1616

Начальник отделения спецучета УФСИН: «Лишние дни под стражей – не мелочь»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. "АиФ-Алтай" 25/07/2018
Виктор Крутов / АиФ

Уже сто лет в составе отечественной уголовно-исполнительной системы существует служба спецучёта.

Однако ничего пугающего за этим словом нет, уверяет начальник отделения специального учёта УФСИН России по Алтайскому краю Татьяна Титова. Даже гриф «секретно» с документов, с которыми здесь работают, уже давно заменили на более демократичный – «для служебного пользования». А вот то, что сама эта, казалось бы, невидимая служба чрезвычайно важна в деятельности всей пенитенциарной системы, никто даже спорить не будет. Более того: отдел спецучёта уважительно называют «сердцем» колонии.

На свободу с паспортом!

Елена Николаева, АиФ-Алтай: Татьяна Анатольевна, какие задачи выполняет отделение спецучёта?

Татьяна Титова: Самая главная наша задача – обеспечить своевременное освобождение человека из-под стражи, из исправительных учреждений и незаконного содержания под стражей. Это приоритетные направления. Кроме того, мы занимаемся рассмотрением жалоб и заявлений, в том числе просьбами о помиловании. Ведь по законодательству, любой осуждённый (даже кому назначен пожизненный срок) может обратиться с ходатайством к Президенту о помиловании.

– И как часто просьбы о помиловании удовлетворяются?

– О тех, кто отбывает пожизненное наказание, сказать ничего не могу: у нас в крае вообще такого контингента нет. Что же касается вообще подписанных Президентом помилований, то в крае последний такой случай был семь лет назад. Тогда помилование получили две осуждённые из колонии-поселения №7 и двое осуждённых из колонии-поселения №2.

– Сотрудники спецучёта занимаются и паспортизацией?

– Да, это ещё одно важное направление нашей работы. Не все поступающие в исправительные учреждения осуждённые имеют этот документ, а вот выпустить с ним на свободу мы обязаны каждого. Ведь наличие паспорта даёт возможность человеку после освобождения получать социальные выплаты, встать на учёт в службу занятости, оформиться на работу и т. д. Конечно, мы предпринимаем все меры по розыску каждого утерянного паспорта, но если поиски оказываются безуспешными, то начинаем процедуру восстановления. Первым делом обращаемся в управление по вопросам миграции ГУ МВД России по Алтайскому краю за подтверждением сведений о российском гражданстве.

За первое полугодие этого года было оформлено 794 паспорта осуждённым, которые не имели документа в личном деле или у которых срок год- ности его истёк. Сейчас в краевых исправительных учреждениях содержатся 215 осуждённых, которым необходимо получить или заменить паспорта.

И считают, и читают

– В последнее время изменения уголовного законодательства происходят довольно часто. Это влияет на работу вашей службы?

– Да, прежде УК РФ десятилетиями не менялся, и мы знали наизусть все статьи. Сейчас же просто невозможно наизусть помнить статьи, санкции, последние изменения. Изменения происходят в год по несколько раз. Сейчас, например, предстоит очень большая работа по пересчёту дней с зачётом предварительного содержания под стражей для осуждённых, которым назначена колония-поселение (им идёт, по новым изменениям, день за два), и для осуждённых, которым назначен общий режим (день за полтора). Правда, за исключением перечня статей, которые не подлежат пересчёту.

– Мы много говорили об освобождении, но ведь ваши сотрудники решают, и в какой конкретно колонии человеку срок отбывать?

– Действительно, в какое именно учреждение направлять, решаем мы. Это решение зависит от режима, который назначает суд. Хотя бывают случаи, когда место отбывания назначается по указанию ФСИН России. Например, в Алтайском крае сейчас нет колонии для несовершеннолетних. Теперь по несовершеннолетним приходит указание ФСИН России. Мальчишек, как правило, направляем в Новосибирск, девочек – в Томск. Взрослых осуждённых мы в подавляющем большинстве случаев оставляем в крае, потому что здесь есть все условия содержания: колонии общего, строгого и особого режима, колонии-поселения. Разве что нет условий содержания для бывших сотрудников правоохранительных органов (в крае есть только соответствующая колония-поселение) и для осуждённых беременных и матерей с детьми.

– Можно сказать, что сотрудники отделения спецучёта знают о каждом осуждённом всё?

– Думаю, можно. Во всяком случае мы знаем всё, что занесено в его личное дело: анкетные данные, где родился, паспортные данные, страховые полисы, какая группа крови, где проживал до ареста, каким судом осуждён, какая статья, какой срок, начало и конец срока, УДО, перевод на колонию-поселение, родственники, круг друзей и тех, кто с ним проходил по данному делу, особые приметы, состоит ли на профилактическом учёте… Эти и другие сведения мы заносим в автоматизированную базу данных. Чтобы правильно это сделать, мы должны каждое дело, даже если оно объёмом в несколько коробок, прочитать от начала до конца.

О профпригодности

– Для такой работы нужны какие-то особые качества? Специальное образование?

– Сейчас обязательно требуется юридическое образование. Но, думаю, что высшее юридическое образование всё же не главный показатель профпригодности. Главное – внимательность. Всем своим сотрудникам я говорю: «Надо уметь читать личное дело!». Если прочтёшь невнимательно, можно таких непоправимых ошибок наделать, что потом уголовное дело заведут уже на тебя самого. Допустим, осуждённому по приговору суда дали наказание 3 года 6 месяцев и 5 дней. Потом по апелляционному определению приговор пересмотрели и 5 дней убрали. Но, если сотрудник спецотдела это апелляционное определение не дочитал или прочитал невнимательно и посчитал срок как по обвинительному приговору, то человек пересидит 5 дней.

– Но ведь это всего 5 дней…

– Это не мелочь! К этому вопросу в нашей системе всегда относились очень строго. По стране есть случаи, когда в отношении сотрудников, допустивших ошибки при подсчётах срока заключения, заводились уголовные дела. И в крае, к сожалению, был подобный случай. В 2004 году за такую вот оплошность уголовное дело завели на руководителя спецотдела колонии №3.

Знаете, если ошибётся бухгалтер, недосчитает заработную плату или переплатит, то это исправимо: в следующем месяце работнику либо доплатят деньги либо их удержат. А если ошибёмся мы, то это непоправимо! Если человек пересидит 10 дней, ему это время не вернёшь, а если его отпустят на 10 дней раньше, то его уже не поймаешь и не «закроешь».

Думаю, наша служба – вечная. Не только потому, что возрастом в век. Просто здесь сосредоточен огромный объём информации. А информация – имела, имеет и всегда будет иметь наиважнейшее значение.

Досье

Татьяна ТИТОВА.

В систему УИС УФСИН (тогда – МВД СССР) пришла в ноябре 1981 года оператором телетайпа. Закончила пединститут, в 1993 году перешла на работу в спецотдел изолятора для несовершеннолетних №5. Работала старшим инспектором. С 2000 года – начальник отделения спецучёта УФСИН России по Алтайскому краю.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах