычной школьной программе, только в девятом классе его решили перевести на облегченную: парню не давалась геометрия. В начальных классах у мальчишки не хватало сил высиживать все уроки, поэтому мама ходила в школу вместе с ним, чтобы поддержать, помочь. Потом Егор окреп, привык к школьному распорядку и самостоятельности. Но полностью без участия родителей обойтись не мог.

«Десять лет в таком режиме: в школу на руках, из школы на руках, – вздыхает Елена. – По дороге на работу (в Барнаул перевелась инспектором в филиал УИИ по Индустриальному району) приводила, на лавочку перед школьным крыльцом сажала. Вечером с работы забегала, чтобы забрать, – он после уроков на той же лавочке сидел, ждал меня».

После окончания школы главным занятием сына стала бочча – спортивная игра с мячом на точность, чем-то схожая с боулингом и с керлингом. Бочча оптимальна для активных занятий людей с поражением опорно-двигательного аппарата. Она развивает моторику, сосредоточенность, координацию движений.

Егор в этом паралимпийском виде спорта добился впечатляющих успехов. Осенью стал чемпионом Алтайского края по бочче для спортсменов с ПОДА в категории ВС2. А совсем недавно привез серебряную медаль с этапа Кубка России. Кстати, по итогам этих соревнований Егор Колесников прошел в финал общероссийского турнира, который состоится в середине декабря.

Нужен ребенок

Однажды Елена поняла: после такого многолетнего напряжения нужна в их жизни радость. И этой радостью может стать… ребенок! Но она понимала и то, что здоровье не позволит родить. Однако давняя мечта, даже несмотря на несбыточность, томила, жгла душу. И Боженька, к которому обращалась с мольбами о малыше, послал еще одного сына – Артема.

«С Темкой я помолодела лет на 20, – сияет улыбкой Елена. – Раньше все переживания всегда внутри хранила, никому никогда их не показывала. Когда же у меня на руках оказался младенец, я столько счастья почувствовала! Он таким смышленым оказался. Ему было 7 месяцев, когда поехали в Евпаторию. Там в столовой спрашивала: «Что будешь кушать?» Он на тефтели показывает: «А!» – и на толченую картошку: «А!» Представляете, в семь месяцев, когда другие детки только кашки едят, он – тефтели с картошкой. Мужичок».

Жизнь их семьи наполнилась новым смыслом, заботами и радостями. Но в какой-то момент Елена вновь почувствовала, что… чего-то не хватает. Гадала недолго: в их доме нужна маленькая веселая девчонка. Дочку Елена, считает, тоже вымолила.

Первое время Вероника вредничала, «закатывала концерты» и, будучи единственной в мальчишечьем окружении, даже дралась с пацанами на равных. Но сейчас во всем копирует свою обаятельную и привлекательную маму. Занятие для души девочка тоже выбрала красивое – танцы.

...То, что воспитательные усилия потрачены не напрасно, что семья для детей – безусловная ценность, Елена поняла, когда дочка как-то сказала: «Мама, не беспокойся: когда ты станешь старенькой, мы Егора не обидим и не оставим. Он наш любимый братик и всегда будет вместе с нами».

«Мы много пережили разного. Ни о чем не жалею. Мне кажется, что все, что было, – оказалось к счастью», – убеждена любящая и любимая многодетная мама Елена Колесникова.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах